Мириам Залманович: Дочки-матери Мириам Залманович: Дочки-матери
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Авторские колонки  >  Авторская колонка Мириам Залманович  >  Данная статья

Мириам Залманович: Дочки-матери

23/02/2018

Вы играли в детстве в дочки-матери? Нет? Поздравляю, не забудьте с утра поблагодарить Создателя, за то, что не сотворил вас женщиной. А если сотворил, но вы предпочитали совсем другие игры – значит, вы такая же пацанка, как и я. Вместо того, чтобы благопристойно причесывать куклам синтетические волосики и украдкой подрезать бабушкину скатерть на платье для своей красавицы, мы в воинственном казако-разбойничьем угаре сайгачили по дворам, верховодя мальчишками и наводя ужас на наскамейных бабок.

Нам было куда веселее, хотя стоит иметь в виду побочные последствия недоигранных кукол – знаю взрослых девочек, у которых от этого четверо детей родилось. Мои дочки, слава богу, играют в куклы. Настораживает, правда, что своих пластмассовых чад они всё чаще норовят подсунуть мне, с призказкой: «Мама, ты за моим ребеночком присмотри пожалуйста. Делать ничего не надо – он спит. Я пока на работу схожу», и хитро так добавляют: «И в магазин. А потом — по делам». Где они этому в свои пять лет научились – не знаю. А если и знаю — всё равно не признаюсь.

Ходят чада в частный еврейский детский сад. Заведение небольшое, детей тридцать, во всех группах вместе взятых. Не ортодоксальное, но вполне в духе еврейских традиций: как какой праздник отмечать детям без нажима объясняют, кошерным на месте кормят, но в их домашние тарелки нос не суют.

Дружеские же дети ходят в абсолютно светский израильский садик. Вот где опиум для народа! Малыши там играют не только в куклы и вояшку, но, что намного увлекательнее, в… иудаизм. Не объясняя детям суть и значение тех, или других ритуальных действий, детям предлагается их изобразить.

Помните праздничные инсценировки в советских детсадах? Вот, примерно так: «Когда был Ленин маленький, с кудрявой головой…», «Наша армия сильна, охраняет мир она» и т.д. Хорошие детки пели и декламировали, не вникая, кто такой Ленин и чем так сильна наша армия. Правда, в нашем садике какой-то маленький пакостник всю идеологию изгадил, на репетиции спев «охраняет кур она». Воспиталка это дело протрепалась с нянечкой, а нам так понравилось, что это на утреннике именно эту версию мы и исполнили, ибо кур представляя себе куда лучше, чем мир. Скандал был невообразимый, зачинщику прочили «кончить под забором, или, в крайнем случае – в колонии». До сих пор не понимаю, чем кончание под забором, лучше, чем в колонии, но тогда мы об этом как-то не задумывались – у директрисы так смешно пергидроленный локон на багровое лицо падал, что его и разглядывали.

Игровой иудаизм выглядит довольно  похожим на инсценировки времен застойного детства. В этом деле, как и в советском садике, фасад важнее сути. А что фасад этот из потемкинской деревни, так это ничего — за мероприятие отчитаются, реквизит вернут на место. Ну и раз первым делом фасад, то и вся атрибутика обязательна.

Правила игры такие – в пятницу, после полдника в садике назначена «встреча субботы». К истинному времени наступления Шаббата это отношения не имеет, да и к традициям этого Святого дня тоже.

Заранее назначают Субботнюю маму и Субботнего папу. Критерии назначения разные, от рандомного, до поощрительного. Мама и папа будут делать Субботу, то есть рядом стоять и свечи зажигать. Крики «Свечечка, зажгись!» не приветствуются, хотя детям явно было бы веселее.

За неделю до часа икс, Даночка, дочка друзей, начинает ныть: «Имааа, купи мне новые туфли, я в пятницу буду субботней мамой! Ну и что, что мои и так почти новые, вот когда Рути была субботней мамой — у неё были совсем-присовсем новые».

Получив-таки новые туфли, в ночь перед пятницей ребенок плохо засыпает. На горизонте новая проблема деликатного свойства – непонятно, как сложится завтра личная жизнь. Обрадовавшись назначению, девочка упустила из виду, кто будет субботним папой. Повезет, и это будет красавчик Илан, предмет томных взоров всех девчонок в группе? Или опять напросится Дани, который хоть и приносит ей каждый день конфеты, но сам некрасивый. А вдруг Йоси – тут вообще позора не оберешься, все знают, что он в носу ковыряется и козявки кушает. Или вообще назначат дурака Таля — он из вредности будет смешить ребят и никто не заметит, какая она хорошая субботняя мама.

Вообще, у наших друзей, ребят думающих и довольно критически настроенных ко всему фальшивому, термин «субботняя мама» однозначно ассоциируется с «воскресным папой». Тот раз в неделю играет в отцовские обязанности, эта – в еврейские.

Сами обязанности нешуточные: с утра похвастаться новыми туфельками и назначением, выяснить, кто сегодня будет коллегой/субботним папой/мужем, к полднику подтянуть колготки, одолжить у Неты помаду (ей мама покупает), дать с утра припасенную Данину конфету Талю, чтобы не дразнился, и, сияя, как бабушкин хрусталь, встать на заветное место — между воспитательницей и Роном, сегодняшним субботним папой.

Роник хоть и не такой красавчик, как Илан, зато и не воображает, уже с утра крутится рядом и задает всякие милые вопросы: «Дана, а субботние дети у нас будут? А давай, вот тот медведь будет нашим субботним ребеночком, а вот та мохнатая собачка будет нашей субботней собакой? Тогда у нас будет настоящая субботняя семья!».

К полднику семья складывается наилучшим образом – помада добыта, новые туфельки блестят, как и глаза Рона, Рути завистливо сопит и вот-вот заплачет. Дана милостиво разрешила субботнему мужу завести еще одного ребенка (милого псевдомехового кота), с условием, что это ненадолго, потому что увидев Данку во всей красе, сам Илан предложил в следующий раз быть субботним папой.

Час икс приближается –  нянечка накрывает субботний стол. Молодая, но рьяная выпускница педагогического колледжа, киббуцница по духу и пониманию жизни, воспитатель по образованию, встает с ковра, на котором только что, не щадя джинса своего, сидела по-турецки. Она наматывает вокруг бедер полупрозрачную тряпку с кисточками и монетками по краям — гибрид арафатки со спецодеждой для танцев живота, призванный изобразить юбку. Ставит рядом с собой лично назначенных субботней парой Рона и Дану, командует, кому свечи зажигать, кому гостей приглашать, а кому вообще в носу не ковыряться. Гости – это остальные дети. Субботний стол — обычный полдник, плюс плетеный хлеб —  хала и виноградный сок.

Чем это отличается от обычных детских ролевых игр в семью? Поднадзорностью и заявленной идеологической значимостью. При чём тут еврейские традиции вообще и Суббота в частности? Да ни причём! Но ведь Израиль, пятница, да и Министерством просвещения положено. Какие уж тут дочки-матери.

Мириам Залманович

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Комиссар признал правоту Нетаньяху

Читать далее →