В течение многих веков Палестина была фактически заброшенной и безлюдной В течение многих веков Палестина была фактически заброшенной и безлюдной
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Аналитика и история  >  Данная статья

В течение многих веков Палестина была фактически заброшенной и безлюдной

07/04/2018

Как известно, расцвет Палестины начался с восстановлением еврейских сельскохозяйственных поселений в конце девятнадцатого столетия.

Свидетельства очевидцев показывают, что до прибытия первых еврейских поселенцев, территория Палестины была фактически заброшенной и безлюдной.

Разрушения начались сразу после подавления в 135 году восстания Бар-Кохбы римским императором Адрианом (117—138 гг.).
Профессор-историк Джейкоб Де Хаас в книге «История Палестины», цитирует римского консула и историка греческого происхождения Кассия Диона, автора «Римской истории» в 80 книгах.

Дион Кассий писал, что евреи восстали, потому что Адриан хотел обратить Иерусалим в языческий город, на что евреи смотрели как на осквернение. После подавления восстания для евреев наступил период жестоких гонений; обрезание, а также суббота, праздники и изучение Торы были запрещены, и казалось, что Адриан хочет уничтожить весь еврейский народ.

За три года были разрушены до основания 50 самых крупных городов и 985 крупных сельскохозяйственных поселений.
Постепенно вся Иудея превратилась в пустыню, только волки и бродили среди руин. Были разрушены ее древние каналы и ирригационные системы, а плодородные земли, о которых говорится в Библии, превратились в пустыню и болота. [1]

В период османского (турецкого) владычества (1517—1917 гг.) политика разорения и пренебрежительного отношения к земле продолжалась. Холмы были лишены деревьев, а долины лишились последних остатков верхнего слоя почвы. [2]

Английский моряк Эдвард Веббе, попавший в рабство к туркам, побывал в 1590 году в Иерусалиме. В своих воспоминаниях он пишет: «Все, что можно украсть, было украдено. Только остатки старых стен, еще оживляют окрестности среди травы, мха и сорняков» [3]

В манускриптах Францисканского монастыря в Иерусалиме есть описание, относящееся к периоду XIV – XVI вв. «В то время, как Тиберию заселяли евреи из папских государств, миграция которых была одобрена папским указом, в Назарете продолжался упадок». В переведенном Францисканским паломником с латинского манускрипте, сообщалось: «Иерусалим превратился в дом разбойников и убийц сарацинов…». Печально видеть этот город. Мы не видели ничего камней, песка и колючек. [4] .

Спустя сто лет, в 1697 году, Назарет был лишь «незначительной деревушкой … Акко состоит из нескольких бедных хижин … здесь нет ничего, кроме многочисленных развалин». Наблус (Шхем) представлял собой дв заселенные тесные улицы, а Иерихон был «бедной грязной деревушкой». [5]

Де Хаас замечает: «Фредрик Хассельквист, шведский ботаник и врач, жуя какие-то обожженные колоски зеленой пшеницы, которыми какой-то пастух щедро поделился с ним в долине Акко, размышляет, что белый хлеб его северной родины и обожженные колоски пшеницы символизируют разницу между двумя цивилизациями.
Если бы Хассельквист знал, что арабский географ Мукаддаси еще в десятом столетии хвастался превосходством белого хлеба Палестины, его, возможно, еще больше впечатляло бы то состояние, до которого страна скатилась за семьсот лет … Хассельквист присоединился к четырем тысячам христианских паломников, отправившихся в Иерихон под конвоем из трехсот солдат. Он предполагал, что четыре тысячи христиан, главным образом православных, каждый год посещают Яффо, так же как и многие евреи. Только в одном армянском монастыре в Иерусалиме могли разместиться тысяча человек. Ботаник считал, что паломнические пошлины были самой доходной частью этой невозделанной и необжитой страны …. (Frederich Hasselquist, Reise nach Palastina, etc., 1749-1752, pp. 139, 145-146, 190. Цитата из Джейкоб Де Хаас. «История Палестины: Последние две тысячи лет», Нью Йорк, 1936, pp. 349, 358, 360).

В середине 18 века британский археолог Томас Шоу писал, что Палестине «не хватает людей для обработки ее плодородной почвы». [6]

Французский писатель и историк XVIII века Константин Франсуа Вольней писал о Сирии, которая тогда была частью Палестины как о «разрушенной» и «опустошенной» земле.
Он писал: «В «Великой Сирии» многие районы … потеряли почти все свое крестьянство. В других почти полная рецессия». [7]

Граф Вольней сообщает, что «в результате такого убогого правления большая часть провинций в империи обнищали и земли не используются». Взяв одну провинцию в качестве примера, Вольней сообщает, что

когда-то… там было подсчитано свыше трех тысяч двухсот деревень; Но в настоящее время исследователь едва ли сможет найти четыреста. Те из наших купцов, которые проживали там двадцать лет, своими глазами видели, что большая часть окрестностей … опустела. Путешественник не встречает там ничего, кроме домов в руинах, водоемы оказались бесполезными, и поля покинутыми. Те, кто их возделывал, бежали … [8]

Вольней пишет: «… мы с трудом узнали Иерусалим … удаленный от всех дорог. Казалось, что он не был рассчитан на значительный торговый промысел и не был центром большого потребления … Предполагаю, что его население составляет от двенадцати до четырнадцати тысяч …

Вторым местом, заслуживающми внимания был Бейт-эль-Лахм или Вифлеем … Почва здесь была лучшей во всех этих районах … но так же как и в другом местах требовалась культивация. В этой деревне живет около шестисот человек, способных нести оружие …

Третье и последнее место в его записках — Хабрун, или Хеврон, самое мощное поселение во всем этом районе, которое способно поставить под ружье восемьсот или девятьсот человек … » (С. 303-325).

… Можем ли мы продолжать надеяться, что торговля с страной спящей в руинах. может принести нам выгоду? [9]

Другой писатель, описывающий «Сирию» (и Палестину) примерно через шестьдесят лет в 1843 году , заявил, что во времена Вольнея «земля еще не достигла своей последней пророческой степени запустения и депопуляции.

«Население (всей Сирии), оцененное Вольнеем в два с половиной миллиона, теперь оценивается лишь в половину этой величины». [10]

Время от времени менялись репортеры, но не доклады:

И. С. Букингем описал свой визит в Яффу в 1816 году. Он пишет, что она «выглядит как бедная деревня, и в каждой ее части мы видели упадок». [11]

В Рамле, «где, как и во всей большей части Палестины, разрушенная часть казалась более обширной, чем та, что была заселена», — писал Букингем. [12]

Побывав в 1817-1818 годах, путешественники сообщили, что они не встретили «на на Тивериадском озере ни одной лодки». [13]
В Германской Энциклопедии, изданной в 1827 году, Палестина была изображена как «пустыня, по которой бродят арабские банды разбойников». [14]

В течение всего девятнадцатого века положение страны оставалось плачевным. В 1840 году один наблюдатель, который путешествовал там, писал о своем восхищении сирийцами «духовным народом, численность которого тает»». [15]

Автор насмехается над возможностью еврейской колонизации Палестины, но замечает, что некогда густонаселённый район между Хевроном и Вифлеемом «теперь заброшен и пуст» с «разрушенными городами». [16]

«… Иерусалим состоит из «большого количество домов … в ветхом и разрушенном состоянии», а «население фактически не имеет никаких регулярных занятий». Население Иерусалима насчитывало не менее 15000 человек, из которых около 4500 были мусульмане, 8000 — евреи, а остальные — христиане разных конфессий … » . [17]

Британский консул в Палестине Джеймс Финн сообщал в 1857 году министру иностранных дел Великобритании графу Кларендону «… что страна в значительной степени безлюдна, и поэтому самая большая потребность здесь — это люди …».
Далее Финн писал, что «результат моих наблюдений состоит в том, что мы имеем здесь евреев, которые раньше жили в Соединенных Штатах, но вернулись на свою Святую Землю. Некоторые евреи наоборот едут из Иерусалима в Австралию, но не остаются там, а возвращаются. Их даже не останавливает неразвитость здесь сельского хозяйства и всего, что с этим связано. [18]

В 1860-х годах сообщалось, что «сокращение населения сейчас даже возросло». [19]

В то же время Х. Б. Тристрам в своем Журнале путешествий по Палестине отмечал, что «Север и юг округа Шарон выводятся из сельскохозяйственной обработки, и целые деревни быстро исчезают с лица земли. С 1838 года не менее 20 бедуинских деревень вместе с коренным населением исчезли с географической карты. [20]

Марк Твен в своей неподражаемой манере выразил сожаление по поводу того, что он назвал «романтическими» и «предвзятыми» отчетами о Палестине после того, как он посетил Святую Землю в 1867 году. [21]

Во всех местах, которые он посещал, Твен регистрировал в своих выводах мрак и уныние .

В Изреельской долине вы больше не увидите какой-либо человеческой деятельности. На протяжении тридцати миль в любом направлении вы можете не встретить ни одной деревни. Есть два или три небольших скопления бедуинских палаток, но нет ни одного постоянного жилья. Можно проехать десять миль и не увидеть и десяти человек. [22]

Фактически, по словам Твена, даже бедуинские налетчики, которые «так яростно» нападали на паломников, были не местными, а «приглашенными по случаю», т.е. были отправлены из Иерусалима теми же арабами, которые охраняли каждую группу паломников.

После каждого нападения они собирались вместе на виду у паломников, обедали, делили вымогаемый за сезон бакшиш, а затем сопровождали всю кавалькаду домой в город! Досада от такой арабской защиты была в том, что она организовывалась шейхами и бедуинами вместе для их взаимной выгоды … [23]

Если вы ищете безлюдное и безотрадное место, писал Твен резко, поезжайте в Галилею… Там вы найдете эти безлюдные пустыни, эти ржавые бесплодные насыпи, которые никогда, никогда не отражают яркий свет от своих суровых очертаний, и исчезают и падают в туманную перспективу.

Эта меланхолическая гибель Капернаума, эта глупая деревня Тверия, дремлющая под своими шестью похоронными пальмами … Пока мы благополучно достигли Табора … мы не встретили ни одного человека на всем пути. [24]

Назарет покинут … Проклятый Иерихон лежит сегодня в разваливанах, в том же виде, в какой превратило его чудо Иисуса Навина более чем три тысячи лет назад: Вифлеем и Вифания в своей нищете и унижении теперь ничем не напоминают то, что когда-то знали высокую честь присутствия Спасителя. В священном место, где пастухи когда-то по ночам наблюдали за своими стадами, и где ангелы пели: «Мир на земле, добрая воля людям», сегодня не найти ни одно живого существа …

Бефсайда и Хорзин исчезли с лица земли. «Вокруг них, где когда-то тысячи людей слушали голос Спасителя и ели чудесный хлеб, сегодня пустынные места, спящие в тишине одиночества, в которых обитают только хищные птицы и рыщут голодные лисы . [25]

«Эта когда-то сказочная страна Палестина сегодня пребывает во вретище и пепле … опустошена и нелюбима …», — писал Твен с горечью». [26]

«Яффа все еще находится в руинах», — писал французский путешественник в конце XIX века, [27] .

Население Хайфы на севере составляет около 6000 душ и «в этом нет ничего примечательного», — прокомментировал в конце XIX века другой француз, автор путеводителя по священной земле,. Он сказал, что Хайфу «можно пересечь за пять минут» по пути в город Акко. Этот великолепный порт фактически простаивает. [28]

Многие писатели, такие, как преподобный Самуил Мэннинг, оплакивали истощение прибрежной равнины и отсутствие жизнедеятельности в долине Шарона.
«Изысканное плодородие и красота Самарии оставались в памяти евреев символом процветания».

«Но куда же подевались жители? Эта плодородная равнина, которая могла бы прокормить огромное население, сейчас была почти безлюдна … День за днем ​​мы вновь и вновь убеждались, что предсказания древних пророков сбылись до последней буквы … Оставленная земля была пустынной и необитаемой ».

Мессионер-протестант У.М. Томсон, работавший в Оттоманской Сирии в своей книге «Земля и книга» (W. M. Thomson, The Land and the Book, London: T. Nelsons & Sons, 1866, p. 506) повторяет замечания преподобного Мэннинга: «Это полное опустошение как меланхолия! Ни домов, ни следов жителей, ни даже пастухов, которых мы видели в других местах, похоже, не разряжают скучного однообразия …

Предсказание Исайи, говорившего, что Самария превратится в пустыню, стало печальной и впечатляющей реальностью ». [29]

Отчет сопровождался тягостным заключением историка-экономиста профессора Фреда Готхейла, показывающим, что: «страна заброшена» [30],

находится «в жалком запустении и пренебрежении» [31],

«в настоящее время почти покинута» [32],

«бездеятельна» [33],

«безлюдна» [34]

и «малозаселена» [35].

В книге под названием «Хет и Моав» полковник С. Р. Кондер назвал Палестину 1880-х годов «разрушенной страной».
По словам Кондера «что касается арабской расы, то она, по-видимому, скорее уменьшается, чем увеличивается». [36]

Кондер также посещал Палестину раньше, в 1872 году, и он прокомментировал продолжающееся сокращение населения в течение девяти или десятилетнего промежутка времени между его визитами:

«Самое печальное то, что крестьянство, являющееся основой населения, сократилось как количественно, так и по уровню благосостояния». [37]

Пьер Лоти, известный французский писатель, писал в 1895 году о своем посещении этой земли: «Весной я путешествовал по печальной Галилее, и я нашел ее в полном безмолвии …» В непосредственной близости от библейской горы Гилбоа «как и везде, как и везде в Палестине, города и дворцы обратились в прах, Эта меланхолия запустения царит над всей Святой землей». [38]

Дэвид Ландес назвал основные причины сокращения численности населения:
В результате многовекового Турецкого пренебрежения и нерадивого управления Палестиной, последовавших за более ранними разрушениями других завоевателей, земля была отдана на произвол разрушительной силе песков, болот, малярийных комаров, клановой вражде и мародерам-бедуинам. Население в несколько миллионов человек сократилось более чем десять раз, вероятно до четверти миллиона около 1800 года и составляло около 300 000 человек в середине века. [39]

Палестина действительно лежит во «вретище и пепле».

1. Dio Cassius, History of the Romans, lxix, 12-14, cited by de Haas, History, pp. 55-56.

2. Carl Hermann Voss, «The Palestine Problem Today, Israel and Its Neighbors» (Boston, 1953), стр. 13.

3. Gunner Edward Webbe, Palestine Exploration Fund, Quarterly Statement, p. 86, cited in de Haas, History, p. 338.

4. De Haas, History, p. 337, citing Palestine Exploration Fund, Quarterly Statement, 1925, p. 197.

5. Henry Maundrell, The Journal of Henry Maundrellfrom Aleppo to Jerusalem, 1697, Bohn’s edition (London, 1848), respectively pp. 477, 428, 450.

6. Thomas Shaw, Travels and Observations Relating to Several Parts of Barbary and the Levant (London, 1767), p. 331ff.

7. Norman Lewis, «The Frontier of Settlement in Syria, 1800-19 50,» in Charles Issawi, ed., The Economic History of the Middle East (Chicago, 1966), p. 260.

8. Count Constantine F. Volney, Travels Through Syria and Egypt in the Years 1783, 1784, 1785 (London, 1788), Vol. 2, p. 147.

9. Там же, p. 431.

10. A. Keith, The Land of Israel (Edinburgh, 1843), p. 465.

11. J.S. Buckingham, Travels in Palestine (London, 1821), p. 146.

12. Там же, стр. 162.

13. James Mangles and the Honorable C.L. Irby, Travels in Egypt and Nubia (London, 1823), p. 295.

14. Brockhaus, Alig. Deutsch Real-Encyklopaedie, 7-е изд. (Leipzig, 1827), Vol. VIII, p. 206.

15. S. Olin, Travels in Egypt, Arabia Petraea and the Holy Land (New York, 1843), Vol. 2, pp. 438-439.

16. Там же, стр. 77-78.

17. No. 238, «Report of the Commerce of Jerusalem During the Year 1863,» F.O. 195/808, May 1864. From A.H. Hyamson, ed., The British Consulate in Jerusalem, 2 vols. (London, 1939-1941), Vol. 2, p. 331.

18. Джеймс Финн — графу Кларендону, Иерусалим, 15 сентября 1857 года, FO 78/1294 (Pol. No. 36). Ibid., 1, pp. 249-52.

19. J.B. Forsyth, A Few Months in the East (Quebec, 1861), p. 188.

20. J.B. Forsyth, A Few Months in the East (Quebec, 1861), p. 188.

21. Mark Twain, The Innocents Abroad, 1869, pp. 349, 366, 367.

22. Там же, стр. 349.

23. Там же, стр. 429.

24. Там же, стр. 366, 375.

25. Там же, стр. 441-442.

26. Там же.

27. Jules Hoche, Les Pays des croisades (Paris, n.d.), p. 10, cited by David Landes, «Palestine Before the Zionists,» Commentary, Feb., 1976, p. 49.

28. Brother Lievin de Hamme, Guide indicateur, Vol. Ill, pp. 163, 190.

29. The Reverend Samuel Manning, Those Holy Fields (London, 1874), pp. 14-17.

30. W.C. Prime, Tent Life in the Holy Land (New York, 1857), p. 240, cited by Fred Gottheil, «The Population of Palestine, Circa 1875,» Middle Eastern Studies, Vol. 15, no. 3, October 1979.

31. S.C. Bartlett, From Egypt to Palestine (New York, 1879), p. 409.

32. Там же, p. 410.

33. W. Allen, The Dead Sea: A New Route to India (London, 1855), p. 113, 466.

34. W.M. Thomson, The Land and the Book (New York: Harper Bros., 18.

35. E.L. Wilson, In Scripture Lands (New York, n.d.), p. 316.

36. Colonel C.R. Conder, Heth and Moab (London, 1883), pp. 380, 376.

37. Там же, p. 366.

38. Pierre Loti, La Galilee (Paris, 1895), pp. 37-41, 69, 85-86, 69, cited by David Landes, «Palestine Before the Zionists,» Commentary, February 1976, pp. 48-49.

39. Landes, «Palestine,» p. 49.

www.eretzyisroel.org

Перевод: Юрий Дикштейн

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

США готовит Израилю санитарный кордон?

Читать далее →