Польша вдруг вспомнила, что кроме внутренней политики, есть ещё и внешняя Польша вдруг вспомнила, что кроме внутренней политики, есть ещё и внешняя
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Аналитика и история  >  Данная статья

Польша вдруг вспомнила, что кроме внутренней политики, есть ещё и внешняя

01/02/2018

Сайт MAKO сообщает, что министерство иностранных дел Польши распространило заявление о том, что Варшава очень надеется на то, что отношения между нею и Соединенными Штатами Америки не пострадают после принятия Сенатом закона, запрещающего связывать преступления против евреев в период Катастрофы с поляками.

«Мы надеемся, что принятие Закона о Катастрофе не нанесут урон дипломатическим отношениям между нами и Соединенными Штатами Америки и мы продолжим сотрудничать».

Ну чтож, «ясновельможные» паны, «надежда — награда за смелость», смелость — удел достойных, а для того, чтобы массово и радостно убивать и выдавать собственных граждан нацистам-оккупантам, отправляя их на верную смерть только за то, что они не того роду, племени и иной, некатолической веры — много смелости не надо. Только море бесконечных и безосновательных гордыни, ненависти и неуёмного желания грабить. Смелость нужна лишь для признания и покаяния вследствие катарсиса.

Польский гранатовый полицейский и еврей в Варшавском гетто

 

Итого — сухой остаток таков: на территории оккупированной нацистами Польши и до её освобождения советской армией молили о спасении 200.000 евреев — полноправных, но к сожалению не полноценных граждан еврейского происхождения (без учета согнанных в гетто и концентрационные лагеря). Все они умоляли местное население о помощи. Всего на территории Польши было спасено 380 тысяч евреев. До конца войны чудом спаслись только 25000 евреев — польских граждан (без учета воевавших, а также бежавших в Советский Союз перед войной).

Куда делись остальные 175000 — лучше не говорить, а то ещё попадешь под польское уголовное преследование на основании нового законы, суть которого в том, что поляки не состояли, не привлекались и не участвовали. Из живших в Польше на начало сентября 1939 года 3,3 млн евреев во время войны погибло 2,9 млн, то есть 90%. Ещё раз повторюсь — только 25000 польских евреев спаслись тем или иным образом.

Несомненно, определенные польские круги прилагали максимально возможные усилия для спасения евреев, не менее 5000 поляков были расстреляны за то, что они укрывали еврейские семьи, 6620 поляков получили звание Праведников народов мира. И им мы будем благодарны до конца времен, поскольку «пасающий одну жизнь — спасает целый мир» . Только им и больше никому, ибо не за что.

Против статистики не попрешь. После Катастрофы из польских евреев выжило только около 380 тысяч человек: 25 тысяч спаслись в Польше, 30 тысяч вернулись из лагерей принудительного труда, а остальные — это те, кто вернулся из СССР. Уничтожение еврейской жизни, разруха и взрыв антисемитизма, пик которого пришелся на погром в Кельце в июле 1946 года, вынудили большинство польских евреев оставить страну. После 1946 года в Польше осталось около 100 тысяч евреев. По переписи 2011 года в Польше проживает около 7500 евреев, в основном в крупных городах, таких как Варшава, Вроцлав и Краков.

Были уничтожены не только люди — была уничтожена уникальная местная еврейская культура, уничтожена память о том, что она (эта культура) веками была неотъемлемой частью культуры Восточной Европы. Свидетельств этому практически не сохранилось. Евреи на этих землях, некогда бывших центром мирового еврейства, превратились в маргинальное меньшинство. В некотором смысле, нацисты со своими задачами по окончательному решению еврейского вопроса в Европе справились успешно. Никогда бы у них этого не получилось, если бы не «энтузиазм и воодушевление» польского населения в данном вопросе.

Польские полицейские с немецкими коллегами. 1943 год. Фото: Юлия Краснодамбская. Из книги :»Охота на евреев».

 

Есть ещё одна статистика с которой спорить невозможно. На территории Польши в наше время проживают менее 10 тысяч евреев. То есть их практически нет. И живут эти евреи не одни. Рядом с ними постоянно обитает два чудовища, имя им — твёрдо стоящий «Антисемитизм Без Евреев» и хромающая на обе ноги по причине безосновательности — «Гордыня Речьпосполитая». Именно эти чудовища являются отцом и матерью новопольского Закона о Мы Не При Делах. И «после того, что между нами было» единственное, что вызывает у них глубокую озабоченность — это то, как к этому Закону отнесется Белый дом.

Что бы не делали польские власти, как бы не извращались законодательно — Польша, до полного покаяния, будет ассоциироваться не с расстрелянной польской семьёй Ульма из деревни Маркова, заплатившей своими жизнями, от мала до велика, за укрывательство еврейской семьи (расстреляной вместе с ней), а с «непольскими» Освенцимом, Треблинкой, а также вполне польскими Йедвабне и Кельце. Какой закон и сколько законов не принимай.

Семья Ульма. Юзеф Ульма (род. 1900), его жена Виктория (род. 1912) и их 6 детей — Станислава (8 лет), Барбара (6 лет), Владислав (5 лет), Францишек (4 года), Антоний (3 года) и Мария (полтора года).

Паршойн Гелибтер-Гелейгер

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Навстречу Кубку мира по футболу в США (видео)

Читать далее →