Однофамилец Однофамилец
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Лента новостей  >  Данная статья

Однофамилец

24/09/2017

У одного моего хорошего знакомого Гриши была весьма редкая для наших мест фамилия. Ни тебе, Иванов, ни тебе, Алексеев, ни на худой конец Савченко. Гриша был Фарфель, со всеми отсюда вытекающими. Он рано остался без родителей, воспитывала его бабушка, которая после их смерти забрала его к себе, и он доучивался в поселковой школе в пригородном поселке.

Там он и понял, что жить с такой фамилией в стране победившего социализма достаточно непросто, и несмотря на то, что он, вместо игры на виолончели, целыми днями гонял с поселковыми на мопеде, стрелял из рогатки и пек на костре ворованную картошку, болезненная для него тема с его фамилией и национальностью регулярно возникала. В конце концов, устав от этих насмешек и разговоров, Гриша пошел учиться боксу. Нет, не то, что бы он хотел стать чемпионом мира, где вы видели чемпиона по боксу по фамилии Фарфель? Скорее уж тогда по шахматам. Гришина цель была научиться бить морду обидчикам, причем быстро и грамотно, чему он достаточно скоро обучился, отбив у желающих выступить с очередной антисемитской шуточкой всякую охоту это делать.

Прожив большую часть своей жизни один, и привыкнув рассчитывать только на самого себя, Гриша мало интересовался, точнее сказать совсем не интересовался вопросом наличия у него каких-то еще родственников. Но, когда жизнь перевалила за 40, он вдруг заинтересовался своей родословной, историей своей семьи, историей родителей, точнее родителя, так про маму он все знал от бабушки, а вот про отца спросить было не у кого. И вот, освоив Фейсбук, со словами: «Матушка-заступница, не подведи», Гриша радостно набрал в «Поиске» свою фамилию.

Кто такая матушка-заступница и почему она не должна его подвести, он не знал, да и не задумывался. И она не подвела. К своему удивлению, уже в самом начале списка, он обнаружил однофамильца из Ленинграда. Судя по его возрасту, он вполне мог знать что-то о его семье, даже мог быть лично знаком с его отцом, а при самом благоприятном стечении обстоятельств мог оказаться каким-нибудь дальним родственником. Вдохновленный первым успехом, Гриша тут же написал однофамильцу письмо, будучи в полной уверенности, что и господин Семен Маркович Фарфель, проживающий ныне в Израиле, будет рад знакомству и общению с ним.

Но что-то пошло не так. Вопреки ожиданиям, Семен Маркович воспринял его письмо весьма настороженно, можно даже сказать негативно. Вместо радости и восторга он стал всячески открещиваться от него, как от чумы, приводить массу доводов в пользу того, что у них не может быть ничего общего, что они, ни в коем разе, не могут быть родственниками. И вообще, в те времена в Ленинградском телефонном справочнике был только один человек по фамилии Фарфель, и этот человек он, а Гриша чуть ли не самозванец. Такого подвоха приятель мой не ожидал. Хорошо, что занятия боксом были непродолжительны, голову ему до конца отбить не успели, что позволило ему остаться человеком достаточно сообразительным и способным, если не к простейшей аналитике, то хотя бы просто сложить два плюс два, поэтому решил он изучить страничку своего визави самым тщательнейшим образом. Результат превзошел Гришины ожидания.

Оказывается, в молодости его однофамилец был тренером по волейболу, причем преимущественно у молоденьких барышень, с коими он и был запечатлен на старых, черно-белых фотографиях. А некоторые из его учениц, даже не смотря на убогую спортивную форму советских времен, выглядели настолько аппетитно, что Гриша бы и сам не отказался пообщаться с ними не только на тему спорта. Прибавив сюда разницу в возрасте, Гриша понял, что пазл сложился.

Однофамилец , похоже, делился со своими подопечными не только секретами мастерства, а и еще кое чем, что могло привести к рождению еще не одного Фарфеля. Этим и объяснялась такая реакция на его письмо, Семен Маркович, похоже, принял его за плод своих, отнюдь не тренерских усилий и видимо ожидал, что Гриша потребует признания, легитимности и наследства.

Только после неоднократных Гришиных заверений, что он не претендует ни на родство, ни на наследство, Семен Маркович немного успокоился и поделился С Гришей сокровенным знанием того, кто и откуда были его предки, а сопоставив это с тем немногим, что знал про себя Гриша, пришли к окончательному выводу об отсутствии родства, что и успокоило Семена Марковича окончательно и он милостиво принял Гришину заявку в друзья. Этот случай надолго отбил у Гриши охоту к дальнейшим активным поискам, пока они, родственники, сами не нашли его, но уже в Одноклассниках. Но это совсем другая история.

Макс Купер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Опрос Walla дает мутные результаты

Читать далее →