Д-р Натан Тимкин: Прогулки по Польше Д-р Натан Тимкин: Прогулки по Польше
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Авторские колонки  >  Авторская колонка д-ра Натана Тимкина  >  Данная статья

Д-р Натан Тимкин: Прогулки по Польше

16/11/2017

Восемьдесят лохматый год, появилась возможность поехать в Польшу по гостевой визе. «Приёмная семья» – хорошие знакомые маминой подруги. Они этими визитами зачинали в те давние годы челночный бизнес. Нам был прислан список необходимого, типа смесителей для крана в ванной и прочей сантехники. Везли мы её, кажется, на вес, чемодан был неподъёмный, но в поездах это  не проверяли. Что везли обратно, не помню, ехал с гриппом, границу родины пересёк почти в беспамятстве.

Маман воспользовалась моим желанием поехать за границу, и для равновесия мыслимой свободы предоставила мне компаньонку по путешествию. Дочь маминой сослуживицы мыслилась с прицелом на последующие брачные узы. Я приготовился быть нянькой слепо-глухо-кривой идиотки, но ситуация оказалась сложнее: перед самой поездкой мы были представлены, девушка оказалась красавицей и умницей, разве что балованной любящими родителями без предела. И я сказал себе: Сигизмунд, остановись! Родители, имея в виду склонность своей маленькой красавицы к шоу ветра с валютой, отдали все её средства мне. Впоследствии, я несколько раз спасал капитал, требуя участия в процессе примерки желаемых аксессуаров нижнего белья.

Принимающая сторона жила в маленьком городке центральной Польши. В их двухэтажном доме они сами, включая дочь Малгожату, занимали первый этаж, а комнаты на втором пустовали. Возможно, одна из комнат принадлежала дочери, но оба помещения были стерильны перед нашим вселением.

Зимой на втором этаже было холодно, но огромные пуховые одеяла несколько согревали. Долго ли, коротко ли, как прописано в сказке не помню, но я всё же оказался не в своей койке с целью максимально согреться. Все главные приличия были соблюдены, но и удовольствия мы достигали. Однажды мы слишком громко обсуждали что-то, и в этот момент я услышал скрип ступенек. В этот момент я поставил рекорд мира по бесшумным прыжкам в перине из кровати в далеко стоящее кресло. Лишь моя врождённая скромность не позволила мне требовать повторения трюка перед комиссией Гиннеса.

Наконец, Малонедожата, приёмная как бы сестра, повезла нас в Варшаву. В Москву, в Москву, — подумает просвещённый читатель, да и мы считали так же. Надо признать, проживание в маленьком провинциальном городке обогатило нас только знанием польского языка, приёмные по-русски не говорили. А ещё, меня очень расстраивали польки, они были совсем не столь красивы, как это у Мицкевича и Сенкевича.

Это мы обсуждали с «сестрёнкой» в поезде перед подъездом к варшавскому перрону. Но именно там я вдруг увидел ожидавшую кого-то красавицу-статуэточку с прямыми стройными ножками в сапогах на шпильках. К моей радости, она встречала именно нас. Гражина, одноклассница Недожаты, училась в Варшавском универе, она стала нашей чичероной на пару дней, в её же комнате в общежитии мы ночевали. У меня появился достойный объект перед глазами. Задача была поставлена, а цель достигнута, хоть и почти через год, в следующий визит.

Ночь в общаге варшавского университета стоит описать отдельно. Комната предназначалась четырём студенткам. Но кроме нас троих, там же разместились приятели проживавших девочек. Гражина, во избежание дальнейших слухов, полагаю, была одна.

Весь вечер и полночи мы проспорили, тогда я впервые услышал про Катынь. Я всё время думал, что поляки имеют ввиду Хатынь, и объяснял им, что у нас об этом-то как раз говорят свободно, а они мне толковали, что всех там убили русские. Каждый говорил о своём, они так и не произнесли ни слова о польских офицерах, а я – о беларусской деревне, обеим сторонам подобные уточнения казались ненужными… Лишь через пару лет я понял, о чём мне говорили оппоненты.

Как речь перешла к молодёжи, я не помню. И тут варшавяне смогли поразить меня: никаких хиппи, кроме как в музыке, никакой свободной любви, как коровка с коровкой ( их сравнение ). Тем не менее, спать все легли парами, лишь Гражине досталась пухленькая Немалота. Русскую парочку разместили на полу. Кровати скрипели в унисон, опровергая все теоретические выкладки, высказанные лишь час назад. Мы вели себя целибатно, что вызвало во мне переохлаждение и последовавший грипп.

События, произошедшие следующим летом, доказали ложность принципов отказа от тепла сердец и любви, Гражина, к примеру, отлично проявила себя в знании анатомических отличий еврейских мужчин от польских, проявив себя дважды интернационалисткой: принимая меня как русского, а уж потом и как еврея.

Всё же это даёт мне право с надеждой всматриваться в будущее взаимоотношений поляков с двумя народами, с которыми их судьба столь тесно переплетена.

Д-р Натан Тимкин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Доктор Натан Тимкин: Автостоп

Читать далее →