Ivan Kondyba: Гипотеза Пуанкаре́ Ivan Kondyba: Гипотеза Пуанкаре́
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Авторские колонки  >  Авторская колонка Ивана Кондыбы  >  Данная статья

Ivan Kondyba: Гипотеза Пуанкаре́

27/01/2018

Это был период в моей жизни, когда меня снова хотели убить.

В девятый раз, но теперь угроза была особенно серьезной. Подставил меня мой бывший партнёр, который обокрал наших клиентов-горцев и «перевёл стрелки» так, что виноватым выглядел я. Причём обокрал так хорошо, что на вырученные деньги купил существенную долю небольшого банка и исчез в неизвестном направлении. На время, пока я выяснял отношения с представителями маленького, но очень гордого народа и бывшим партнером, у меня было две новости. Плохая новость была в том, что мне пришлось усилить личную охрану. Хорошей новостью было то, что угроза моей жизни дала ментальный толчок для возврата к активным занятиям борьбой, рукопашным боем и боевой стрельбой из пистолета.

В результате, меня везде сопровождали, как минимум, два вооружённых охранника с «ушами на пружинках» и в темных очках, да и сам я неплохо раскачался.

Было тёплое ясное лето 2000 года, и в выходной день я решил навестить своего сына-школьника. Он отдыхал в математическом лагере на взморье. Этот лагерь был организован школой развития талантов и имел очень хорошую репутацию. Приглашали туда только одаренных детей, и работали там лучшие преподаватели. Конечно, мне было приятно, что сын увлекается математикой и подаёт большие надежды. Я надеялся, что он сможет добиться того, чего не смог достичь я. Закончив университет по специальности «прикладная математика», я начал свою стремительную карьеру в науке. Работая в научно-исследовательском институте я участвовал во всесоюзных программах и развивал свои идеи в аспирантуре. Но с крахом Советского Союза, алчность и азарт заставили меня бросить науку, и с головой уйти в бизнес, о чем я часто сожалел.

Итак, я вышел из «мерина» с двумя охранниками — все трое в костюмах, темных очках, коротких стрижках и суровыми лицами. Балтийское нежаркое солнце приятно освещало пасторальные пейзажи лагеря. Лагерь был абсолютно пуст — видимо дети были на занятиях и вокруг не было видно ни души. Мы с охранниками встали возле сцены на открытом воздухе и решили подождать, пока кто-нибудь не появится. Просто стоять и ждать было скучно, и я сказал охраннику, что я смогу с места запрыгнуть на сцену. Надо сказать, что в моей спортивной юности это была моя «фича» — я имел очень приличную прыгучесть для среднетяжа, а в это время я уже был «супертяж» — больше 120кг. Было не просто поверить, что человек с моими габаритами мог бы с места выпрыгнуть почти на полтора метра. Охранник Сергей вежливо, но недоверчиво ухмыльнулся.

— Ну что-ж смотрите — сказал я.

Я достал из кармана кошелёк, вытащил пистолет из кобуры и попросил Сергея их подержать, чтобы они не выпали во время прыжка. Охранники приготовились меня словить, если я вдруг упаду, и я с натугой, не очень ловко, но на сцену запрыгнул. Охранники одобрительно посмотрели на меня, не выпуская из внимания обстановку вокруг и четко поделив друг с другом секторы контроля и наблюдения. Я спрыгнул вниз. Сергей вернул мне кошелёк и пистолет. Пока я раскладывал свои вещи по местам, на дорожке рядом со сценой показался человек. Он был худощавый, с чёрной бородкой, кучерявыми волосами и большим носом. Одет он был в шорты и майку. На ногах его были сланцы, а в руках он держал какую-то небольшую коробку. Охранники напряглись и внимательно контролировали его движения. Я положил пистолет в кобуру, и, не застегивая, подошёл к нему. Охранники привычно потянулись за мной, сосредоточенно «общим взглядом» контролируя каждое его движение и окружающее пространство. Нет, он не походил на горца, скорее, своим видом он напоминал раввина на пляже.

— Добрый день! — вежливо обратился к нему я — Извините, вы не подскажете, где сейчас находятся дети? — спросил я, поправляя пистолет и застегивая кобуру.
В этот момент он повернулся ко мне, и я отчетливо понял, что с этим человеком я был знаком и встречался в моей прошлой жизни. В прошлой — это до глобальных катаклизмов в самой свободной стране — СССР. Более того, я был уверен, что с этим человеком был знаком достаточно близко.

— Мы где-то виделись? Я точно тебя где-то видел! — спросил я, переходя на «ты».
— Нееет! Нет, нет я вас не знаю! Зачем вам дети!? И я вам ничего не скажу! — сказал он, настороженно оглядывая трёх здоровых чуваков в строгих костюмах и тёмных очках.

Я вспомнил! Это Олег из параллельного потока из универа!
— Но ты же Олег? — спросил я.
— Да меня зовут Олег, но я вас не знаю — вскричал он. Что вам надо от меня! Я не буду вам ничего говорить! — безнадежно озираясь вокруг, крикнул он. Его лицо покрылось крупными каплями пота, а борода смешно затопорщилась.

— Подожди, не очкуй — сказал я спокойно, что привело его в ещё более паническое состояние — Ведь это ты в 1984 году посещал факультативный семинар по математической топологии доцента Шустова в Государственном университете?
Этот вопрос привел его в полное и окончательное замешательство. Переводя затравленный взгляд с моего пистолета, кокетливо выглядывающего из-под полы пиджака, на охранников и обратно на меня, он недоуменно и озадаченно сказал:
— Д-даа, посещал. Но позвольте, в какой связи? Что вам нужно?
— Олег, я же там тоже был! Ну, не помнишь меня? Это же я, Марк, Марк Берман!
Похоже что бедного Олега, теперь уже Олега Леонидовича, постиг полный когнитивный диссонанс. Он выдохнул, вдохнул и сказал неуверенно:
— Что-то не припоминаю. Но мы с вами не учились вместе — иначе я бы вас помнил — ответил он.
— Ну да, ты учился в универе, а я был из политеха. У вас в универе я был только на семинарах по топологии. Там ещё Аня Фельдман с тобой была из твоей группы. Вспомнил?
— Ну, предположим, Аню я помню. И семинары, конечно, тоже. Сейчас Шустов уже профессор, и он мой научный руководитель в докторантуре. В октябре я как раз защищаю докторскую по топологии. А вас я не помню — растеряно ответил он.
Я напряг свою память, и откуда-то из глубин сознания извлёк и произнёс полузабытый текст:
— «Любое односвязное компактное трёхмерное многообразие без края гомеоморфно трёхмерной сфере». Это про что?
Охранники посмотрели на меня с опаской и уважением, и слегка напряглись, как будто я прочитал заклинание для вызова нечистой силы. Олег автоматически ответил:
— Это гипотеза Пуанкаре. Известная «задача тысячелетия» в топологии.
В его взгляде возникли проблески интереса. Он перестал потеть и начал успокаиваться.
— Кажется вспомнил. Да-да, точно. Тогда ты был постройнее. А здесь ты по какому случаю?
— Я сына пришёл навестить, как он?
— Аааа! Так Паша Берман — это твой сын! Очень способный мальчик. Я в его классе преподаю математику. — он сразу успокоился и оживился — Они сейчас на занятиях, давай я… — он оглядел, все ещё с опаской, всех нас троих, вздохнул, и продолжил — … провожу вас в классы, они как раз заканчивают занятия.

Да уж, как говорил мой тренер по боевой стрельбе из пистолета, бывший учитель математики, Гриша Вербицкий: «Математика и пистолет — это два самых убедительных способа донести свои аргументы до оппонента». Вот так и пригодилась мне гипотеза Пуанкаре — в то время ещё не решенная «задача тысячелетия».

Kondyba

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Израиль за неделю 14.01.19-18.01.19

Читать далее →