Мириам ЗАЛМАНОВИЧ: Про ослика рабби Нахума и утку члена Кнессета Мириам ЗАЛМАНОВИЧ: Про ослика рабби Нахума и утку члена Кнессета
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Авторские колонки  >  Авторская колонка Мириам Залманович  >  Данная статья

Мириам ЗАЛМАНОВИЧ: Про ослика рабби Нахума и утку члена Кнессета

11/04/2018

В XXI веке задумался наш доблестный Кнессет, а не подать ли чего с барского стола жертвам трагедии прошлого века, своим выжившим в Холокосте согражданам.

Этакий акт гуманизма десятки лет спустя. Впрочем, оно конечно, лучше поздно, чем никогда, только даже в наши дни обсуждение этого вопроса вызвало в Кнессете продолжительные дебаты с сомненьями, взаимными обвинениями, перерывами и откладываниями принятия решения. Кстати или некстати, только вспомнилась в связи с этим притча о рабби Нахуме из Гамзо.

Жил рабби в столь ветхой лачуге, что когда ученики пришли забрать его, калеку, к себе, тот попросил сначала вынести книги и только потом его самого, ибо знал, что домик держится чудом, которое Всевышний совершает для него, а когда он покинет свое жилище, тот, скорее всего, развалится.

Сам же реб Нахум был слеп, без рук и ног, всё тело — сплошная язва. Жил он в ужасающей бедности, а ножки его кровати стояли в тазах с водой, чтобы муравьи не смогли залезть по ним. Можно конечно продолжить описание его бедственного положения, ибо нашей устной традиции хичкоковских спецэффектов не надо, она может на много столетий вперед напугать и заставить задуматься.

В общем, пришедшие за рабби ученики спросили его, как же он, будучи столь мудрым человеком, мог дойти до такого бедственного положения. Это были благочестивые молодые люди, вопрос задавали с искреннем сочувствием, а не в контексте современного нуворишества: «шо ты такой бедный, если такой умный». А потому и ответил им рабби искренне, что всех этих лишений он сам просил у Всевышнего в наказание за свой великий грех.

Из рассказанной им истории следовало, что беда случилась много лет назад, когда он отправился в дом к своему тестю, везя тому богатые подарки. Учитывая геополитические особенности того времени, а также отсутствие DHL и прочих служб доставки, равно как и средств передвижения класса Lux, проблему логистики ребе решил, навьючив подарками трех ослов. Один был нагружен едой, другой питьём, третий различными дарами.

По дороге ему встретился нищий, который обратился к нему со словами:

«Ребе, подай мне!».

«Хорошо, — ответил рабби, — «я дам тебе что-нибудь, только разгружу осла».

Начал реб Нахум разгрузку, но не успел докончить, как нищий, которого покинули последние силы, упал замертво. Раввин всю оставшуюся жизнь корил себя за это, просил кары свыше и безропотно её принимал, ибо считал, что своей просьбой подождать он проявил черствость к нуждающемуся человеку, непонимание бедственности его положения, что и привело к непоправимому. Судмедэкспертизы в то время не было, вскрытия никто не делал, точную причину смерти не устанавливал, и принять этот грех на себя было делом совести праведного человека.

И вот, много столетий спустя нашелся в земле Иудейской один из мужей, наделенных Кнессетом властью, для коего радение о нуждах народа является прямой служебной обязанностью, и вынес на очередное Собрание вопрос о помощи пережившим Катастрофу европейского еврейства. В ходе обсуждения оказалось, что господа заседатели никак не могут определиться, кого таковыми считать и сколько им из госказны подавать, дабы люди, пережившие такой ужас, могли остаток дней провести, не сильно нуждаясь. Думали они думали, да так ничего не надумав, перенесли размышления о судьбе стариков на октябрь, потом на следующий январь.

Пока господа члены Кнессета судят-рядят, являя рачительное отношение к казне, нуждающиеся старики потихоньку умирают, естественным путем сокращая возможные затраты на помощь им. Только очень сомнительно, что много лет спустя кого-то из тех, кто сегодня так медленно разгружает осла госбюджета, одолеет такой стыд, что взмолится он и попросит Всевышнего за грехи свои, вместо престижной квартиры или виллы, выдать ему койку в скромной лачуге одного из социальных домов, четыре тазика и одну утку. Тазики от муравьев, а утку понятно для чего.

Воистину, сомнительно. Времена нынче не те.

Мириам Залманович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Трамп передумал?

Читать далее →