Признание в неудаче Признание в неудаче
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Авторские колонки  >  Авторская колонка Вина Викторова  >  Данная статья

Признание в неудаче

24/06/2017

Это ответ на полемику по поводу моей статьи «Цена, о которой не спрашивают». Всем моим критикам — признание в неудаче

Фото: Збигнев Бжезинский

Согласен: статья не удалась. Замысел был совсем другой… Поясняю (а пояснение — это уже сам по себе бесспорный факт неудачи):

Когда пришло сообщение о смерти Збигнева Бжезинского, меня покоробили сильно преувеличенные оценки его личности, и вклада в историю вообще. Понимаю, что «поляк при президенте» — это гораздо прикольнее «еврея при губернаторе», но всё это было весело в 1980 году: «Кто правит миром? Три поляка: Бжезинский, Войтыла и Валенса!» И три раза «Ха!» в конце.

Но сейчас такие дифирамбы в отношении антисемита Бжезинского, мягко говоря, неуместны. Статью я хотел начать иначе, со слов Суллы, когда тому доложили, что «Прибыл Помпей Великий!», на что Сулла спросил: «А какой он величины?»

Так вот, величина Бжезинского — извините за тавтологию! — сильно преувеличена.

(Картера я вообще оставляю за скобками: — с любыми оценками его «роли пустого места в истории» заранее согласен, могу только добавить что-то от себя, но это не меняет картину ни на миллиметр.)

Если «политология» действительно наука, а не «бла-бла-бла» говорящей головы в передаче «Спокойной ночи, мужики!» («Сегодня в мире», если помните), то у неё должно быть и какое-то прикладное назначение. Бывают исключения: богословие, научный коммунизм (как модификация того же богословия); но мы — о практике. А здесь у Бжезинского, по моим понятиям, полный минус.

Оценим сами:

  • Кемп-Девид. Синай Египту мы отдали, а вот мира — не получили. Получили бумажку. Позже это доказал Обама своей каирской речью, а также последовавшие за этим события. Спасибо ас-Сиси, могло быть хуже.
  • Афганистан. США «проспали ситуацию» — для администрации Картера переворот и оккупация Афганистана стали полной неожиданностью. Логичный в этой ситуации вопрос: «Что они могли сделать бы?» Дипломатические демарши, ноты протеста, заявления, принятие военных программ — это всё инструменты «большой политики», которые часто отрезвляют «противуположную» сторону. Они могут оказаться неэффективными — да, могут, но администрация Картера-Вэнса (читай — если нынешние оценки усопшего «гения» верны, то — Бжезинского) не делала ничего вообще, только удивлённо хлопала глазами поутру 30.12.1979.
  • И — самое важное: Иран. У исламистского переворота была своя не самая короткая история. У шаха были инструменты (довольно кровавые, надо признать), которые он мог задействовать. Но из Вашингтова ему сказали «ну-ну-ну!», иначе не продадим пушек-танков-самолётов! А это была угроза: в соседях у шаха был кто? Правильно, Саддам Хуссейн (о котором не сейчас).

И вот расклад: ялтинско-потсдамский мир, о котором постоянно завлекательно рассказывает один «главный специалист» с «Дождя», закончился уже тогда. Было в мире вроде как две с половиной силы: американский империализм, советский социализм и, пока чуточку — китайский гегемонизм.

И вот тут случается Иран.

Однако — именно в этот момент, на самой вершине власти (О, счастье!) в самой-самой мощной стране мира, в доступе ко всей возможной развединформации (О!!! Свезло так свезло!) находится Бжез-великий!

(Напомнило что-то: как Великий и Непобедимый Жуков на посту начальника Генштаба РККА — вечером 21 июня 1941-го…)

Так что же он, этот Бжезинский? Или он Картеру ничего не советовал, не подсказывал? Или Картер его до своего уха не допускал? А тогда чего Бжезинский не подал в отставку, как позже поступил Вэнс?

Таким образом, возникает новая, достаточно неадекватная сила, которая сейчас диктует мировую повестку во всей Истазии (от Филиппин до Нигерии), захлёстывает Евразию, брызги долетают до Океании… Процесс пошёл ИМЕННО ТОГДА!

Так где же «великость» Бжезинского?

Он должен был ТОГДА, В ФЕВРАЛЕ 1979-го, орать об опасности на всех перекрёстках, лететь в Москву и Пекин, встречаться с Брежневым, с Дэном, доказывать, объяснять… Подать в отставку, наконец — чтобы до дурака Картера хотя бы дошло!

Но ничего этого не было. Он был вполне системный товарищ, этот Збигнев Бжезинский. Резких движений не делал. Как известный продукт в проруби. Потом, правда — да! — книжку написал классную. Жаль только Нобеля по литературе ему не дали, как Черчиллю (а что, Дилан бы ещё годик потерпел бы, да?).

(Так ведь и у Жукова первое издание «Воспоминаний и размышлений» было оччччень интересным! Вот только бои шли под Питером, Москвой и Сталинградом. Но если забыть о подобных «пустяках», то как есть Георгий Великий!)

Мой вывод: как политик-консультант-практик усопший… не преуспел. Говорят, о мёртвых — хорошо, или ничего? Ладно, пусть будет «ничего».

Ещё раз повторяю: статью я оцениваю как неудачную. Она получилась о Пиночете, хотя замышлялась скорее о Бжезинском. Я хотел их противопоставить, и не смог ни обосновать противопоставления, ни соблюсти баланс.

Изначально идея была проста: один всю жизнь тралялякал, имея власть (или будучи при ней), проспал, что мог и, тем не менее, считается «великим учёным».

Другой — опасность распознал, наперекор закону и традиции взял ответственность на себя, спас свою страну от рек крови и сползания в социалистический свинарник (который мог бы быть там и до сих пор!!!) — и считается мерзавцем, извергом рода человечества, а разные талантливые (не отнимешь), но безответственные трепачи приводят его как хрестоматийный пример убийцы, гориллы, «сатрапа и душителя свободы».

А я — сам виноват! Ставлю себе «банан»…

 

Вин Викторов

«Наутилус»

Вам также может быть интересно...

Почему Картер дал зеленый свет израильской ядерной программе

Читать далее →