Доктор Натан Тимкин: Гребля на моторке Доктор Натан Тимкин: Гребля на моторке
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Лента новостей  >  Данная статья

Доктор Натан Тимкин: Гребля на моторке

10/08/2018

Летом в наших палестинах мозг плавится. Одна из теорий эволюции гласит, что люди стали значительно умнее с продвижением на север. Опять же, там приходилось добывать пищу в поте трудового лица, а не срывая инжир с ближайшей ветки.

Инженер Эрнест Павлович Щукин летом застывал, впадал в депрессию, не будучи способным нормально, как он выражался, фунциклировать. Требовалось срочно погрузить тело в воды, только так он мог снова воскликнуть Эурика!

Питьевые воды, предлагаемые женой Элликой, в просторечии — Фридой, организм Щукина рассматривать отказывался. Детские воспоминания о Трускавце и Минводах не возбуждали, и даже казино Баден-Бадена не вызвало восторга.

— Вот ещё,- ответил жене обычно покладистый Эрнест, — выписывать закладную под дом, сидя на стуле самого Фёдор Михайловича?

Сошлись на любимой Финляндии. Но жена поставила своё условие: на этот раз надо ехать в новое место, Пертунмаа утомила. Инженер задумался, потом посовещался с окружающей братией, и нашёл-таки место, удовлетворяющее всем потребностям.

— Мы едем на Аландские острова, — радостно сообщил он, — но сначала заедем для тебя в Стокгольм за культурно-историческими ценностями, представленными в музее Сельмы Лагерлёф.

Идея захватила массы, заодно выяснилось, что рядом есть ещё какая-то Ваза. Первая часть путешествия прошла без сучка и с задоринкой, были посещены указанные музеи, Ваза оказалась судном, причем, не ночным, а предназначенным к судоходству, несмотря на свою трагическую судьбу. Опять же обеденный зал, в котором в специальном окошке кассирша выдаёт Нобелевские премии под простую расписку. Завершили культпробег королевским дворцом, где разводят гвардейцев и туристов. В заключение, ресторан порадовал олениной с брусничным вареньем и водкой Абсолют. Стокгольм признали удачным началом путешествия.

Паром, отправляющийся из шведской столицы в финскую, останавливался на Мариенхаминском полустанке буквально на пять минут, но вещей у наших вояжеров было не много, всё успели. Забрав съёмную машину, покатили в сторону маленькой мызы, располагавшейся неподалёку от рыбацкой деревушки на собственной шхере. Через протоку осуществили паромную переправу и поехали далее. Обнаружилась деревнянная церковка, куда решили заглянуть. Как и все последующие, во множестве встречавшиеся на пути, она была открыта любому страждущему и никем не заполнена.

— А где протодьякон? — спросил пустоту Щукин. Пустота промолчала, тогда Щукин взобрался на кафедру, по-ленински выкинул вперёд руку и попытался повести трудящихся на штурм. Трудящиеся в лице Фриды предложили освободить помещение и ускорить процесс перемещения к отелю. Так и достигли предназначенной точки.

Встречал их огромный котяра антрацитового окраса, развалившийся на солнечном пятне в аккурат на половике перед входной дверью. Людей он презирал, тем более что самостоятельно перевернуться и встать на ноги не мог, ожидая прислугу. Тут как раз и вышла хозяйка, сухопарая блондинка лет сорока пяти, которая, пробормотав что-то на непонятном Эрнесту наречии, приподняла Бегемота, как окрестила животину Фрида, переставила его в сторону и отпустила восвояси. Бегемот недовольно мявкнул и, пройдя пару метров до альтернативного солнечного места, растёкся по деревянному настилу.

По холлу сновало довольно большое для столь отдалённого от цивилизации места количество людей ближневосточной внешности. Оказалось, что тут проводится международная конференция по Нагорному Карабаху. Гости представляли армянскую метрополию и диаспору, тогда как вторая сторона конфликта представлена оказалась лишь Фридой, имевшей бакинские корни, но не получившей никаких дипломатических полномочий из Азербайджана, а потому отказавшейся участвовать в прениях. Посему мои друзья вытребовали себе гостевой домик на максимальном отшибе от центральной усадьбы. Тем не менее, дальнозоркий инженер успел высмотреть большой рекламный постер у бара, соббщавший, что тот обладает Full Licence for All Alcoholic Beverage. Поэтому в дальнейшем он ежедневно и неоднократно принимал живое участие в разрешении застарелого кавказского конфликта.

Наконец расположились, распаковались и начали отдыхать. Прошлись вдоль усадьбы к озеру, обошли его и обнаружили, что существует протока, по ней можно проплыть дальше. Вернулись к хозяйке, отобедали, заодно выяснили, что можно взять лодку и удочки, улов приготовят гостям без дополнительной платы.

— А моторки-то есть? — поинтересовался Эрни, никогда не любивший утруждать себя без нужды, утверждая, что практически для любой физической деятельности найдутся специально обученные люди.
Наутро, взяв с собой бутерброды и тёплые свитера, путники выдвинулись к лодочной пристани. Суровый усатый седовласый викинг поджидал их, посасывая давно потухшую трубку-люльку. Щукин выставил грудь, подошёл и представился со всеми регалиями, в ответ услышав только Олаф.

— Олух какой-то, — сообщил он жене.

— Сам ты олух, слушай давай Олафа этого, — ласково поправила Фрида.

То ли палестинский английский сильно отличался от южно-ботнического, то ли обоим в школе не донесли знаний, но Павлыч уловил лишь слово фьюэл, но не понял какой. Но Олаф указал пальцем на пластиковую канистру, валявшуюся в носовой части.

— Ага, это если далеко пойдём, то можно будет дозаправиться, — понял инженер, заодно проверив на вес припасённую в джинсах флягу с согревательным. Рядом с канистрой лежал тоненький шланг, технологически процесс дозаправки становился понятен. Олаф шагнул в лодку, махнув рукой, за мной, мол. Совершив аналогичный манёвр, Эрнест подал руку Эллике, и, усадив её на среднюю банку, поспешил на корму к мотору. Олав продолжил что-то бубнить, иногда тыкая пальцем в разные точки двигателя, наконец дёрнул тросик, и тот завёлся ровным стуком. Выбравшись на пристань, инспектор-лодочник отвязал верёвку и бросил её на дно лодки. Щукин откинулся на спинку рядом с рукояткой газа, небрежно на неё облокотившись, и улыбнулся. Не хватало только белой фуражки с якорьком.

Начали движение. Поначалу лодку швыряло из боку в бок, но на то мой друг и инженер, чтобы буквально за пять минут приноровиться. Не беда, что за эти минуты они успели обтесать все берега озера, не перевернулись же! Так достигли протоки, ведущей в следующее озерцо. Солнышко светило, ветерок слегка трепал косынку у Фриды на голове, день радовал. Дальше, как им и сообщали вчера, появился залив.

На просторе посвежело, ветер поднимал маленькие барашки на воде.

— Поплыли обратно, покатаемся по озеру, там теплее, и рыба наверняка тоже есть, — предложила Фрида. Шикарным жестом Эрнест развернул лодку по малой окружности, подняв при этом мириады брызг. И вдруг мотор чихнул и замолчал. Лодка по инерции ещё продолжала ход, но замедлялась очень быстро и накнец встала.

— Ща заведём, — Щукин дёрнул за тросик, но двигатель не откликнулся. Раз за разом инженер продолжал свои бесплодные попытки, пока в голову ему не пришла разумная мысль.

— Этот лодночник не залил достаточно горючего!
Фрида стала зябнуть, поэтому она опустила закреплённые по бортам вёсла в воду и стала понемногу грести.

— Брось ты это дело, сечас залью солярку и полетим, — проговорил Павлыч.

— Мне холодно, я так согреюсь, а ты занимайся пока двигателем.
Найдя какое-то место в моторе, куда, кажется, можно было залить топливо, Эрнест вставил туда резиновую трубку, другой конец он засунул в полную, слава господи, канистру и попытался её приподнять. Канистра, чёрт её подери, была тяжёлой, да и необходимого эффекта добиться не удалось. Надо подсосать.

Объем лёгких, данных Щукину при рождении, был небольшим, но и тот был немного трачен многолетним куреним. Подсасывать не удавалось. Чертыхаясь и вспоминая всех святых, которых необходимо вынести, инженер повторял попытки. Фрида гребла. Стало заметно приближение к устью короткой речушки, соединявшей проточные озёра с заливом. Наконец неимоверным усилием была достигнута струйка солярки, и шланг немедленно помещён в бензобак. Процесс пошёл! Усталый, но довольный собой, Щукин достал из кармана сигареты и зажигалку.

— Не вздумай, — крикнула Фрида, — ты же весь в этой солярке, не дай бог вспыхнешь! Лучше смени меня пока на вёслах, я устала.

А лодка тем временем уже вошла в речку. Щукин сменил жену на вёслах и погрёб дальше, Эллика указывала ему, какой рукой подналечь. Несколько раз они менялись, чтобы капитан смог попробовать завести движок. Последний не сдавался, отказываясь даже чихнуть.

Минут через десять мои друзья увидели мызу и причал. Лодочника не было, его заместителем их встречал Бегемот. Увидев, что лодка привязана достаточно крепко, кот неспеша развернулся и сгинул с глаз без единого звука. Смахнув пот с лица, Эрнест достал флягу и совершил затяжной глоток. Вкуса не ощутил, во рту противно продолжало пахнуть солярой.

— Чёрт с ней с рыбой, пойдём грибы собирать, — примирительно сказал он жене.

Д-р Натан Тимкин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Мири Малкина: Веселая картинка

Читать далее →