Чем заняться приличному человеку в ООН? Часть Вторая Чем заняться приличному человеку в ООН? Часть Вторая
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Лента новостей  >  Данная статья

Чем заняться приличному человеку в ООН? Часть Вторая

15/06/2015

Полагаю, все, кто прочитал первую часть, догадались, кому будет посвящена часть вторая. Это Джин Киркпатрик. И назовём короткий рассказ о ней…

«ЭТО НЕ ОН, А ОНА»

Рональд Рейган всегда внимательно следил за аналитической периодикой (хотя не любил в том признаваться). И вот в 1979 его внимание привлекла статья «Диктатуры и двойные стандарты» за подписью «Джин Киркпатрик». «Этот Киркпатрик, кто он?» — спросил РР своего советника Ричарда Аллена. «Это не он, а она», — последовал ответ. Можно сказать, таким образом и началось  сотрудничество Киркпатрик и Рейгана.

Джин Киркпатрик (1926-2006, годы работы в ООН 1981-1985, первая женщина-посол от США в истории) тоже была демократкой. Но демократкой «джексоновской», то есть представительницей «ястребиного» и умеренно консервативного крыла партии с сенатором Генри Джексоном во главе (созданная после выборов 1972 Коалиция за Демократическое Большинство с Джексоном-почётным председателем).

Киркпатрик, как и Мойнихэн, была из числа интеллекуталов-политиков, но её разочарование в действиях Демократической партии и лично президента Картера в конце концов заставило ДК пойти дальше Мойнихэна и даже Джексона. Киркпатрик примкнула к «рейганавтам», а в 80-е вовсе стала республиканкой.

Неубедительный полуизоляцинизм и общее пораженчество Картера сильно нервировало демократов-ястребов и лично Киркпатрик. Стремление Картера обличать нарушения прав человека в готовых к сотрудничеству с США странах, забывая о том, что творится при коммунистических режимах, в конце концов привела к появлению той самой статьи «Диктатуры и двойные стандарты». В ней Киркпатрик объясняла, что авторитарные режимы имеют способность со временем трансформироваться в относительно демократические. Поэтому США следует активнее бороться с коммунистическим тоталитаризмом врагов и поощрять постепенный переход к демократии среди достаточно проамериканских правительств. (Не принижая достоинств Киркпатрик, но напоминая о её интеллектуальном родстве с Рейганом замечу, что статья РР 1977 была посвящена тем же темам).

При этом переходить в республиканский стан профессор Киркпатрик долго не хотела. Но многое изменил визит к Картеру в 1980. Группа консервативных демократов (кроме Киркпатрик – Норман Подгорец, Мидж Дектер, Эллиотт Абрамс и другие) пришла к президенту в надежде, что после обострения отношений с СССР из-за Афганистана тот наконец-то образумится. Однако нет. По замечанию очевидца, речи демократов-ястребов оказали на Картера следующее воздействие : «его взгляд в менее демократическом обществе означал бы, что оппонента уже ждёт расстрельная команда».

Выслушав всех собравшихся, президент заявил : «Ваш анализ ошибочен» и предложил серьёзно заняться правами человека…в Уругвае. То есть практически дал начало развитию неоконсервативной внешней политики, в которой разочарованные демократы-ястребы станут играть серьёзную роль. А Киркпатрик станет одним из лидеров неоконсерватизма вообще.

Впрочем, как раз её после той судьбоносной встречи администрация Картера обеспокоила телефонным звонком с предложением сотрудничать. «Благодарю. У меня уже есть с кем пойти на свидание», — отреагировала Киркпатрик. Как вы уже догадались, этим кем-то был кандидат в президенты от Республиканской Партии Рональд Рейган.

В кабинете Рейгана, надо признать, ДК приходилось нелегко. Незаурядные личности всегда враждуют, незаурядные личности вокруг РР только подтвердили эту истину. Дело даже не в Нэнси Рейган (жена президента, говорят, испытывала дискомфорт, когда РР оказывался в обществе Тэтчер или Киркпатрик, так как с ними ему было легко и просто общаться из-за особой интеллектуальной близости).

Госсекретарь Александр Хейг видел в Киркпатрик серьёзную соперницу, поэтому всячески стремился минимизировать её влияние на президента. Со сменившим Хейга Джорджем Шульцем отношения складывались получше, хотя и Шульц не упускал возможности сократить влияние Киркпатрик (например, сорвал её назначение на пост советника по безопасности).

Впрочем, Киркпатрик своих соперников-госсекратарей всегда могла поставить на место. Однажды, после бойни в лагере беженцев Сабра и Шатила, устроенной ливанскими христианами, но успешно сваленной на Израиль (не помешали, дескать), Шульц зашёл к ДК с возгласом : «У меня чувство, будто наши руки в крови. Американское оружие для Израиля сделало возможным убийства женщин и детей». Киркпатрик спокойно ответила : «У меня нет такого чувства. Мы никого не убивали. Насколько я знаю, израильтяне тоже. И я сомневаюсь, что фалангисты пользовались американским оружием». (Добавлю, что благородная госпожа Киркпатрик потом писала про Шульца «со временем он стал хорошим и надёжным другом Израиля»).

В ООН Киркпатрик увидела политический аппарат, с которым тягаться достаточно трудно : «Африканский блок поддерживает арабов по всем антиизраильским вопросам, а арабы поддерживают африканский блок в атаках на ЮАР. Советские клиенты вроде Кубы управляют неприсоединившимися странами…Европейцы не стараются объяснять и защищать западные ценности…они предпочитают «понимать» точку зрения критикующих их стран третьего мира». Но её это не остановило. Основными направлениями своей деятельности она сделала постоянную критику СССР, защиту американских интересов в Латинской Америке, поддержку Израиля и напоминание о бездействии ООН в борьбе с тоталитаризмом : «Они молчали, когда 3 миллиона камбоджийцев были умерщвлены…четверть миллиона угандийцев стали жертвами Иди Амина…а тысячи советских граждан лишены равных прав».

С СССР было проще : Киркпатрик регулярно напоминала о сущности советского режима : «Насилие и ложь стали обязательными инструментами советской политики» (из выступления 1983 года после того, как СССР сбил южнокорейский лайнер).

В вопросах Латинской Америки посол США сделала основными мишенями коммунистических террористов в Сальвадоре, а потом сандинистов в Никарагуа («так называемые сандинисты предали идеи «страны и свободы» и создали марксистско-ленинистскую диктатуру»). Получить враждебные режимы на своём «заднем дворе», да ещё в компании с Кубой американцы не собирались, а Киркпатрик не собиралась позволить ООН помогать коммунистам.

Правда, связи ДК с латиноамериканскими и южноамериканскими политиками стали причиной её нежелания выступить на стороне Великобритании в конфликте с Аргентиной. Вообще у Киркпатрик были неплохие доводы (во Вьетнаме и той же Латинской Америке британцы не очень стремились поддержать усилия США), но всё же её попытки избежать поддержки Британии не стали звёздным часом посла.

Всё искупила твёрдость Киркпатрик в защите действий США по ликвидации коммунистической угрозы на острове Гренада в 1983 : «на острове были созданы условия для защиты советского военного присутствия в этом полушарии».

Антиизраильские настроения в ООН стали очевидны для Киркпатрик очень быстро : «Я не думала, что Холокост может повториться, пока не попала в ООН». В ряде вопросов она успешно отражала атаки на главного союзника США, следуя своей убеждённости о важности стратегических и культурных связей с Израилем. Поэтому на попытки арабских стран исключить представителя Израиля Киркпатрик ответила предложением заморозить помощь беженцам на 285 миллионов долларов. Когда Сирия и Ливия повторили попытку, Киркпатрик совместно с сенатором Мойнихэном (снова он!) и конгрессменом-республиканцем Джеком Кемпом предложила резолюцию об отказе США от финансирования ООН.

Однако после атаки Израиля на атомный реактор в Озираке посол Киркпатрик присоединилась к тем, кто осудил действия еврейского государства. Биограф ДК Питер Кольер подчёркивает, что «она убеждала Рейгана воздержаться от голосования в ООН и получила приказ свести резолюцию к простому осуждению». Да и историк Стивен Хэйуорд добавляет : «никто не сомневался в правоте Израиля…но театр международной демократии требовали от США присоединения к «негодованию» и высказыванию неудовольствия в ООН». Но, наверное, США стоило быть поактивнее в поддержке Израиля, когда тот действительно в ней нуждался.

Принижать заслуги Киркпатрик я, впрочем, не собираюсь. Её деятельность в ООН была в основном удачной и даже удачнее, чем Мойнихэна. Главный показатель – стойкая ненависть к ДК в СССР и активная кампания гэбешных дезинформаторов против неё. Хотя нет, главный показатель это слова великого Сахарова. Он, правда, произносил фамилию посла, как «Киркпацки», но добавлял : «Ваше имя знают в каждой камере гулага».

Поэтому выступление Киркпатрик на съезде Республиканской Партии 1984, где она стала основным оратором, могло вызвать неудовольствие у некоторых умеренных республиканцев, но стало действительно событием. Хотя бы её знаменитая фраза про демократов, которые «Считают Америку первым виновником всех бед» (увы, сегодня и некоторые республиканцы ведут себя так же). Фраза вошла в повседневный обиход, а тот самый съезд и принятую на нём программу уже упоминавшийся Хэйуорд назвал событиями, окончательно утвердившими консервативную направленность Республиканской партии.

В эпоху «после Рейгана» Киркпатрик иногда удивляла консерваторов своими словами и оценками. Например, она была против применения силы, когда Хуссейн захватил Кувейт, считая санкции достаточной мерой. По окончании войны в Заливе Киркпатрик снова озвучила неудовольствие, теперь уже тем, что иракский диктатор не был свергнут. Перед началом войны в Ираке 21 века ДК участвовала в конференции ООН по правам человека (по замечанию Кольера, она добилась того, что реакция арабских стран на начало операции 2003 года была не такой нервной, как могла бы). Новую войну она видела завершением начатого в 1991, хотя потом и высказывала критические замечания в адрес Буща-мл. : в Ираке не было предпосылок для создания демократической системы. В общем, Киркпатрик всегда следовала своим представлениям о политике, а не партийным. За что её и будут уважать всегда.

Кстати, возвращаясь к съезду 1984 года. Среди тех, кто его организовывал и проводил, был тот самый юрист-республиканец, который уже фигурировал в рассказе про Мойнихэна. По другому, уже грустному совпадению, когда тот самый переквалифицировавшийся в   дипломата юрист стал послом в ООН, его яркий срок завершился почти день в день со смертью Киркпатрик. Если же отвлечься от совпадений – самым достойным продолжателем проамериканской и произраильской позиции в ООН стал именно он, Джон Болтон. Но это другая история.

Окончание следует.

Иван Денисов

 

Вам также может быть интересно...

Открытое письмо Президенту Государства Израиль господину Реувену Ривлину

Читать далее →