Израильтяне в Голливуде 80-х как главные союзники Рейгана Израильтяне в Голливуде 80-х как главные союзники Рейгана
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Авторские колонки  >  Авторская колонка Ивана Денисова  >  Данная статья

Израильтяне в Голливуде 80-х как главные союзники Рейгана

19/04/2016

Теодор Рузвельт был большим поклонником знаменитого британского драматурга-сиониста Израэла Зангвилла. Однажды в разговоре с писателем президент заметил : «Было бы замечательно, если бы еврейский народ активнее развивал образ еврея-бойца».

Сионисты, сражавшиеся за создание Израиля в 40-е, в глазах американцев стали как раз воплощением такого типа. Поэтому их сравнивали с армией Вашингтона и прославляли. Даже Голливуд, где в те же 40-е имелось достаточно сомнительной  публики, присоединился. Пусть и не всегда напрямую. Выдающийся сценарист и сторонник боевого сионизма Бен Хект всё-таки основное своё политическое произведение сделал для театра. Но его кинематографическая слава, а также участие кино- (и театральной) звезды Пола Муни и набиравшего популярность молодого таланта по имени Марлон Брандо сделали пьесу «Рождение флага» безусловным хитом.

Израильтяне долг вернули сполна. И в самый подходящий момент. Дело в том, что американский кинематограф 60-70-х стал злоупотреблять мазохизмом, антиамериканской паранойей и дегероизацией. Нет, попытки противостоять подобному безобразию были (скажем, полицейские ленты тех же 70-х), но проблему очень точно сформулировал британский историк Эндрю Робертс : “Прошли дни, когда злодеями были фашисты или коммунисты, гангстеры или просто бандиты. Злодеями стало модно выставлять американских политиков или служителей закона».  Некоторый крен в нужную сторону наметился после «Звёздных войн» Джордж Лукаса, но это  был крен в сторону оптимистического семейного кино. А вот более жёсткий экшн, ориентированный на аудиторию постарше и притомившуюся от уныния «антигероического десятилетия», нуждался в серьёзной встряске.

Трясти экшн пришли израильтяне. Продюсеры Менахем Голан и Йорам Глобус с кинокомпанией «Кэннон». Увы, отчасти Голан и Глобус повторили судьбу Менахема Бегина. Хотя именно с Бегина начался правый поворот конца 70-начала 80-х, израильский премьер из-за личных проблем и конфликтов оказался в тени Тэтчер и Рейгана (что не отменяет их заслуг). Вот и о фильмах «Кэннон» принято говорит с пренебрежением, хотя сегодня очевидно – возвращение к традициям Джона Уэйна (кстати, весьма произраильского деятеля) и нервирующим леволиберальное большинство кинокритики «победительным» фильмам так или иначе было обусловлено работой Голана и Глобуса.

Помните теорию Мэнни Фарбера о термитах и белых слонах? Постоянные читатели точно помнят, так как я её поминал примерно тысячу раз. Если вы постоянный, то следующий абзац смело пропускайте. Если по каким-то причинам пропустили предыдущие 999  упоминаний, то прочтите.

Так вот, критик Фарбер полагал : кино развивают не «белые слоны» (обласканные критиками и фестивалями престижные режиссёры, которых заваливают премиями, а потом забывают и смотрят только в элитарных киноклубах), но «термиты» (авторы жанрового кино, которых смотрят все и которые так или иначе  без внешней помпы оказывают настоящее влияние на состояние кинематографа). Добавлю и наблюдение критика Джимми Макдонофа – именно жанровые фильмы становятся настоящими документами эпохи, по которых можно судить не о моде в кругах кинокритиков, но о реальной жизни и настроениях своего времени. Особенно, это касается малобюджетного кино : «чем меньше денег, тем больше реальности».

Для рейгановских 80-х такими и стали работы «Кэннон». Не буду пускаться в рассуждения о «художественных достоинствах». Не в них сейчас дело. Хотя на ходу упомяну, что тот же Голан был отличным режиссёром, а его снятая ещё в Израиле «Операция «Йонатан» остаётся образцовой лентой об антитеррористической операции (с просто гениальным финалом, точно сочетающим радость победы с горечью потери). Но, право же, если вы хотите понять, что такое 80-е и, например, увидеть  в одном фильме все отличительные черты середине десятилетия (от женских причёсок типа «помпа  в волосах» до бессмысленной и беспощадной танцевальной музыки), то смотреть надо не обладателей «Оскара» 1984-1986 годов, но «Ниндзя 3»  Сэма (точнее, Шмулика)  Фирстенберга (и если что – я до сих пор полагаю такие причёски вершиной очарования, а музыку – по крайней мере, по сравнению с современной – достойной Бетховена и Моцарта).

И даже не особенно изощрённые сценарии или не слишком великие актёры впечатления не портили. Скорее, наоборот : эти недостатки превращались в достоинства.  Экшн от «Кэннон» утверждал – спокойные и уверенные в себе американцы всех рас, полов и возрастов уничтожат врагов западного мира и не станут терзаться поиском «глубинных причин преступности и терроризма». Спокойствие и уверенность в своих силах передавалась с экранов и нам, видеоманам 80-х. Тем более, что в общем успешная внешняя политика Рональда Рейгана как раз подтверждала правоту авторов «Кэннон».

Самые яркие фильмы компании и сегодня оставляют хорошее впечатление качественной постановкой боевых сцен и (особенно, по нынешним временам) смелостью в подаче материала. «Кобра» Джорджа П.Косматоса (1986) остаётся для меня примером нон-стоп экшн, лучшей роли Сильвестра Сталлоне и идеальным воплощением понятия «закон и порядок».  Если угодно, полицейские «городские вестерны» никсоновской эпохи, возведённые Косматосом и Сталлоне в абсолютную степень.

Трилогия «Пропавшие без вести на поле боя» (1984-88, режиссёры Джозеф Зито, Лэнс Хул и Аарон Норрис) – противоядие от «вьетнамского мазохизма» имени любимца официальной критики, антисемита Оливера «во всём виновато еврейское лобби» Стоуна. В трилогии американское противостояние северовьетнамскому коммунизму наконец-то подаётся настоящим героизмом (чем оно и было). А драма Лайонела Четвинда «Ханойский Хилтон» (1987) напоминает о жестоком обращении коммунистов с военнопленными, чего  так не хотят признавать левые вроде ублюдочной Джейн Фонды.

Первая часть трилогии «Отряд «Дельта» самого Голана (1986) говорила об опасности исламского терроризма (в продолжении 1990 года Аарона Норриса врагами стали наркоторговцы, но в третьей части 1991 года авторства Сэма Фирстенберга ими снова были арабские террористы ). А «Вторжение в США» Джозефа Зито (1985) указывала на реальную опасность масштабной террористической атаки (в 21 веке фильм Зито кажется всё более пророческим).

В общем, как писала про Голана американская консервативная обозревательница Дебби Шлассел : «Он показывал миру, почему правота на стороне Америки и Израиля и предупреждал об исламском терроризме, чего не увидишь в сегодняшних американских фильмах. В его работах были чёткие моральные установки и противостояние добра злу. Он не призывал нас симпатизировать террористам и бандитам, как модно сегодня. Поэтому  критики ненавидели его. А я всегда любила его работы».

В общем, Голан и Глобус потрудились получше многих американских кинематографистов для создания «рейгановского настроения» на экране. Да, сегодня «Кэннон» не хватает. Но влияние никуда не делось. В лучших боевиках 21 века, от трилогии «Неудержимые» до «Падения Лондона», оно более чем очевидно. И – что приятно – даже отторгавший Голана и Глобуса артхаус капитулировал. Потому, например,  спичка изо рта Сталлоне в «Кобре» стала зубочисткой во рту Райана Гослинга в фестивальном хите «Драйв». А сам Гослинг и режиссёр «Драйва» Николас Виндинг Рефн называют себя фанатами экшн-шедевра Косматоса. Как и положено «кинотермитам», Голан и Глобус ещё проявят себя. И настоящие американские герои, которых воспевали израильские продюсеры и режиссёры, вернутся на экраны не раз.

Иван Денисов специально для newspress.co.il

Вам также может быть интересно...

Линкольн как президент от поп-культуры

Читать далее →