Липкий пот коллективной памяти Липкий пот коллективной памяти
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Авторские колонки  >  Каток Паршойна  >  Данная статья

Липкий пот коллективной памяти

07/12/2017

Скептик-прагматик верит только в то, что видит и не важно, что он нередко может видеть не дальше собственного носа, в лучшем случае — поля зрения. Два года назад я имел беседу со своей родной теткой, живущей последние четверть века в Германии. Поскольку тема «беженцев» остается и ещё надолго останется животрепещущей, а сарказм ещё никто не отменял, вопрос мой вполне соответствовал духу моего привычного поведения.

Итог беседы оставил тяжелый осадок, не в плане личного общения, а в рамках национально-исторической социо-психологии европейского еврейства, неизменно сочетавших в себе суицидальную смесь высококультурности и близорукости.

Тётка моя, сама по себе, человек незаурядный. Родилась в 1936 году в румынском королевстве при Его Величестве короле Михае, в чьи владения на тот период входила Северная Буковина и Бессарабия. Войну пережила в эвакуации, после чего всю жизнь прожила и проработала в не на галёрке. Будучи эталонной макаренко-училкой, которую фанатично боготворили и одновременно панически боялись ученики, она занимала пост завуча элитнейшей городской школы, в которой с послевоенного времени и по сей день обучались и обучаются отпрыски всего областного и городского руководства, как советского, так и пост-оного.

Но вернёмся к сути беседы, в ходе которой я, как бы промежду прочим поинтересовался, надула ли она лодку. Тётя спросила — какую? Я ответил — резиновую. Удивлённая тётушка уточнила — зачем? Я, по-еврейски, вопросом на вопрос — а как же ты сможешь до берегов Израиля добраться, когда из Немеччины бежать будешь?!

По лицу тётушки пробежало едва заметное раздражение и кое-что ещё, что явно просачивалось сквозь него — неопределённость, замешанная на еле уловимом страхе. Ответ её был настолько дежавюишным, что не обратить внимание на то, что это мы уже не раз видели, не раз слышали, не раз переживали и за это уже не раз заплатили реками крови — было просто невозможно.

Она ответила, что где угодно, только не в Ганновере, что этого быть не может, что Нижняя Саксония — это совсем другое и совершенно не такое, что у них селят «беженцев» только в пригородах и в близлежащих живописных дорфах, и что этого не может быть потому, что не может быть никогда. Единственное, чего тётушка не произнесла для полного соответствия картины дежавю коллективной исторической памяти, так это того, что «немцы — цивилизованная, культурная и образованная нация»…

Может оно и так, скорее всего, что так, но десятки лет назад это не уберегло евреев ни от чего, а в этот раз — не убережет и немцев, но начнут всё равно с евреев. Во Франции и Бельгии уже начали…

«…евреи в Германии появились раньше самих немцев — в IV веке они пришли сюда вместе с римскими легионерами и прилепились к этой земле. Слепотой, вызванной горячей привязанностью, они страдали издавна. Во время первого Крестового похода французские евреи, ставшие жертвой погромов, предупреждают своих немецких соплеменников об опасности, связанной с продвижением крестоносцев через Германию. «Спасибо, — отвечают немецкие евреи, — но с нами этого не случится». Эту свою глубокую веру они пронесут через века, вплоть до печей Майданека, Треблинки, Освенцима.»(с)

К сожалению, эту «глубокую веру» они несут и по сей день. Слава богу, что теперь есть Страна, куда можно будет, в случае чего, эту «глубокую веру» унести с собой.

Паршойн Гелибтер-Гелейгер

Вам также может быть интересно...

Ушла из жизни Рона Рамон — супруга Илана Рамона — первого израильского космонавта

Читать далее →