Арик Майзель: Брит Шалом Арик Майзель: Брит Шалом
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Аналитика и история  >  Данная статья

Арик Майзель: Брит Шалом

07/08/2018

Сегодня неприметное здание в Иерусалиме на углу улиц Кинг Джордж и Маалот когда-то очень выделялось на фоне маленьких домиков и многочисленных пустырей. Можно было сказать, что дом занимал целый квартал, таким большим он был. Он был построен в 1935 году в международном стиле (Баухаус), и это был первый дом, в котором были лифты (маалийот). Да, во множественном числе, ведь у дома было несколько подъездов. Дом с лифтами сразу получил название Бэйт а-Маалот, а затем и дал название улице, которая пролегала рядом с ним.

В доме поселился человек, его звали Йегошуа Редлер-Фельдман. Соратник Бреннера, человек второй алии (волна репатриации в Эрец Исраэль1906-1914), он был очень ярким общественным деятелем. Еще в Румынии он организовывал учебные фермы для будущих земледельцев в Эрец, вместе с Бреннером создавал журнал «а-Мэорер», стоял у основ Тель Авива, Рухамы, Бат Яма, квартала Неве Шеанан и кибуца Кинерет. Привез евреев из Йемена.

Он взял себе псевдоним рабби Бинъямин и Агнон как-то сказал о нем:

«Привыкли наши писатели свои степени и звания в мире гоев распространять в литературе. Профессор профессурит, доктор лечит в своих статьях; но писателя, который бы взял себе кашерную еврейскую степень и так называл себя среди своих братьев, еще не было. Пока не пришел рабби Бинъямин и назвал себя рабби Бинъямин.»

 

 

В 1925 году рабби Бинъямин и Артур Руппин основали Брит Шалом, движение интеллектуалов, продвигающих идею двунационального государства. Это было непросто в той атмосфере террора, который охватил всю еврейскую общину. Когда лидеры – Бен-Гурион и Жаботинский говорили о железной стене, когда муфтий требовал изгнать евреев и отменить Декларацию Бальфура, появился голос, призывающий к миру и сосуществованию. В Брит Шалом входили Генриэтта Сольд, Мартин Бубер, Хаим Маргалиот Кальвариски, Моше Смиланский, Ицхак Эпштейн и другие, чьи имена встречаются нам в названиях улиц. Почетным членом Брит Шалом стал и сын первого наместника в подмандатной Эрец Исраэль Эдвин Самуэль, который подробно докладывал своему отцу о деятельности этой организации. Из Берлина Брит Шалом поддерживал .

Брит Шалом выступал за создание единого социума в Эрец Исраэль, состоявшего как из евреев так и из арабов, которое могло бы сохранить и развить самобытность каждого этноса, дополнив друг друга и смешавшись друг с другом. Среди решений они предлагали смешанные браки, смешанные партии, смешанные профсоюзы и смешанные школы. Своим духовным вдохновителем они видели Ахад а-Ама, основателя духовного сионизма. Будучи в основном представителями западного еврейства, поколения пост-эмансипации, в странах исхода они переживали «раздвоение личности», когда, получив национальное образование, впитав в себя национальную культуру той страны, где они родились, именно это выталкивало их из общей среды как чужеродный элемент, как евреев. В то время как сионизм «остов», евреев из Восточной Европы был отторжением от религиозности и стремлением к политическому равенству – национальному государству, сионизм западноевропейских интеллектуалов являлся приближением к иудаизму, возрождением, ренессансом иудаизма. Национальное государство для них означало коллективный отход от иудаизма и универсальных ценностей, которые иудаизм привнес в этот мир – коллективная ассимиляция с целью политической эмансипации – то, что уже добились их отцы в Западной Европе, и это произошло за счет иудаизма.

Поэтому они категорически выступали против национального государства как решения еврейского вопроса. Национальное государство в их глазах лишало нацию духовности и ставило во главу угла не ценности иудаизма, а ценности нации, которые не могли отвечать морали, которую нес в себе иудаизм. Создание национального государства отменяло иудаизм как дух еврейского народа.

Позиция политических сионистов в отношении Брит Шалом была отрицательная, а Жаботинский называл их «комише фигурен». Тем не менее руководство Сохнута вело с ними диалог. Бен-Гурион понимал, что сионизму действительно не хватает духовности, а для лидеров Брит Шалом были важны и политические достижения.

В 1931 году состоялся Сионистский Конгресс, на котором Жаботинский выдвинул программу решения проблемы евреев в Эрец Исраэль как самоуправление еврейского народа на всей территории Эрец Исраэль (оба берега реки Иордан), где состоится еврейское большинство. Рабочее движение, более практичное в своих желаниях отклоняет это предложение и как компромисс предлагается решение, в котором говорится о том, чтобы не допустить, чтобы один народ правил другим. В каком-то смысле Брит Шалом должны были быть удовлетворены – «большинство» не подразумевало, что большинство евреев всего мира переедет в Эрец, смысл был что евреи как большинство будут диктовать политику арабскому меньшинству, а принцип равенства, к которому вели интеллектуалы Брит Шалом взял верх. Однако произошло обратное. Своей резолюцией Конгресс определил сионизм политическим термином, лишив Брит Шалом всякой легитимации как духовное сионистское движение.

 

 

Трагедия Брит Шалом и других похожих движений была в том, что «товар» который они предлагали – сосуществование – не нашел покупателя. В 1936 году началась волна террора, а уже через год комиссия лорда Пиля предложила разделить западную Эрец Исраэль на два государства, оставив сионистам побережье, Изреэльскую долину и немного Галилеи. Йешув переходил в новую стадию – на пути к государству.

 

Арик Майзель

Интересные истории

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Мири Малкина: Веселая картинка

Читать далее →