Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Популярные статьи  >  Данная статья

«В его глазах не было ненависти», а в наших — нет ума

29/02/2016

Те, кто знал Саади Али Абу Хамада, террориста, напавшего с топором и нанесшего ранения критической степени тяжести Цвике Коэну, охраннику торгового центра Маале-Адумим, рассказали, что не замечали за ним признаков экстремизма. «Я в шоке. Он хороший парень из хорошей семьи. Если бы его братья знали, что он планирует, они бы миллион процентов остановили бы его», — рассказал владелец бизнеса, расположенного рядом с тем магазином, в котором работал террорист. «Мы пили кофе, курили, мы ничего не видели», — добавил владелец, который знает также и братьев террориста, которые тоже работают в торговом центре, — «У них нет ненависти в глазах. Они приходили работать. Они никогда не говорили о происходящей ситуации и каждый раз, когда случался теракт, они опускали глаза от стыда. Он (террорист) всегда спрашивал меня, когда подготовить рыбу для моей жены. Никаких признаков, смеялись, обнимались, как родные и так было все годы. что его братья работали в торговом центре.»

По словам родного брата Цвики Коэна, Абу Хамад работал в торговом центре семь месяцев и имел разрешение оставаться на ночь, чтобы подготовить место работы к следующему дню. В Маале-Адумим работают 400 арабов из ПА и по словам мэра города — у всех есть надлежащие разрешения.

Один из ключевых вопросов, поднятых вследствие теракта в торговом центре Маале-Адумим: почему охранник был без оружия? В течение дня только часть охранников, находящихся в торговом центре, вооружены. Таковы инструкции полиции. После теракта вооруженная охрана была усилена, но до сих пор не ясно, является ли эта мера временной или так будет продолжаться на постоянной основе.


Трудно понять, что и о чем думают власти. Страна, пережившая Вторую интифаду, которая несомненно была острее и кровавей, нежели нынешнее обострение. Интифаду, которая породила тотальную охрану детских и учебных учреждений, которая породила охрану общественного транспорта, которая разработала и поставила на поток охранные курсы и в период Интифады Аль-Акца раздавала оружие практически любому охраннику, отслужившему в армии и прошедшему специальные недельные курсы (весьма и весьма напряженные) на стрелковом полигоне, один из которых, первый курс охраны воспитательных учреждений, прошёл я сам и на котором впоследствии преподавал на полигоне в Кейсарии, работая в отделе безопасности иерусалимского муниципалитета.

Мне не понятно, почему охранники — граждане Израиля, страны, мужское население которого, 8 из 10-ти, свободно владеют оружием и отслужили в армии, сталкиваются с такими сложностями при получении разрешения на его владение, которое может спасти жизни? И всё это, по утверждению властей, по причине нескольких случаев неконвенционального его применения, в основном и только во время каких-то семейных бытовых ссор, закончившихся убийством с последующим самоубийством, в 90% случаев, неполиткорректно говоря, в «эфиопской» среде. А не дуют ли эти власти на воду?

А может быть власти опасаются еврейского человека с пистолетом больше, чем арабского террориста с ножом и топором? Может быть именно в этом причина? Скорее всего. Власти ведь ничего не угрожает. Власти не ходят по улицам. Отпрыски обладающих властью не ездят общественным транспортом, не работают в охране и т.д. Чего опасаться властям? Чего они боятся? Только одного! Они боятся потерять власть, а мы все, зная это, не только не наказываем их потерей власти, но и не пугаем их этим.

Мы сами виноваты в том, что литр нашей крови дешевле кубометра воды и так нам и надо!

Паршойн Гелибтер-Гелейгер

Фото: Цвика Коэн.

Вам также может быть интересно...

Амит Сегаль: 4 замечания о скандале с пристреленным террористом

Читать далее →