Белла Слуцкин: Из Каирской тюрьмы Белла Слуцкин: Из Каирской тюрьмы
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Аналитика и история  >  Данная статья

Белла Слуцкин: Из Каирской тюрьмы

02/11/2017

Интересно читать о том, как шестидневная война выглядела «с той стороны».

С мая 67 года даже в египетской тюрьме чувствовалось, что обстановка накаляется. Тюремщики рассказывали, что улицы Каира полны военной техники и солдат. Даже те заключенные, которые были лояльны к евреям, стали проявлять враждебность. «Политические» читали газеты и приходили к Виктору, Филиппу и Руби, обсудить новости.

Всем было ясно, что Израилю пришел конец. Враждебный режиму Насера журналист Мустафа Амин, тот самый, который вел переговоры об обмене пленных после Синайской кампании, качал головой и говорил: вопрос в том, успеют ли ваши вообще начать войну. 

5 июня начальник тюрьмы приказал четырёх евреев перевести в карцер, для их же безопасности. Оттуда они слышали взрывы со стороны Каира. И крики заключенных «алла ахбар!». Египетское радио сообщало о 12 самолетах сионистского врага, которые были уничтожены. Новости сменялись маршами и патриотическими речами вождя. Радио рычало и завывало. Через час оказалось, что уничтоженных самолетов уже 50, через два часа — 100. Когда их число дошло до двухсот, заключенным по «делу» стало ясно, что это вранье, и что-то пошло не так. 

Через несколько дней, когда Насер подал в отставку и взял на себя всю ответственность за разгром египетской армии, они из карцера слышали, как рыдают тюремщики. Однако, в своей речи Насер прозрачно намекал, что был предан и введен в заблуждение. Народ хлынул на площадь Каира. Люди рвали на себе волосы, катались по земле и умоляли вождя вернуться. Как и ожидалось, он удовлетворил просьбу народа. И в тюрьмы потекли новые заключенные — вчерашние офицеры, политики и бывшие соратники Насера по революции. 

Вот тогда стал ясен объем катастрофы. Египет остался без армии. ЦАХАЛ дошел до Суэцкого канала. На третий день войны один из заключенных арабов, обвиненных с шпионаже в пользу Израиля, шепнул им, радостно улыбаясь: «Эль Кудс ваш!».  Заключенные жители Газы приходили к ним и умоляли захватить Газу и не пускать туда больше египтян, как будто от них что-то зависело.

Мустафа Амин появился на пороге их камеры, когда их освободили из карцера. В руках у него была английская газета. Он сказал: «Израиль вспомнил о вас.»

 И начались бесконечные месяцы ожидания. Жизнь между надеждой и отчаянием.
До февраля. Когда начальник тюрьмы вызвал их и сказал: «Вы свободны!».

Знаете, какой самый тяжелый момент был для меня? В тюрьме у нескольких заключенных был карманный транзистор. Они его иногда выкупали на ночь. Сообщения Коль Исраэль были сдержанны, в отличии от египетского радио. Там сообщалось , что идут тяжелые бои в Синае. И когда по Коль Исраэль сообщили о том, что ЦАХАЛ уже на западной стороне Суэцкого канала, они встали и стали петь Ха-Тикву. Государство , которое их предало, из-за которого были сломаны их жизни, оно все равно было «их».

Белла Слуцкин

 

От редакции:

этот рассказ завершает цикл статей Беллы Слуцкин, написанных автором под впечатлением истории «Операции Сусанна» (עסק ביש) — одним из самых крупных политических скандалов в истории Израиля. Первая статья — Марсель Нинио — здесь. Вторая — Остаться человеком — здесь. Третья — Забытые в Египетских застенках — здесь

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Моше Шарет: Самый никакой из премьеров Израиля

Читать далее →