Чем заняться приличному человеку в ООН? Часть Первая Чем заняться приличному человеку в ООН? Часть Первая
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Лента новостей  >  Данная статья

Чем заняться приличному человеку в ООН? Часть Первая

08/06/2015

И снова о круглых датах. Как раз 70 лет назад (точнее, с 25 апреля по 26 июня 1945 года) в Сан-Франциско проходила Конференция Международных Организаций, которая и дала нам ООН. Председательствовал на конференции советский шпион Олджер Хисс – хотя, конечно, председательствовал не как шпион, а как высокопоставленный чиновник Госдепартамента – что уже говорит о многом. Поэтому итоги работы ООН не так давно чётко сформулировал экс-министр обороны США Доналд Рамсфелд : «Мало реальных заслуг, много антиамериканской и антиизраильской риторики».

Тем не менее в истории организации интересные люди были. Если говорить о послах США, то здесь можно найти демократа Адлая Стивенсона (благодаря которому в политическом обиходе появился термин «голубь» для обозначения мирного политика) или республиканца Джорджа Буша-ст. (побывавшего, кажется, на всех возможных – и невозможных – постах). Но в колонке вспомним троих деятелей, представляющих разные партии, но объединённых стремлением придать ООН хоть какое-то благородство и использовать организацию для защиты цивилизованного мира.

FUCK’EM!

Не буду переводить, хорошо? Уж очень славно звучит. Именно такую позицию по отношению к чиновникам ООН предложил Дэниел Патрик Мойнихэн (1927 – 2003, в ООН работал в 1975-76 годах). То, что прозвучала она из уст видного во всех отношениях – от двухметрового роста до активной политической жизни – интеллектуала, сделало её только убедительнее.

Мойнихэн интересный пример либерального демократа, который стал очень популярен и среди консерваторов. «Пат» был либеральнее другого демократического любимца республиканцев, сенатора Генри Джексона, но не избегал сотрудничества с консерваторами, напротив, призывал к нему («необходима стабильность социального порядка, поэтому нужен союз с консерваторами, которые разделяют озабоченность этим вопросом»). Свободен Мойнихэн был и от слепой партийной дисциплины, потому, оставаясь демократом, не раз критиковал политику «ослов». Вот  в консервативной аналитике и можно найти такие определения Пата, как «либерал для думающего человека; его советы, если бы их слушали, спасли бы либерализм» (Стивен Хэйуорд) или просто «впечатляющий либерал» (Чарлз Кеслер).

При Кеннеди и Джонсоне Мойнихэн был заместителем министра труда. И в 1965 обратил на себя внимание исследованием «Негритянская семья : Вопрос национальной важности» (оно же «Доклад Мойнихэна»). Хотя в докладе было достаточно либеральных штампов (тяжёлое наследие рабства, помощь правительства для достижения равных результатов) левых либералов он как раз обозлил. Мойнихэн в докладе обозначил распад семей – зачастую поощряемый правительственными программами помощи матерям-одиночкам – как серьёзнейшую причину безработицы и бедности чернокожего населения.

Негодующие крики левых «Мойнихэн винит жертв!» не устрашили нашего героя. Хотя он и приветствовал ряд программ джонсоновской «войны с бедностью», но потом с готовностью разобрал их провал : «Правительство просто не знало, что делало. Была теория. Точнее, несколько. Всё». Нервическая реакция к тому же указывала, что своей интеллектуальной смелостью Мойнихэн помог усилиться «гражданской войне старых и новых левых», то есть либералов старой школы и радикалов 60-х. По словам самого Пата, «чёртовы либералы-элитисты выгнали из Демократической партии простых людей».

Республиканцы не стали прятаться от сотрудничества с Мойнихэном. В богатой на таланты администрации Никсона Пат был советником президента по вопросам городского развития. Представлял он, конечно, либералов. Также работавший с Никсоном экономист Герберт Стейн говорил : «С помощью Мойнихэна Никсон искал одобрения либерального истеблишмента, которого не было, но которого он хотел». Хотя докладная записка Пата президенту по расовым проблемам была вполне консервативна : «Вопросам расы пойдёт на пользу период «доброжелательного игнорирования». Тему затерзали обсуждениями истерики и параноики со всех сторон. Нужен период негритянского прогресса и затихания демагогии».

Критикуя издержки джонсоновских программ, Мойнихэн оставался сторонником правительственного активизма. Но и к внешней политике  проявлял немалый интерес. Вот его лекция 1974 года : «Нет такой борьбы за личную свободу (национальную независимость или национальное выживание), которая бы не влияла на политическую жизнь США. В таких условиях я полагаю только один путь способен сделать внутреннее напряжение переносимым. Это влияние Соединённых Штатов в пользу режимов, обещающих максимальную свободу». Политику разрядки Мойнихэн называл «замаскированным отступлением».

А в 1975 уже другой республиканский президент, Форд, отправил Пата в ООН. Мойнихэн стал первым действительно ярким послом США. Быстро разобравшись в ситуации, он объявил : «Представителей Америки должны бояться на международных форумах за нашу готовность говорить правду». К чему добавлял : «никаких извинений перед морально ущербными». И вскоре стал грозой антизападной публики ООН.

Появление Мойнихэна на трибуне повергало врагов США и Израиля в ужас. Он приводил занимательные математические выкладки (в среднем правительства стран-членов ООН свергаются раз в 11 лет, поэтому «тоталитарные диктаторы не будут читать нам лекции о демократии»). Предлагал прекратить помощь США странам, которые голосуют против Америки : «пускай Танзания получает деньги из тех же столиц, откуда она получает политические установки». И даже когда он не смог остановить омерзительную резолюцию ООН 3379 о «сионизме как форме расизма» (изготовленную в соответствующих отделах ЦК КПСС и продвигавшуюся где-то с 1965 года), то его речь (в написании которой поучаствовал публицист Норман Подгорец) стала шедевром : «Соединённые Штаты заявляют Генеральной Ассамблее ООН, что они не признают, не будут подчиняться и не станут терпеть этот позорный акт…Великое зло выпущено на свободу».

После выступления Мойнихэн подошёл к послу Израиля и сказал… ту самую короткую и ёмкую фразу, вынесенную в заголовок главки.

Антиамериканская и антиизраильская публика, несмотря на принятие резолюции, опасалась дальнейших действий Пата и начала кампанию против него. Полезным идиотом оказался посол Великобритании Айвор Ричард. Его регулярные нападки в конце концов привели к уходу Мойнихэна. Отметим, что госсекретарь Генри Киссинджер, на словах поддерживая Пата, не очень стремился помочь тому или хотя бы сказать что-то критическое в адрес Ричарда. Впрочем, разногласия с госсекретарями – проблема всех героев статьи.

По возвращении в политическую жизнь США Мойнихэна встретили как героя. Ведущее консервативное издание «Нэшнл ревью» объявило Пата «человеком года», хотя, по иронии судьбы, такая оценка «НР» помогла тому, что Мойнихэн выиграл выборы в Сенат от штата Нью-Йорк, опередив Джеймса Бакли (брата Уильяма Бакли, основателя «НР»).

Многие ждали, что ДПМ станет лидером для консервативных демократов и, если не примкнёт к неоконсерваторам (в основном как раз либералов старой школы, разочарованных левым креном Демократической Партии и перешедших к «слонам»), то станет удерживать «ослов» от полного полевения. Особенно, после смерти в 1983 Генри Джексона. Однако Мойнихэн всё же не обладал политической мощью Джексона и предпочёл двигаться по течению, то есть влево. Поэтому консерваторы в позднем Пэте разочаровались, не забывая отдавать должное его прежним заслугам.

Впрочем, отметим  важный ход сенатора Мойнихэна. В 1989 он помог в утверждении кандидатуры одного республиканского юриста на пост заместителя госсекретаря по вопросам международных организаций, чему весьма противился сенатор Джон Керри (да, знакомые всё лица). Звали юриста Джон Болтон, и его мы не раз вспомним. А действия Пэта можно назвать его последней победой над врагами из ООН.

Хотя достойного преемника в ООН Мойнихэн ждал не так долго. До начала 80-х. Но о нём, а точнее о ней, в следующий раз.

Продолжение следует.

Иван Денисов

 

 

Вам также может быть интересно...

Czernowitz: Еврейский город, которого нет

Читать далее →