Профессор Бар-Илана Кими Каплан: "Религиозный сионизм был, но более его нет" Профессор Бар-Илана Кими Каплан: "Религиозный сионизм был, но более его нет"
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Аналитика и история  >  Данная статья

Профессор Бар-Илана Кими Каплан: «Религиозный сионизм был, но более его нет»

22/11/2017

Есть ли такая вещь, как «национальный религиозный сектор»? Если вы спросите профессора Кими Каплана из Университета Бар-Илан, его ответ будет ясен — её не существует. В новом исследовании, опубликованном Капланом в академическом журнале «Тенденции», он утверждает, что «религиозный сионизм» был ранее, но теперь его нет. Внутри этого понятия образовались различные социальные группы, между которыми образовался большой разрыв.

В исследовании, проведенном профессором Капланом на тему «национально-религиозного сектора», в котором изучалась степень сотрудничества между национально-религиозными течениями в том, что Каплан ошибочно назвал «религиозный сионизм», стало ясно, что этот термин теперь под большим знаком вопроса.

Изучались различные параметры, такие как политическая принадлежность, образование, одежда, кашрут, религиозная идеология и т. д. Результаты исследования выявили глубокие пробелы между различными группами в религиозном сионистском обществе. Различия настоль велики, что вряд ли можно определять эти разрозненные группы, как нечто единое целое.

«Все началось с исследовательской инициативы по пересмотру социального положения различных групп в израильском обществе. В религиозном обществе я обнаружил, что исследования там сосредоточены главным образом на стыке между идеологией в ее твердом смысле, к примеру Хар ха-Мор (иешива, которая представляет ультра-религиозное течение в среде вязаных кип), поселениями и религиозным фанатизмом в армии. На основе осколков целого, создалось общепринятое впечатление — «правые» парни в вязаных кипах, с оружием, гуляющие по холмам, устраивающие беспорядки — целый ворох стереотипов.

По его словам, определение религиозного сионизма в целом является обобщением, истинность которого вызывает сомнения. «Нет ничего о буржуазии религиозного сионизма, где находится Гиват Шмуэль, где находится Иерусалим?» Все это буржуазное сионистское пространство, политические взгляды которого я не знаю, ведет к совершенно иному образу жизни из тех же стереотипов. Никто никогда не изучал и не писал об этом.

Хотя Каплан деликатен в своих высказываниях и пытается выразить себя с научной осторожностью, его вывод особенно радикален. «Я утверждаю, что исследовательский мир, социологи, которые занимались религиозным сионистским обществом, упустил это. И это сопроводилось утверждением, что они пропустили такой уровень, что если бы ранее обратили свой научный взор шире, они обнаружили бы почти неподдающееся пониманю заключение «Религиозного сионизма нет, нет сектора, есть несколько групп, которые когда-то были едины и раскололись и куда ни ткни — обнаруживается отсутствие общего знаменателя».

Среди областей, которые Каплан определил как точки разрыва в обществе, которые ранее были объединяющим фактором — это в первую очередь образование: «Отток учащихся от государственной системы религиозного образования.  Некоторые группы создали для себя более сложные образовательные учреждения и системы образования. Религиозно-сионистское общество не было исключением. Критическая масса была взята из партии МАФДАЛ — единая политическая структура, объединяющая весь сектор и сегодня такой критической массы нет. Сегодня государственно-религиозное образование не единое целое, а состоит из частей.

«Раньше было одно молодежное движение — Бней-Акива, сегодня у вас есть несколько Бней-Акив, мидраши и подготовительные школы, ушли в прошлое дресс-коды. Даже религиозно-сионистские головные уборы мужчин и замужних женщин сложны, разнообразны и отличаются от группы к группе.

«В вопросе о месте и деятельности женщин в синагогах существует очень значительный диапазон, и это чрезвычайно чувствительная проблема для всех течений, потому что аргумент заключается в том, должен ли быть барьер и как его следует подчеркивать? Правильность подготовки синагоги ит.д.?

Профессор Каплан утверждает, что исследования национально-религиозного общества, которые почти всегда делались выходцами из этого социума, не придавали должного значения процессу раскола течения в последние десятилетия по сравнению с единообразием, которое преобладало там до 1970-х годов.

Вот ещё один пример: факт, что сегодня нет единой идентификации и одной партии, представляющей политическое и национальное религиозное общество. Депутаты Кнессета от «национально-религиозного» сектора состояли и продолжают состоять в разных партиях, и со времен МАФДАЛ не было ни одной политической структуры, представляющей то, что когда-то было однородной религиозно-политической группой.

«Это не борьба между центром и периферией, — говорит он, — это борьба между группами, каждая из которых имеет четкую и конкретную линию. Я чувствую, что существует опыт исключения, что общность между нами может не существовать, возможно, очень маленькая, возможно, немного более значительная в некоторых случаях, но это опыт разницы и гораздо больше различий, чем сходство и общий знаменатель, и этот опыт отражает то, что на самом деле происходит».

Ynet

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

ЦАХАЛ: Надо будет бомбить — будем бомбить!

Читать далее →