ТРЕБУЮТСЯ : ДЖЕКСОНОВСКИЕ ДЕМОКРАТЫ ТРЕБУЮТСЯ : ДЖЕКСОНОВСКИЕ ДЕМОКРАТЫ — Новости: Израиль, Ближний Восток и остальной мир — другой взгляд
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Лента новостей  >  Данная статья

ТРЕБУЮТСЯ : ДЖЕКСОНОВСКИЕ ДЕМОКРАТЫ

09/02/2015

В мемуарах Иегуды Авнера «Премьер-министры» американских персонажей немало. Но однозначно с симпатией советник Рабина, Переса и Бегина описывает только одного. «Высокий обаятельный джентльмен…постоянный союзник Израиля и защитник прав евреев, запертых за железным занавесом…человек с репутацией легендарного переговорщика» Это сенатор Генри Мартин Джексон (1912-1983), едва ли не самый интересный политик-демократ 20 века. Позиции Джексона – прежде всего внешнеполитические  — сделали его уважаемым даже  среди республиканцев-ястребов, а значимость сенатора только возрастает  с годами. Сегодня, когда (данные опроса 2014 года) поддержка Израиля республиканцами и демократами (республиканцы – 73%, демократы – 44%) указывает на нежелание однопартийцев Джексона встать на сторону единственного проамериканского государства на Ближнем Востоке, впору сделать заголовок статьи боевым кличем тех «ослов», кто хочет сохранить лучшее, что было в Демократической партии.

В кратком рассказе о Джексоне воздержусь от чрезмерной идеализации героя. Всё же по ряду пунктов сенатор оставался типичным либералом эпохи Нового Курса. Собственно, есть мнение, что, если бы не Рузвельт и Новый Курс, то молодой юрист из штата Вашингтон оказался бы в рядах республиканцев, но этого не случилось. Потому, если взглянуть на экономические воззрения Джексона, то консерватору они вряд ли понравятся – вера в правительственное регулирование бизнеса сенатора не оставляла до конца жизни. Но при этом «Скуп» (кличка персонажа из комиксов приклеилась в детстве и означала умение юного Генри ускользать от исполнения домашних обязанностей подобно тому самому персонажу) всегда поддерживал снижения налогов и голосовал за подобные инициативы при Кеннеди и Рейгане.

Зато в социальных вопросах Джексон был куда ближе республиканцам. Он был против «новых левых» и защиту равных прав для меньшинств не смешивал с требованиями прав особых. В общем, умение сенатора сохранять верность либеральной политике поры ФДР в сочетании с умеренным консерватизмом сделало его идеальной фигурой в Сенате для деловых контактов демократов и республиканцев, так как среди «слонов» Джексон стал весьма популярен. Как говорил сам «мистер Консерватор» Барри Голдуотер, республиканцам-ястребам необходимо, чтобы Джексон был «рядом долгие и долгие годы, так как он всегда придаёт нам уверенность». Ричард Никсон, несмотря на ряд разногласий с сенатором восхищался «заслугами Джексона перед его партией и Америкой».  Про Рейгана чуть ниже.

Но, несмотря на усердие «Скупа» в защите интересов штата (потому избиратели отправляли его сперва в Палату представителей, а потом и в Сенат с 1941 по 1983), особую известность он приобрёл антикоммунистическими и «ястребиными» взглядами. Джексон ожидаемо сотрудничал с сенатором Джо Маккарти в выявлении рисков для безопасности среди госслужащих, хотя в результате оказался среди врагов «стрелка Джо». Здесь благороднее себя вёл как раз демонизируемый республиканец, всегда уважительно отзывавшийся о Джексоне («Я особенно благодарен сенатору от штата Вашингтон за его помощь…Он информирован лучше любого сенатора»). Но два выдающихся антикоммуниста всё же расходились в главном : Маккарти, пусть и отвергал изоляционизм «старых правых», видел особую опасность в коммунистах и их подручных внутри США, Джексон считал более важной внешнюю угрозу. В идеале им бы как раз в паре и работать, но идеал обычно недостижим. На ходу замечу, что «стрелок» и «Скуп» ещё и оказались по разные стороны баррикад в «китайском вопросе», но странная и смущающая даже почитателей Джексона (меня, например) симпатия сенатора к коммунистическому Китаю стала развиваться с годами. Объяснения есть – после Второй Мировой Джексон так и не избавился от неприязни к Японии, а по мере нарастания напряжения между США и СССР стал видеть в рассорившихся с Советским Союзом китайцах потенциальных союзников. Здесь «Скуп» явно ошибался, но ошибки свойственны даже умнейшим людям.

Джексон не просто выступал против коммунизма и Советского Союза. Он чётко осознавал необходимость мирового лидерства именно США. По словам биографа Джексона, Роберта Дж. Кауфмана «Джексон неизменно выступал за продвижение демократии и защиту прав человека за рубежом…Для него выживание США было главным условием достижения благородных целей. Сила и готовность её применить оставались необходимыми для поддержания разумного международного порядка». Поэтому Джексон всегда был на стороне сторонников роста и модернизации вооружения и  за активное противостояние коммунистическим агрессиям в Корее и Вьетнаме. Демократ Джексон часто критиковал республиканскую администрацию Никсона именно за недостаточный антикоммунизм и политику разрядки, полагая такую позицию и договоры вроде ОСВ уступками советскому режиму. Сегодня воспринимается почти анекдотом, но «Скуп» даже противился назначению Доналда Рамсфелда на пост министра обороны,  подозревая, что республиканец за время работы на Никсона и Форда заразился духом разрядки. Но своей деятельностью  Рамми быстро убедил Джексона, что более «ястребиного» министра сенатору нельзя было и представить.

Сенатор ещё в 50-е сформулировал задачи американской внешней политики : «Свободное общество должно принимать все необходимые усилия для победы над советской тиранией…результаты Холодной войны определят, какая мировая система будет создана на нашей планете – коммунистическая или та, при которой смогут процветать свободные институты».

Антикоммунизм сенатора во многом и сделал его одним из авторов той самой знаменитой поправки Джексона-Вэника (1974). Она накладывала ограничения на торговые отношение со странами без рыночной экономики, которые, к тому же, отмечены в нарушении прав граждан. Во многом она была вызвана усилиями советских властей остановить выезд евреев в Израиль.

И, разумеется, Джексон стал не только «лидером Демократической Партии в вопросах безопасности и обороны».(определение консервативного аналитика М.Стентона Эванса), но и едва ли не самым активным сторонником Израиля. В семье «Скупа» уважение к евреям и отвращение к антисемитизму прививалось с детства, позже на молодого сенатора сильнейшее впечатление произвело посещение освобождённого Бухенвальда. Но главное – Джексон просто понимал, что место порядочного человека на стороне Израиля, а сильный Израиль есть лучший союзник США. «Израиль – оазис цивилизованного прогресса на Ближнем Востоке». В начале 70-х Джексон был одним из самых активных сторонников принятия законопроектов о военной помощи Израилю. Сенатор не раз посещал Ближний Восток, хотя отношения с Голдой Меир, например, у него сложились более тёплые, чем с Менахемом Бегином. Отрицавший употребление алкоголя и табака «Скуп» даже пытался отучить Меир от курения, но премьерша только обдала его клубами дыма со словами «Спокойно, сенатор, молодой  я уже не умру». И даже разногласия с Бегином (Джексон не одобрял чрезмерную религиозность премьера и введение войск в Ливан без консультаций с США) никак не влияли на произраильские позиции «Скупа». Он говорил про Бегина «Мистер Бегин человек слова…Он патриот. Он боится за будущее своей страны. Вся его жизнь – борьба за Израиль».и был среди тех, кто одобрил израильскую атаку на иракский ядерный реактор в Озираке. Что немаловажно, Джексон к тому же  был против заигрывания американской администрации с ближневосточными исламскими государствами. Например, всячески противился поставкам нового вооружения в Саудовскую Аравию, считая, что это плохо отразится на безопасности Израиля. Естественно, сенатор всегда был противником «Палестинского государства» и отметал все разговоры о «возвращении к границам Израиля до 1967» как нацеленные на подрыв безопасности страны.

Разумеется, Джексон не мог провести столь долгий срок в Конгрессе без президентских амбиций. Он мог оказаться  в президентском кресле в результате трёх предвыборных кампаний. Ничего не вышло, а неудачи Джексона в этой области сильно навредили Демократической Партии.

В 1960 возглавлявший тогда Национальный Комитет Демократической Партии Джексон рассматривался кандидатом в вице-президенты. Однако привлечение голосов южан оказалось важнее, и пару Кеннеди составил Линдон Джонсон. Самого Джексона вообще оттеснили преимущественно леволиберальные интеллектуалы, отчего президентство Кеннеди стало разочарованием для многих антикоммунистов, ожидавших продолжения жёсткой антисоветской политики, которую олицетворял как раз «Скуп». Поэтому отток из демократов в республиканцы начался уже тогда. Между тем, окажись Джексон вице-президентом, то пули взращённого КГБ Освальда могли  сделать президентом  едва ли не самого антисоветского политика в США.

Предвыборная кампания 1972 года вряд ли могла закончиться хорошо для демократов. Никсон в общем и целом справлялся с безрадостным наследием Джонсона, и его второй срок был почти гарантирован. В результате демократы отправили на выборы совсем левого Джорджа Макговерна с ожидаемым результатом. Но я отмечу одного из самых активных союзников Джексона, неистового раввина Меира Кахане. Кахане описал своё отношение к сенатору в привычно агрессивной манере, которая не препятствует  свойственную великому Меиру способности видеть саму суть вопроса : «Джексону не надо гоняться за еврейскими голосами, он руководствуется своей внешнеполитической позицией…Он понимает, что важно для США».

В 1976, напротив, республиканцы с трудом могли рассчитывать на успех. Скандалы в окружении Никсона, отставка самого РН, не слишком уверенное президентство Форда  — всё в пользу демократов. Вот только сами демократы с конца 60-х стали уходить всё больше и больше влево и в сторону изоляционизма. Джексон не желал сдаваться и забывать о традициях «либералов Холодной Войны», поэтому его  победа стала бы спасением для демократов. Да, по экономической части президент Джексон оставался слева, но его социальный консерватизм и антикоммунизм встряхнули бы Демократическую Партию и вытеснили набежавших левых радикалов в партийные маргиналы. Кто знает, возможно, «Скуп» даже перехватил бы у Рейгана лавры победителя в Холодной Войне. Не удалось. Демократы выставили Джимми Картера, который очень быстро показал себя противоположностью Джексону в целом ряде вопросов, прежде всего внешней политике. Ряд тесно сотрудничавших с нашим героем демократов порвали с картеровской администрацией (те, что ещё в 1972 создали Коалицию Демократического Большинства, например). Поэтому Джин Киркпатрик или Пол Волфовиц стали помогать уже республиканцам и вскоре стали важными фигурами в неоконсервативном движении. «Скуп» не желал признавать поражение и до последнего старался спасти Демократическую Партию. Правда, его старания по превращению Эдварда Кеннеди (который был ещё левее Картера) в героя «старых демократов» ожидаемо провалились и сегодня кажутся скорее жестом отчаяния. Стало понятно, что таким героем оставался именно Джексон, а с его поражением демократы обрели себя на дальнейшее полевение и беспомощность в противостоянии тоталитарным режимам.

Приход республиканца Рейгана стал для демократа Джексона положительным событием. Он по-прежнему был критичен к консервативной экономической программе республиканцев (кроме снижения налогов, как уже говорилось), но в остальном РР был его президентом куда больше, чем Картер. По словам Киркпатрик, «Джексон очень уважал Рейган, потому что понимал правоту президента…Джексон уважал его за серьёзность и готовность противостоять коммунизму и советской экспансии». Увы, смерть «Скупа» в 1983 не позволила ему увидеть, как усилия героев-антикоммунистов (и его не в последнюю очередь) привели к крушению коммунистической системы.

А вот не самые лучшие процессы в Демократической Партии продолжилось. Собственно, определение «джексоновский» уже перешло к республиканцам, и не только неоконсервативным. Осторожный оптимизм сподвижникам Джексона внушил было Клинтон, но очень скоро они разочаровались и в нём. В 21 веке самыми видными джексоновскими демократами оставались, наверное, Р.Джеймс Вулси и экс-сенатор Джозеф Либерман. Вулси успел даже поработать директором ЦРУ при Клинтоне. К тому же он известен предисловиями к книгам израильской публицистки Кэролайн Глик и экс-генерала румынской разведки Иона Михая Пачепы. Так что Вулси заветы Джексона хранит. Либерман побывал кандидатом в вице-президенты-2000, но своё разочарование в Демократической Партии сформулировал в 2008 : «Демократы при Рузвельте, Трумэне и Кеннеди следовали  принципиальной сильной интернационалистской политике, которая оказалась успешной. Сегодняшние демократы видят Америку главной угрозой миру».  Поэтому  сегодня Либерман числится «независимым».

Но это всё проблемы демократов. Лучшее в делах и идеях Джексона никуда не делось. Просто теперь эти дела и идеи принадлежат консервативным республиканцам. Попытаются ли демократы вернуть их? Пока маловероятно, но, может, события на Ближнем Востоке и в Восточной Европе их вразумят. Что касается Джексона, то, думаю, стоит признать – достижения «Скупа» превосходят его ошибки. Поэтому в завершение цитата из ещё одного известного израильского деятеля, а в прошлом советского диссидента, Натана Щаранского : «Когда я слышу имя Генри Джексона, то вспоминаю 51 том своего уголовного дела…Среди имён я мог найти имена своих «официальных сообщников»…И было там одно имя, которое упоминалось сотни раз, имя главы всего заговора и моего первого подельника. Я его никогда не встречал, никогда с ним не разговаривал, но именно это имя стало олицетворением всего лучшего на Западе, всех тех людей с Запала, кто пришёл к нам на помощь в нашей борьбе…Это было имя сенатора Генри Джексона».

Иван Денисов.

Вам также может быть интересно...

Япония и Южная Корея отмечают 50-тилетие дипотношений

Читать далее →