Доктор Натан Тимкин: Автостоп Доктор Натан Тимкин: Автостоп
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Лента новостей  >  Данная статья

Доктор Натан Тимкин: Автостоп

24/05/2018

Застопишь Колхиду у самой Нарвы…
В конце июня одна тысяча девятьсот восемьдесят восьмого года путник вышел из города.
Собственно, не вышел, а доехал на троллейбусе до Московской площади, а оттуда на автобусе до Площади Победы. Дальнейший путь предполагалось преодолеть автостопом. На площади ловить было бесполезно: ни на такси, ни на частников я с моими семью рублями в кармане не расчитывал, а искомые грузовики тут не останавливались, их водилы даже не понимали, что машут именно им.
Предстояло пройти вперёд вдоль парка и где-то там по непонятным приметам выбрать стратегическую точку для ловли.
Приблизительно через полчаса первый пошёл: подмигнув правым поворотником, рядом со мной остановился молоковоз. Радости моей не было предела, стоять столбом даже на ленинградском солнце — удовольствие небольшое. Я с удобством устроился рядом с шофёром, и только тогда услышал его резонный вопрос:
— Куда путь держишь?
— В Москву, к друзьям, — ответствовал я.
Рулило заржал, сообщил, что он столь далеко не поедет, но до Ульяновки довезёт, сам он в Еглизи. Название звучало интересно, но рассказать о нём хозяин руля ничего не смог, сообщил только, что церквы в деревне не было, только заброшенная часовня.
В голове же всё ещё был страх, что ничего не выйдет, тогда можно будет на электричке вернуться обратно в город, так что краткость первого перегона скорее ободряла.
По дороге болтали. Дальнобоям скучно в пути, общество человека, способного долго трепаться, они считают приобретением. Я рассказывал, как работал на заводе, и покупал у ханыг с соседнего предприятия химической посуды стеклянные двавцатипятилитровые колбы для изготовления браги. Подобный зачин оказался верным, Игорёк, как звали моего возничего, встрепенулся и рассказал рецепт собственного изобретения. Я вернул байкой про однокурсника из Красного Села, имевшего дома чистейшей прелести громоздкий рабочий самогонный аппарат, сверкающий медными поверхностями и вырабатывавший выдающийся по качеству продукт. Тут и доехали.
— Тебе туда, — ткнул указательным пальцем в стекло мужик, а сам свернул куда-то вправо.
Что интересно, во всём мире тремпистов подвозят в основном легковушки, но в России, идущей и в этом явлении своим неторенным путём, на автостоп подбирают только водители грузового транспорта. Гужевой упоминался в учебниках по вождению, но мне на трассах не встречался. Дважды меня подбирали мотоциклисты.
Так вот, отъезжая подальше от крупных городов, ты начинал видеть на дороге лишь большегрузы, они в ту пору вообще преобладали на дорогах, да и глаз выискивал вдали над асфальтовой дымкой именно их.
Через пятнадцать минут мне вновь повезло, на сей раз по крупному: подобравший КАМАЗ довёз меня почти до Новгорода. Поговорили только при моём вселении, а потом почти два часа молчали, что удивило. Хозяин ещё и бутербродом поделился к чаю из термоса. Пара моих попыток завязать разговор не то чтобы пресекалась, но никоим образом не поддерживалась, быстро сходя на нет. Что ж, бывает и так. Высадив меня в районе Подберёзья, лихач газанул и исчез, а я пошёл вперёд. Не ловилось, стоять на одном месте не хотелось, вот я и попёр. Летом темнеет поздно, жара спала, самое время для марша. Так, пешедралом, я и пересёк Волхов.
На той стороне, спустившись на сколько-то сот метров с моста, я присел у обочины. Никакого пикника, с собой не догадался взять даже воды, просто сидел и дышал. Отдохнув так минут десять, снова пошёл дальше: скоро вообще не будет грузовиков, а если и будут, то меня не разглядят, вечером все нормальные люди торопятся домой. Эх, надо было рано утром выезжать. Но вчера я сдал последний экзамен летней сесии, а потом мы гуляли часов до трёх ночи, встать рано было никак не возможно.
За этими мыслями меня и поймал мой следующий спаситель, и мы помчались под полуночный уже трёп, стремительно пересеча бологойскую медиану и Вышний Волочёк. Остановка Торжок. Собственно, сам город я не увидел: недалеко от него извозчик свернул влево и, продравшись сквозь придорожные кусты, выехал на утрамбовонное стойбище, на котором лепестками огромного цветка стоял табун братьев и сестёр нашей телеги, среди которых гордо выделялся длинный фургон Совтрансавто.
В центре был разведён костерок, кто-то пил чай, кто-то раскладывал спальник. Кроме меня, водителей развлекала пара плечевых, девочек не первой и не второй свежести, потерявших не только дом, но и воспоминания о нём. Я попытался поговорить со всеми возничими, выясняя, кто и когда собирается выдвигаться в сторону Первопрестольной. Ничего радостного мне не сообщили, более того, рассказали, что при подъезде к Москве менты останавливают машины, а автостоперов высаживают. Сообщили даже, что в милиции их потом лупят нещадно, но мне это показалось обычной страшилкой наподобие тех, что рассказывают по ночам в палатах пионерлагерей. В любом случае, обещали подвести до Калинина, всё по дороге. Лечь было не на что, уселся на деревянный ящик, оставшийся тут от прежнего хозяина. Спать хотелось страшно, я устал, окружающие выглядели странно в этой цыганской полутьме, а я боялся проспать машину.
Всё же заснул, растянувшись прямо на земле, а водила, с которым договаривался раньше, растолкал меня часа в четыре утрав и выдал кружку дымящегося чая, почти чифиря. Сочетание утренней прохлады, пробиравшей поначалу до костей, с несколькими глотками подаренного пойла, взбодрило. Под какие-то байки, рассказы о ленинградских белых ночах и пересказы недавно прочитанных детективов, мы проскочили обещанный Калинин и приблизились, как оказалось, к Клину.
Городишко небольшой, возничий высадил меня в центре, до которого мы ехали от окраины не более пяти минут, а оттуда я, помятуя законы автостопа, пошёл вперёд пешком, ещё через пятнадцать достигнув противоположного конца этого муниципального образования. И тут произошло чудо чудесное: я шёл вперёд, сам себе респевая песнь о Козлодоеве и в ритм отмахивая левой рукой. Было около пяти утра, я не расчитывал на быстрое везение. Но рядом со мной вдруг остановилась лимонная волга с шашечками, и через открытое окно мне было предложено залезать. Я рассмеялся, сказал, что денег нет, но поблагодарил. На это таксист заявил, что отвезёт бесплатно, лишь бы я всю дорогу пел. Он работал всю ночь, неизвестно каким боком попал в это богом забытое место, и теперь ему надо доехать до автопарка, по дороге не очутившись в кювете. И так, с песнями из репертура Рок-Клуба, хорошо хоть без плясок, мы поспешили в сторону Москвы. В Зеленограде я тепло распрощался с моим последним на этот день ведомым, сел на электричку и зайцем добрался до Ленинградского вокзала. Путь занял восемнадцать с копейками часов. В кармане была двушка, но звонить друзьям было ещё рановато, я подремал около часа на вокзале, а там уж двинулся в Замоскворечье.
Какое божественное наслаждение принять после длительного путешествия душ! И всё же, ничего на свете лучше нету, чем идти к друзьям по белу свету.
Доктор Натан Тимкин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Авиаудар по Сектору Газа: На сей раз не без последствий

Читать далее →