Мириам Залманович: Хайтек терроризма Мириам Залманович: Хайтек терроризма
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Аналитика и история  >  Данная статья

Мириам Залманович: Хайтек терроризма

26/05/2018

Многие из нас так надеялись, что молодой организм сдюжит, но нет. Только что узнала, что мальчик ушел, так и не придя в сознание. Ронен Любарский, 20 лет, пусть отмстит Всевышний его кровь! В четверг (24.05.2018) во время рейда в Рамалле, араб скинул на него гранитную плиту.

Скидывать на наших солдат абы что потяжелее — в тех городах и весях национальный вид спорта. Вот говоришь, например Ванкувер — ассоциируется хоккей, говоришь Мадрид — само собой вспоминается футбол, Рига — бобслей, Москва — художественная гимнастика и так далее, до бесконечности, практически с любым более-менее развитым местом ассоциируется спорт, в котором команда этого города традиционно достигала успехов, еще и выбрать надо между несколькими видами.

Рамалла у меня ассоциируется со словом линч. Как и в примере с видами спорта, ассоциативное слово придется выбирать из прочих: нападение, засада, террор. Скидывание тяжелых предметов — это три в одном, делается неожиданно, из засады, с целью нанести максимальный урон ЦАХАЛу, убив как можно больше её бойцов.

25 лет назад в ход шли бытовые приборы — один из них сбросили в джип, где с тремя другими ребятами родину патрулировал сержант Роберт Залманович. Рама, на которой держится крыша, под тяжестью холодильника скривилась на бок, придавив голову и спину Роберта. Удар был такой силы, что оглушил и шокировал ребят, которые к тому времени уже немало повидали — их срочная служба пришлась аккурат на первую интифаду.

Черепно-мозговая/контузия/психологическая травма — кто им тогда считал? Нет, были и тогда бойцы двадцать первого профиля, выправлявшие себе медправдами и неправдами освобождение от службы, но они патрулировали по пабам, а те, кто по «рамаллам» — в больницу не сдавались даже с такими «пустяками». «Понимаешь, мне перед ребятами было неудобно — если бы лег в больницу, кого-то из них не выпустили бы на выходные домой. А вдруг мне боевой профиль снизили бы? К тому же, впереди праздники были, знал что дома отлежусь» — объяснял мне муж много лет спустя, когда я в очередной раз корила его за необращение тогда к врачам, переживая за регулярные адские приступы головной боли и прочие прелести, начавшиеся после того холодильника. Только много лет спустя, услышав эту историю от его сослуживцев, я поняла, что лишь божьей милостью не стала вдовой в двадцать лет.

С той поры Израиль стал одной из лидирующих в развитии науки и технологии стран. Весь мир уплетает помидоры черри и ездит по вэйзу, заботится о красоте эпиляторами, хранит самое важное на флешках, восхищается цветными голограммами, отслеживает дыхание младенцев бэйбисензмониторами, поливает поля системой капельного орошения, при необходимости лечится копаксоном, поднимает неходящих на экзоскелет, а незрячих вооружает спецочками OrCam — даже при большом желании я не упомню все израильские разработки.

Рамалльские специалисты за четверть века тоже не остались в стороне от развития технологий — объемные холодильники заменили каменные плиты. И разумеется, виноваты в этом оккупанты. Те самые, которые с черри, вэйзом и прочим.

Мириам Залманович

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

«Слово — это слово»!

Читать далее →