Мириам Залманович: Немного о личном в день памяти Холокоста Мириам Залманович: Немного о личном в день памяти Холокоста
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Лента новостей  >  Данная статья

Мириам Залманович: Немного о личном в день памяти Холокоста

12/04/2018

Я никогда не была ортодоксальна до ежегодного размножения и лаврами домохозяйки не льстилась. Работать мне казалось делом важным, даже при наличии финансовой возможности этого не делать, а количество детей, превышающее число рук, казалось этому не сильно способствующим.

А вот рассказала однажды моя профессор историю и как-то иначе взглянулось. Профессор на 15 лет меня старше, признанный авторитет в исследовании Холокоста, длиннющая полка монографий, огромное число научных статей, руководство исследовательскими институтами, да кто там все регалии пересчитает. Её первым университетом преподавания был Хайфский, моим первым местом учебы он же. Ушли мы оттуда почти одновременно из-за невозможности быть там собой. Антисемитизм в Израиле? Нет, что вы, не слышали!

Просто представьте себе учебное заведение, в котором очень пожилой глава факультета История еврейского народа, звезда в исследовании расовой теории Третьего рейха, говорит женщине — молодому специалисту, тогда ещё доктору: «На моем факультете ты преподавать с замотанной головой не будешь. Хочешь здесь работать — тряпку оставь дома мужу!». А глава смежного факультета, тоже известный ученый, по сей день преподающий, тогда бывший гордостью университета, как самый молодой и перспективный доктор наук, ничего, что марксист на всю голову, наорал на её ученицу (меня), коснувшуюся мезузы: «Ты что, бабка старая? Молодая образованная женщина! Зачем тебе это мракобесие? Стыдись!».

К слову, расововед наверняка пережил Холокост, моя профессор — дочь переживших, марксист молодой и я, маленькая — все евреи-ашкеназы, если это важно, хотя тема «всё из-за оккупации» в этом случае была бы приятнее. Она из Штатов, я — из Латвии, случись такое на любой из наших родинок — резонанс был бы мощный, как же, как же, антисемитизм, гевалд! А тут, вроде как по-домашнему.

Но не о том сказ, это просто фон. Описываемый случай ещё в хайфском унике произошел, до того Как, но обстановочка уже чувствовалась и мы иногда поддерживали друг друга разными историями с хорошим концом.

И вот одна из них, от лица моей профессорки. «У меня есть подруга, как и я — дочь выживших в Холокосте. Но она вот очень ортодоксальна, а не как я — двое плюс наука. Однажды зашла к ней, когда все её дети были дома, а у нее их уже тогда человек 8 было. В общем, дети бегают орут, визжат, балаганят, подруга загнана совсем, но не жалуется. Ну я и пошутила неудачно, типа, помнит ли она хотя бы, как всех этих детей зовут. Она посмотрела на меня внимательно, на детей шикнула, на минуту их остановила рядом с собой и говорит: «Конечно помню. Этого зовут Мояместьгитлеру, эту зовут Мояместьгитлеру, а ту зовут Мояместьгитлеру, а вот того…» и так перечислила все восемь».

Я на тот момент пребывала в стандартной эммигрантской комплектации — кошка-бабушка-ребенок, всё в количестве один штука, ибо больше не потянуть. И вот мама одного мальчика, с отличными академическими перспективами, но финансовой базой и здоровьем, не способствующими постоянному увеличению популяции, тогда сильно задумалась. Судя по результату — правильно задумалась.

Ни один из моих сыновей не месть, ни одна из дочерей. Я не могла рожать из мести. Но из любви и во имя продолжения моего народа смогла. И молюсь, что бы и они в свое время смогли и захотели. «За себя и за того парня». За любого из тех шести миллионов, которые не по своей воле не смогли.

Мириам Залманович

На фото: Мириам Залманович и её младший сын Йонатан на съемках фильма «Благородное сердце Ирены Сандлер» (The Courageous Heart of Irena Sendler. Hallmark.2009)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Мири Малкина: Веселая картинка

Читать далее →