Михаэль Лобовиков: О трагедии в ущелье Цафит и не только Михаэль Лобовиков: О трагедии в ущелье Цафит и не только
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Аналитика и история  >  Данная статья

Михаэль Лобовиков: О трагедии в ущелье Цафит и не только

27/04/2018

Следя за страшной трагедией в ущелье Цафит, я все время думаю про обвалившуюся стоянку в Рамат-Хаяле. (В которой я провел бесконечные шесть дней, выискивая и вытаскивая тела погибших там рабочих.) Как инженер-спасатель, с одним только вопросом — неужели и сейчас «не найдут» того, кто виноват? Ведь после Рамат-Хаяля прошло полтора года, и дело аккуратно спускается на тормозах. Потому что там ну никак не отмазать тель-авивский муниципалитет, а тертому Хульдаи это никак не нужно перед выборами в октябре.

В случае же с обилием инцидентов на юге во время нынешних дождей, вспоминается еще одна картинка прямо совсем последней недели — бедуинские бандюки, палящие из краденных (в армии) автоматов из окон своих джипов (купленных на сэкономленные от неуплаты государству черные деньги?). И картинка эта символизирует только одно — нашу доблестную полицию. Вернее, ее полное отсутствие.

Как это ни странно покажется жителям юга Израиля (а также Галилеи, Южного Тель-Авива и еще подобных мест) — но полиция, или ее наличие — это символ государственной суверенной власти. Того, что государство следит за исполнением своих законов, и использует свои правоохранительные механизмы для соблюдения законности и защиты прав граждан. Без скидок и оговорок. Просто следит за Порядком.
Но очевидно, полиции на юге нет. Вернее, у нашей полиции нет Юга страны на ее оперативной карте. Такое вот правоохранительное белое пятно.

Потому как что помешало, черт побери, полиции выставить кордоны и перекрыть эту несчастную единственную 25-ю дорогу, только по которой можно добраться в эту часть Израиля? И контролировать движение по ней, останавливая машины и автобусы и не давая им проехать в опасные зоны? Ведь во всем Негеве есть только 3 дороги!

Что помешало им отслеживать наличие и передвижение нескольких групп туристов, все таки оказавшихся там, несмотря на их кордоны?

Что помешало им выставить предупреждающую информацию об опасности этих потоков в ущельях? И найти способы предупредить туристов об опасностях?

Когда наша принципиальная полиция хочет, она может. Если надо снести за час до наступления субботы дощатую синагогу в форпосте в Самарии, в котором живет три с половиной семьи, легко организуют сотни полицейских, магавников, сыщиков и спецназ, с вертолетами, всадниками и всей сумасшедшей логистикой. Для такой святой цели — это легко. Перекроют — герметично — все дороги и козьи тропки, ведущие в закрытый район. За огромные деньги, которые для этого всегда есть под рукой. Как это делал герой нашего времени «морально устойчивый семьянин» Нисо Шахам, будучи главой Южного округа полиции во время «итнаткута» (размежевания), упоенно и самозабвенно вылавливая всех инакомыслящих вокруг Гуш-Катифа. И закрывая глаза на уголовную преступность в своем околотке. Может, именно это подстегнуло тогда бедуинский беспредел, захлестывающий сейчас полстраны?

Ущелье Цафит находится рукой подать от ядерного центра в Димоне. Вокруг него что, тоже нет полицейского присутствия, и протоколов мониторинга округи?

Почему пустыня Негев — это в первую очередь пустыня на нашем правоохранительном и законоприменимом ландшафте? Как она превратилась в «ничейную землю», которой нет хозяина и управителя? Где нет законов, уважения к ним, и защиты граждан от уголовного, природного и любого другого беспредела? И никто не несет за это ответственность?

У полиции есть ВСЕ для того, чтобы это обеспечить. Кроме, наверное, ощущения этого чувства своей ответственности за действительно важные для государства и суверенитета задачи. И пришло время ей напомнить об этом.

Михаэль Лобовиков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

В Верховной Раде зарегистрировано постановление о переносе посольства Украины в Иерусалим

Читать далее →