Д-р Мордехай Кейдар: Почему арабы ненавидят "палестинцев"? Д-р Мордехай Кейдар: Почему арабы ненавидят "палестинцев"?
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Аналитика и история  >  Данная статья

Д-р Мордехай Кейдар: Почему арабы ненавидят «палестинцев»?

06/03/2018

Многие в арабском мире уверены, что «палестинцы» не хотят государства, потому что тогда пожертвования, приходящие со всего мира, прекратятся, и палестинцам придётся работать.

Мы в Израиле и многие в западном мире, склонны думать, что арабский мир объединен палестинской проблемой, стремясь найти в ней решение своих проблем и, что все арабы и мусульмане любят палестинцев и ненавидят Израиль. Это правда, что многие, возможно, даже подавляющее большинство арабов и мусульман, ненавидят Израиль, но многие ненавидят палестинцев не меньше.

Они ненавидят Израиль, потому что Израилю удалось выжить, несмотря на войны, терроризм, бойкоты и ненависть к нему. Потому что это еврейское государство, а по их мнению, иудаизм — это ложная религия, тогда как ислам — это истинная религия. Они ненавидят Израиль, потому что — это демократия, а они живут при диктатуре. Потому что Израиль богат, а они бедные. Потому что Израиль — рай по сравнению с арабским миром, который больше похож на последнюю остановку перед адом (примером могут служить Сирия, Ирак, Ливия, Йемен, Судан и т. д.). И главное, они ненавидят Израиль за то, что он преуспел в областях, в которых они сами потерпели неудачу. Ревность к Израилю сводит их с ума.

Но почему они ненавидят «бедных» палестинцев. Ведь арабский миф утверждает, что их земля была украдена, и они, в большинстве своём, превратились в беженцев? Здесь причины более сложные и они напрямую связаны с культурой Ближнего Востока, которую мы в Израиле и многие на Западе не знаем или не понимаем.

Одна из худших вещей для араба — это когда его кто-то обманывает, «водит за нос» или «обводит вокруг пальца». Когда кто-то пытается так поступать и, тем более, если это ему удаётся, то араб выходит из себя. Даже, когда этот человек приходится ему двоюродным братом. И тогда он зовёт своего родного брата отомстить двоюродного брату, согласно арабскому обычаю: «Я и мой брат против нашего двоюродного брата также, как если бы он был незнакомец».

Что касается палестинцев, то, во-первых, многие из них изначально не палестинцы, а мигранты со всего арабского мира, которые переехали в Палестину во время Британского мандата, чтобы работать в городах и деревнях, созданных евреями. Эти мигранты по-прежнему носят такие имена, как Альхурани, Аль-Зурани, Аль-Заркави, Аль-Масри и многие другие имена, свидетельствующие об их первоначальном месте рождения. Это существующая «реальность». Поэтому арабы спрашивают себя, почему эти, так называемые «палестинцы» должны получать льготы, предназначенные для местных жителей, по сравнению с нами, которые остались в своих странах?

Начиная с конца войны за независимость в 1948 году, политика арабского мира начала вращаться вокруг Израиля и «палестинской проблемы. По замыслу решение этой проблемы должно было привести к разрушению Израиля. С этой целью все беженцы были помещены в лагеря беженцев и решением Лиги арабских государств было установлено не допускать их абсорбции в арабских странах.

В лагерях они получали бесплатное питание, образование и медицинские услуги через БАПОР, в то время как арабские соседи, живущие вблизи этих лагерей, должны были работать. Они должны были зарабатывать своим потом, чтобы есть, обучать своих детей и получать медицинские услуги. Жители лагерей беженцев умудрялись даже продавать арабским соседям часть того, что они получали (муку, сахар, масло) для потребления своими семьями, и немало на этом зарабатывали.

Беженцы в лагерях не платят муниципальные налоги, поэтому существует немало беженцев, которые сдают свои дома другим арабам и взимают за это более высокую арендную плату, чем в соседних городах. Это выгодно, потому что те, кто живет в лагерях беженцев, освобождается от муниципальных налогов. Другими словами, мир субсидирует беженцам налоги, а те кладут эти деньги в свои карманы.

В Ливане несколько лагерей беженцев, построенных вблизи Бейрута, были поглощены городом, который расширился за последние семьдесят лет. Они стали престижными кварталами с роскошными жилыми особняками. И не обязательно, нужны были эти изменения, чтобы человек с арабской улицы имел все основания чувствовать себя обманутым. В лагерях беженцев в Ливане командуют группы от ООП до ИГИЛа, вооруженные ХАМАСом, Народным фронтом, Демократическим фронтом и салафитскими джихадистами. Эти организации преследуют ливанское население вокруг них.

В 1975 году они привели к началу гражданской войны в Ливане, которая длилась долгих 14 лет. Это были годы кровопролитий и разрушений, сопровождавшихся миграцией сотен тысяч ливанцев из их деревень. Они вынуждены были терпеть страшные муки, живя в палаточных лагерях, окруживших ливанские города. Многие из них нашли убежище в лагерях палестинских беженцев, но многие не получали даже десятой части того, что получали беженцы из Палестины. И эта разница вызывала зависть и ненависть к ним.

В Иордании в 1970 году палестинцы во главе с Ясиром Арафатом попытались взять под контроль государство, создав в нем свои собственные автономные районы. Создание контрольно-пропускных пунктов и присутствие вооруженных палестинцев на северо-западе страны, подорвали устои королевства. В сентябре 1970 года, названным «Черным сентябрем», вышедший из себя король Хусейн, показал палестинцам, кто настоящий хозяин в Иордании. Объявленная им война стоила тысячи жизней с обеих сторон.

В пределах Израиля 20 процентов его граждан являются «палестинскими» арабами и они не восстают против Израиля и не борются с ним. Иными словами, палестинцы, живущие в Израиле, наслаждаются жизнью в единственной демократии на Ближнем Востоке. В то время, как арабские государства проливают кровь своих солдат, чтобы освободить Палестину. Можно ли представить себе ощущение, что из тебя сделали «фраера», большее, чем то, которое есть у арабского солдата?

Еще серьезнее то, что каждый араб знает , что: палестинцы продают землю евреям уже более века, получая большую прибыль от этой продажи. А после плачутся своим арабским братьям, чтобы те пришли и освободили Палестину от сионистской оккупации.

За прошедшие годы палестинцы получили от мирового сообщества миллиарды долларов и евро. Годовой доход в расчете на одного человека в Палестинской автономии во много раз больше, чем на египетской, суданской и алжирской улице. И жизнь его намного лучше, чем жизнь араба в Сирии, Ираке, Ливии и Йемене после арабской весны.

В 1990 году Арафат поддержал вторжение Ирака, которым тогда правил режим Саддама Хусейна, в Кувейт. После своего освобождения, Кувейт изгнал десятки тысяч палестинцев, работавших там, главным образом в нефтяной промышленности, и те в одночасье потеряли средства к существованию .Это создало экономический кризис среди их семей в Иудее, Самарии и Газе, которые регулярно получали поддержку от своих сыновей в Кувейте.

Сегодня движения «Хамас» и «Палестинский исламский джихад» поддерживаются Ираном, который в душе ненавидят многие арабы. Они также помнят, что захват самолетов в качестве средства терроризма и шантажа был изобретен палестинцами, которые в 1968 году захватили самолет Эль-Аля в Алжире. По сей день мир страдает от этих террористических актов,

Хотя по Соглашению Таифа от 1989 года, положившему конец гражданской войне в Ливане, было решено разоружить все милиции, «Хезболла» осталась единственной, кому сирийцы разрешили оставить оружие и даже развивать свою военную мощь все больше и больше. Обычным оправданием было то, что это оружие предназначено для «освобождения Палестины» и не будет направлено против ливанцев. Для любого, кто имел хотя бы немного мозгов в черепушке, было ясно, что сказка про Палестину — была не чем иным, как маленьким фиговым листком, который не мог скрыть правду о том, что оружие Хезболлы предназначалось для борьбы с врагами Хезболлы в Ливане и Сирии, Таким образом, Палестина снова послужила поводом для захвата шиитами Ливана.

Но самым серьезным на сегодняшний день является требование Палестины о том, чтобы арабские государства воздерживались от любых контактов с Израилем, пока палестинская проблема не будет решена к удовлетворению глав ООП и ХАМАСа. Проблема в том, что многие в арабском мире не видят ничего, что объединяет ООП и ХАМАС, И поэтому они отчаялись во внутреннем палестинском примирении, который торпедирует весь прогресс по установлению отношений с Израилем. Другими словами, страны арабского мира, некоторые из которых видят в Израиле надежду в борьбе с Ираном, должны поставить свое будущее в зависимость от внутреннего конфликта ООП и ХАМАС.

А разве мы забыли Египет и Иорданию, которые подписав мирные соглашения с Израилем, вышли из круга войны за освобождение Палестины и, тем самым предали своих палестинских «братьев», оставив их один на один с решением собственной проблемы?

Многие в арабском и исламском мире уверены, что палестинцы не хотят палестинского государства, потому что, как только оно будет создано, пожертвования со всего мира прекратятся, и палестинцам придется зарабатывать на жизнь таким же образом, как и любая другая страна. Как же они пойдут на это после того, как они так привыкли к пожертвованиям, получая которые им не нужно работать?

В заключение можно сказать, что через 70 лет после создания проблемы Палестины, арабский мир понял, что у него нет решения, которое бы удовлетворило тех, кто превратил беженцев в профессию. И поэтому «проблема Палестины» стала источником эмоций и денег, обогащающих коррупционеров, которые контролируют Рамаллу и Газу.

В мире, где никто не хочет быть «фраером», палестинцы потеряли остаток сочувствия, которое было к ним. Каждый новый день увеличивает число их врагов в арабском и исламском мире.

*) Доктор Мордехай Кейдар — член Исполнительного совета по национальной политике, востоковед, преподаватель кафедры арабского языка и научный сотрудник Центра стратегических исследований Бегина-Садата в Университете Бар-Илан.

Д — р Мордехай Кейдар
05/03/18

7 канал

Перевод: Юрий Дикштейн

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Пери ушёл, но дело его живёт

Читать далее →