Юрий Дикштейн: А был ли мальчик? Юрий Дикштейн: А был ли мальчик?
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Аналитика и история  >  Данная статья

Юрий Дикштейн: А был ли мальчик?

07/04/2018

Изучая проблему беженцев вообще и проблему африканских мигрантов в Израиле, я пришел к неутешительным выводам. Эта проблема имеет исторические, религиозные и социальные аспекты. Прежде всего она связана со столкновением цивилизаций. Есть иудео-христианская цивилизация, в основу которой, по сути дела, положено соблюдение семь заповедей Ноя. Напомню эти 7 мицвот:

Запрет идолопоклонства — вера в единого Бога.
Запрет богохульства — почитание Бога.
Запрет убийства — уважение к человеческой жизни.
Запрет прелюбодеяния — уважение к семье.
Запрет воровства — уважение к имуществу ближнего.
Запрет употребления в пищу плоти, отрезанной от живого животного — уважение к живым существам.
Обязанность создать справедливую судебную систему.

И есть языческие принципы поведения, в том числе мусульманство, отрицающих основные постулаты Ноя.

После Первой мировой войны западный мир пришел к пониманию необходимости создания международных институтов, следящих за соблюдением этих заповедей..В составе этих институтов уже тогда оказались некоторые мусульманские страны, не разделяющие эти принципы. Но до 60-х годов ХХ века, пока сохранялась колониальная система, они были в меньшинстве и не могли влиять на принимаемые решения. Таким образом, например, в 1951 году по инициативе Израиля была принята конвенция о беженцах, которая была основана как-раз на западных ценностях.

После развала колониальной системы,в состав международных институтов были приняты почти все африканские и мусульманские страны. В составе этих международных институтов,в большинстве оказались страны, не соблюдающие принципов, лежащих в их основе. Это большинство стало цинично использовать, принятые международные законы для продвижения своих интересов.

Западные страны, которые придерживались вышеуказанных принципов, успешно развивались и далеко обогнали в своем развитии большинство африканских и азиатских стран, которые, упорно цепляясь за свои догмы, топтались на месте или скатывались в пучину междоусобных войн. С развитием транспортных коммуникаций у этих народов появилась возможность переезжать в более благополучные западные страны. А принятые международные законы, позволяли им паразитическое существование за счет этих стран.

Но вернемся в наши пенаты. Наплыв мигрантов в Израиль начался примерно в 2005-2006 годах при Шароне и Ольмерте. По данным МВД, до 2006 года включительно в Израиль проникли 2997 инфильтрантов. За один 2007 год, нелегально проникших в страну через египетскую границу, уже было 4999 человек, в 2008 – 8721. В 2009 году к власти пришел Нетаньяху, который сразу же пообещал решить эту проблему. Было принято решение о строительстве заградительного забора, которое из-за бюрократических проволочек было начато только в январе 2011 года. В результате к моменту окончания его строительства в 2013 году в Израиль уже перебрались более 60 тысяч африканских мигрантов: в 2009 – 5191, в 2010 – 14 617, в 2011 – 17 275, в 2012 – 10 434 инфильтрантов.

Остро встал вопрос, что с ними делать. Было принято решение о высылке мигрантов в третьи страны. В 2013-14 годах несколько африканских стран согласилась принимать из Израиля, тех, кто добровольно согласился на переезд и имеет деньги для первоначальной абсорбции. И тогда Израиль начал реализовывать тюремную политику. Для этих целей были построены тюрьма «Саароним» и через дорогу от нее лагерь беженцев «Холот» Поскольку конвенция о статусе беженцев запрещает наказывать людей за незаконный переход границы, Кнессет принял закон, позволяющий заключать просящих убежище в тюрьму без суда.

В соответствии с первым законом, инфильтрантов можно было заключать без суда на срок не менее трех лет в тюрьме «Саароним». После того, как этот закон был отменен БАГАЦем, государство приняло другой закон. На этот раз местом заключения был выбран «Холот», который назвали «Центром проживания». Заключение по этому закону предполагалось сделать пожизненным и также внесудебным. Для получения согласия на переезд перед мигрантами поставили дилемму — или бессрочное заключение в тюрьму или согласие на отъезд. Часть из мигрантов выбрали переезд. Таким путем более 9.000 африканцев были отправлены в Судан, Руанду или Уганду, с которыми Израиль заключил соглашение. Но левые организации добились от Багац отмены всех, противоречащих международной конвенции законов,
БАГАЦ согласился ограничить задержание мигрантов на срок не более 60 дней и весь смысл дилеммы или-или таким образом отпал. Дураков нема. Тем более и принимающая страна поняла, что о добровольном согласии здесь речь не идет.

Президент Руанды Кагаме прямо заявил:

«Руанда будет принимать беженцев только в соответствии с международным правом. Поэтому любое явное или неявное предложение, что некоторые группы мигрантов, которым были предоставлены два варианта: переехать в Руанду или отправиться в тюрьму, будет неверным и оскорбительным»..

И вот тут начинается самое интересное. Я склоняюсь к тому, что оказавшись в патовой ситуации и под давлением общественности, Нетаньяху и Дери пошли на обман. Они прекрасно знали, что Израиль, связанный Конвенций, не сможет принудительно выслать мигрантов и, что договариваться с Руандой и Угандой не о чем.

Замминистра иностранных дел Руанды Оливье Недухонгира в интервью корреспонденту «Гаарец» сказал:

«Нет такого соглашения, нет сделки между Израилем и Руандой по вопросу о возвращении африканских эмигрантов, У нас нет никакой сделки. Если какое-либо правительство будет направлять людей в Руанду вопреки их желанию, на основе сделки, которая не существует, мы, разумеется, не примем их. Мы не можем принимать кого-либо в рамках несуществующей сделки. Я не понимаю, почему говорят об этом соглашении».

По его словам, он узнал об утверждениях относительно сделки между двумя государствами только из сообщений в СМИ и ничего не слыхал об этом от израильского правительства. На вопрос, солгало ли правительство Израиля, когда сообщило суду, что подписало соглашение с Руандой, он ответил: «У нас нет никакой информации от израильского правительства, что оно сообщало о существовании сделки. Мы узнали об этом из выпусков новостей, но никогда не слышали от израильского правительства, что оно утверждает, будто имеется соглашение между Израилем и Руандой – потому что его нет».
Он также отметил, что три-четыре года назад имели место контакты между двумя государствами по вопросу «репатриации эмигрантов из Израиля», но подчеркнул: «Мы не заключали сделку, не подписывали ее. Соглашения нет».

Не знаю, чем они руководствовались, но идея была просто тянуть с решением проблемы как можно дольше. Были выдуманы сказки о каких-то контактах, о каких-то договоренностях, которых никогда не было и даже обозначены сроки начала депортации. Я думаю, что волна левых демонстраций и выступлений различных влиятельных лиц и организаций, тоже не обошлась без их содействия. Все попытки каким-то образом переломить ситуацию закончились провалом. И здесь не нужно искать крайних и виноватых. Вся эта детская игра заранее была обречена на провал.

Но возникает, вопрос — а есть ли вообще решение этой проблемы?

Приняв за основу концепцию высылки из страны всех африканских мигрантов, власти, на самом деле, только усугубили проблему. Африканские мигранты фактически находятся в Израиле на птичьих правах. Разрешение на временное жительство им дает только лишь право находиться в Израиле. Статус беженца никогда не приводит к получению гражданства, он не дает его обладателю право на работу, на медицинскую страховку и социальные права. Вместе с тем, шансы просящих убежище получить статус беженца равны почти нулю.В соответствии с законом, им запрещено работать. Вместе с тем, в январе 2011 года БАГАЦем было принято обязательство: что раз государство не может обеспечить нужды мигрантов, оно не будет накладывать штрафы на работодателей, принимающих их на работу. Но работодатели все равно боятся инспекторов эмиграционной службы и поэтому неохотно предоставляют мигрантам более или менее постоянную работу. Африканским мигрантам не оставили другого выбора, как селиться в районах, где квартплата относительно низкая, вроде Южного Тель-Авива, бедных кварталов Иерусалима, в Эйлате, Араде и Ашкелоне. Они живут в условиях ужасной тесноты, поскольку их зарплаты слишком малы, а квартировладельцы не хотят сдавать жилье беженцам и завышают квартплату. Желательно в местах, где легче найти работу по-черному и организовать мелкие незаконные бизнесы. Можно найти немало квартир, где африканцы ютятся по 10 человек в комнате. Жуткая теснота, в которой селятся от безвыходности эти люди, приводит к процветанию в этих районах преступности и еще большему их превращению в трущобы.

Какой же выход?

Вот, что предлагает, уважаемая мной Шошана Бродская:

«Людям, получившим статус беженца, нельзя предоставлять возможность самостоятельно интегрироваться в общество, бросая их на произвол судьбы. Это всегда чревато дискриминацией и скатыванием к преступности и не позволяет им немедленно вернуться на родину, как только это станет безопасным.

Их следует содержать в лагерях беженцев в незаселенных коренным населением местах с обязательным предоставлением работы людям трудоспособного возраста (это решит проблему ввоза иностранных рабочих, например, для строительства в Негеве) и вычетом из зарплаты стоимости их содержания.

Подписание обязательства работать в меру возможности для оплаты содержания должно быть частью процедуры получения статуса, и должно быть взаимным обязательством беженца и государства-приемника, так как “безделье приводит к разврату” (Мишна Ктубот 59:2), и там же: “безделье приводит к депрессии” (т. е. содержание в закрытом комплексе без возможности производительного труда разрушает людей морально и психически, по свидетельству Торы, а следовательно, противоречит правам человека).

К стоимости содержания, вычитаемой из зарплаты работающих, будет справедливо добавить коэффициент на содержание иждивенцев (детей и стариков, которые сами не могут оплатить свое содержание), ведь если исходить из нашего определения беженцев, это будут всегда группы, внутренняя взаимная ответственность в которых обязательно должна быть больше, чем ответственность за них внешнего покровителя.

Для людей, спасающихся от гибели или тяжелых нарушений прав человека, такое решение будет вполне приемлемым. Евреи в нацистской Европе были бы счастливы, если бы нейтральные государства или страны-союзники принимали их в массовом порядке на таких условиях до установления прав человека на родине, и при первой возможности вернулись бы домой. А люди, ищущие лучшей жизни, на таких условиях к нам не поедут, и тем самым будет решена проблема дифференциации мигрантов.»

Это было бы гораздо честней и порядочней, чем то, что творят Нетаньяху с сотоварищи.

Юрий Дикштейн

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Коммунистический переворот в Хайфе

Читать далее →