К вопросу об оказании помощи на месте теракта. К вопросу об оказании помощи на месте теракта.
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Лента новостей  >  Данная статья

К вопросу об оказании помощи на месте теракта.

25/07/2017

К вопросу об оказании помощи на месте теракта.

Ровно 20 лет назад я проходил мою резевистскую службу в Хевроне.

…Военный амбуланс стоял наверху узенькой улочки, круто поднимавшейся вдоль боковой стены Маарат А Махпеля, Пещеры Праотцев. Огромный комплекс, построенный над пещерой, принадлежит двум религиям, и, конечно, это место притягивает к себе людей. Рядом с нами – служба пограничников, следящих за видеокамерами, расположенными буквально везде, в режиме реального времени.

В то время народу там бывало мало, только год прошел после стрельбы Баруха Гольдштейна, было очень неспокойно.

Утро четверга у врача, служащего на точке, всегда бессонное.  Арабы струятся совсем рядом, спеша на молитву, а солдаты противоположным ручейком текут к врачу, влекомые последней попыткой получить три дня дома, заработав больничный.

Поэтому в этот день недели мы всегда вставали раньше обычного, ведь спали мы там же, где потом принимали страждущих.

Потому же, услышав выстрелы, мы рванули в амбуланс, который, кажется, завёлся уже на спуске, и оказались на месте терракта через девятнадцать секунд ( по записям с тех самых камер).

На дороге лежал молодой парень, рыжий и веснушчатый,  вокруг была кровь, довольно много. Он не дышал, его сердце не стучало мне в уши. Проделав все необходимые манипуляции, минуты через две я подтвердил его смерть. Мои санитары к этому времени доложили о двух раненых.

Один был совсем лёгкий: широкий тесак, которым его пытались убить, скользнул по ребрам, образовав на спине широкий подкожный карман, санитар прижал место индивидуальным перевязочным бинтом. Этим можно было бы и ограничиться, но дед год как перенёс инфаркт, так что его необходимо было по крайней мере подержать немного под наблюдением, не говоря уже о таких мелочах, как прививка, промывка и зашивка.

Второму дедуле повезло чуть меньше: тем же тесаком враг пытался отрубить ему руку на уровне плеча; по счастью, попытка была неудачной, но раненый всё время фонтанировал тонкой струйкой. Надо заметить, что на наружной поверхности плечевого сустава нет крупных артерий, но какая-то мелкая веточка всё же легла под нож. Повязку на это место тоже не положить, я просто прижал точку кровотечения пальцем и собрался прокатиться с сиреной в госпиталь. Но тут подоспел дивизионный врач, я доложил ему всю рекогносцировку, он остался заниматься убитым, как оказалось, террористом, а мы рванули в Адассу. По дороге дозвонились туда и сообщили, что везём двоих, у одного из которых артериальное кровочечение, хоть и незначительное.

В шоковой комнате приёмника Адассы нас ждала пара профессоров – хирургов, один из которых специализировался по сосудистым заболеваниям. Посмотрев на место, где мой палец продолжал давить на плечо больного, он сказал мне со всей высоты своего снобизма: молодой человек, в этом месте нет артерий, переложите больного на операционный стол, сейчас я ушью эту венку. Он склонился к деду, его очки сверкнули. Отпустите палец, приказал он мне, я молча послушался, а струя крови немедленно окрасила его правый окуляр. Вау, артериальное-таки, воскликнул профессор, а я снова нажал на рану, давая ему возможность отойти и промыть очки…. Тут меня сменила медсестра.

Я хочу привести этот пример для сторонников лечения в зависимости от политических,  а не врачебных показаний: кто-то смог бы отличить того  парня от рыжего Мотэле, героя Иосифа Уткина ? Врач не судья, его задача попытаться в меру своих способностей вылечить всех.

Д-р Натан Тимкин

Фото: Пресс-служба ЦАХАЛ

1 Comment

  1. […] медицинской помощи врагу. Однажды я уже приводил пример, объясняя позицию каждого, как кажется, врача. […]

Вам также может быть интересно...

В Верховной Раде зарегистрировано постановление о переносе посольства Украины в Иерусалим

Читать далее →