Олег Векслер: Прусско-берлинская империя - монстр, бесконечно пожирающий сам себя Олег Векслер: Прусско-берлинская империя - монстр, бесконечно пожирающий сам себя
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Аналитика и история  >  Данная статья

Олег Векслер: Прусско-берлинская империя — монстр, бесконечно пожирающий сам себя

11/08/2018

Как средний россиянин не имеет ни малейшего понятия, что наряду с тоталитарной рабовладельческой Российской империей около 550 лет существовало другое русское государство — Великое княжество литовское (включавшее не только территории Украины и Белоруссии с Молдавией и Прибалтикой, но и русские города Смоленск, Брянск и Курск, с делопроизводством на западнорусском языке), которое было не в пример более мирным и демократическим, так и средний немец не знает, что современная Германия была создана отнюдь не мирным путем, а в результате семилетней серии достаточно кровавых бисмарковских войн, включая и фактически гражданскую немецко-немецкую войну, где юг воевал с севером.

Два года назад был ее 150-летний юбилей, но за все мои 26 лет в Германии я не встречал еще ни одной статьи и ни одной теле- или радиопередачи, посвященной этим войнам! Хотя читаю я периодики очень немало.

А почему они меня заинтересовали — об этом ниже.

Первые 900 лет Германия существовала в виде конфедерации. Сначала это была Священная римская империя, которая была римской только по названию, аморфное образование (даже императорский титул был не наследственным, а выборным), включавшее в себя в разные годы помимо германских земель северную и центральную Италию, Нижние Земли (Бенилюкс), Чехию, а также некоторые регионы Франции (королевство Бургундия, включавшее в себя часть нынешней Швейцарии).

Затем Священная римская империя под давлением Наполеона распалась и на ее место пришел Германский союз, просуществовавший до 1866 года, который также являлся конфедерацией, состоявшей из независимых земель. Орган, где были представлены и взаимодействовали отдельные земли, назывался Бундестагом и заседал с 1815 по 1866 год во Франкфурте-на-Майне.

В конфедерацию входили: одна империя (Австрийская), пять королевств (Пруссия, Саксония, Бавария, Ганновер, Вюртемберг), герцогства и княжества, а также четыре вольных города-республики (Франкфурт, Гамбург, Бремен и Любек), причем минимум четыре территории находились под иностранным суверенитетом: короля Англии (королевство Ганновер до 1837 года), короля Дании (герцогства Гольштейн и Саксен-Лауэнбург до 1864 года), короля Нидерландов (великое герцогство Люксембургское до 1866 года).

 

 

Это был некий прообраз Европейского союза, где точно так же все звери были равны, но некоторые — гораздо равнее. Главных зверей было два: Пруссия и Австрия (или Гогенцоллеры и Габсбурги), и Берлин с Веной постоянно боролись за гегемонию в этом союзе.

Австрия заправляла немецкой конфедерацией веками. Начиная с 1556 года (Фердинанд I) и до ее распада в 1806 году (Франц II) Габсбурги были бесменными императорами Священной Римской империи, т.е. ровно 250 лет. Однако затем Австрия начала экономически хиреть, немцами в ней была лишь треть жителей, и Пруссия стала все больше перетягивать одеяло на себя (после поражения Наполеона она, с подачи англичан, подгребла под себя рейнские земли, резко увеличив свою территорию), пока Бисмарк окончательно не решил исход противостояния в пользу Пруссии, заодно ободрав Францию с Данией, оккупировав несколько независимых немецких земель и создав таким путем Второй Рейх.

Все началось с Австро-прусско-датской войны, продолжавшейся с 1 февраля по 30 октября 1864 года. В ходе ее Пруссия и Австрия совместо оккупировали входившие в унию с Данией герцогства Шлезвиг и Гольштейн. Население Гольштейна было почти полностью немецким, а в Шлезвиге — на три четверти датским. В итоге Шлезвигом стала управлять Пруссия, а Гольштейном — Австрия. У Австрии не было с Гольштейном общей границы, она находилась далеко от него, и потому Франц Иосиф долго пытался сплавить ее Бисмарку за какую-нибудь равноценную территорию возле австрийской границы. На что Бисмарк категорически не соглашался и в итоге просто отжал у австрийцев Гольштейн без малейшей компенсации.

Все это произошло в ходе — можно смело сказать, ныне совершенно неизвестной! — Австро-прусско-итальянской (или Семинедельной) войны 1866 года, продолжавшейся с 14 июня по 23 августа. Она началась как раз с вытеснения австрийцев из Гольштейна, а в ответ Австрия вынуждена была объявить войну Пруссии.

 

Георг Блайбтрой. Битва при Кёниггреце (1869)

 

Всего в этой войне прямо участвовало 29 государств с общим населением в 91 миллион чел., из них 13 на стороне Австрии и 16 на стороне Пруссии, так что ее можно было бы даже назвать если не Первой мировой, то уж точно Первой всеевропейской. На стороне Германского союза и Австрийской империи воевали Бавария, Саксония, Ганновер, Баден, Вюртемберг, оба Гессена, Франкфурт и еще несколько княжеств и герцогств.

На стороне Пруссии (или северян) были Королевство Италия (цель которого была отжать у австрийцев Венецию, Триест, Триент и Южный Тироль), а также Великое герцогство Мекленбург-Шверин, Великое герцогство Мекленбург-Стрелиц, Великое герцогство Ольденбург, Герцогство Брауншвейг, Герцогство Саксен-Кобург-Гота и ряд других герцогств и княжеств, а также вольные города Гамбург, Любек и Бремен.

 

 

На стороне первых на начальном этапе воевало 517 тыс. чел., на стороне вторых — 637 тыс., всего же в военных действиях участвовало 1,8 млн. чел.

Масштабы потерь, несмотря на скоротечность войны, были по тем временам огромными: 132.414 чел. у австрийской стороны и 39.990 у прусской.

 

Колонна Победы в Берлине

 

Война закончилась победой пруссаков, хотя и неполной.

Кайзер Вильгельм I и итальянцы хотели воевать дальше, но Бисмарк считал, что Германия и так добилась своего: Германский союз был распущен и создан новый, Северогерманский союз во главе с Пруссией. Австрия была выкинута из этого союза и осталась один на один со своими славянами, мечтавшими о суверенитете. Пруссия аннексировала Ганновер, Гессен-Кассель, Гессен-Хомбург, Франкфурт-на-Майне и Нассау, а Италия — Венецию. Кроме того, Австрийская империя признала упразднение Германского союза и выплатила победителям контрибуцию.

 

Парад вернувшихся из Богемии прусских полков в Берлине

 

Фактически именно с этого началось существование настоящей Германии как унитарного государства.
Завершилось же дело франко-прусской войной 1870—1871 годов, в результате которой Пруссия отжала у Франции Эльзас и Лотарингию и выплатила гигантскую контрибуцию в размере 5 млрд франков, а также сумела преобразовать Северогерманский союз в единую Германскую империю. На стороне французов и итальянцев воевало 2 миллиона чел., на стороне Пруссии, Баварии, Бадена и Вюртемберга — 1,5 млн. Однако потери французов (которые во многом сами спровоцировали эту войну) составили 750 тыс. чел. (плюс 590 тысяч погибших мирных жителей), немцев — 145 тыс. Потери Франции были чудовищными, а поражение было катастрофой, из которой она еще долго не могла выбраться. Хотя теперь им не привыкать: за 200 лет после Наполеона Франция так и не выиграла ни одной битвы.

 

Прусская артиллерийская батарея у Парижа

 

1 марта 1871 года немецкие войска вошли в Париж, а 3 марта французы подписали капитулянтский мирный договор. Однако еще до этого — 18 января 1871 года — Бисмарк и Вильгельм I в Версале объявили о воссоединении Германии, причем к Северогерманскому союзу присоединились и Бавария с Баденом и Вюртембергом.

 

Провозглашение Германской империи в Версале. Бисмарк в белом в центре картины.

 

Устранение Австрии как второго силового центра региона сыграло с Германией злую шутку (лишь сейчас Австрия с юным Курцем фактически во главе Вышеградской группы превращается в реальную оппозицию берлинским империалистам). Система лишилась естественного противовеса.

С 1871 года были лишь короткие периоды, когда Берлин проводил разумную политику, направленную на обеспечение безопасности и благосостояния граждан. В основном ее проводил как раз прагматичный Бисмарк, который с присоединением Эльзаса и Лотарингии полностью удовлетворил свои геополитические аппетиты, чего нельзя сказать уже о выбросившем его из руководстве полоумном кайзере Вильгельме II: тот бредил мировой войной, готовился к ней и добился ее — вместе со своим не менее безмозглым августейшим родственником Николаем II.

 

 

Чудовищная Вторая мировая вместе с Холокостом были лишь кульминацией прусского империализма, но отнюдь не его окончанием. Боннская республика 1949-1998 годов (не вполне суверенная, особенно вначале) знаменовала сильное ослабление этой тенденции. Однако с приходом Шредера и зеленых с их глобалистским курсом в 1998 году и перемещением канцлерамта на старое проклятое место от Германии снова начала исходить опасность — как для самих немцев, так и для их соседей.

При этом немцы — идеалисты, их империализм — не шкурный, а отчасти даже альтруистический (хотя от этого ничуть не легче! Всем известно, чем вымощена дорога в ад).
Они искренне верят в свое призвание — исправлять мир, как и русские («народ-богоносец») считая себя богоизбранными миссионерами.
Берлинская политика всегда руководствовалась иллюзией, что способна и обязана исправить и спасти мир и улучшить человеческую природу, загнав человество штыком в рай, — «Am deutschen Wesen mag die Welt genesen».

Сначала это была высокая мораль Канта и Гегеля, потом — классовая борьба Маркса (который в этом плане был куда больше немцем, чем евреем), потом — исправление дикарей южного полушария путем колониализма, затем — борьба за жизненное пространство для арийской расы и примитивно понятая евгеника. Нынче же это — отчаянная борьба за спасение климата, лесов, полей, белых медведей и бог знает чего еще, оборение всемирной бедности, спасение «беженцев» со всего мира на своей собственной территории, спасение евро, греков с итальянцами; наконец, Якоб Аугштайн объявил недавно главной целью «сплавление людей из Европы, Ближнего Востока и Африки в одну общую нацию», вслед за подобным же высказыванием спикера бундестага и недавнего министра финансов Шойбле, что «без беженцев нам грозит дегенерация от инцеста».

Подавляющее большинство комментаторов видит во всем этом чудовищном социальном эксперименте над собственным народом только шкурные мотивы и недооценивает идеалистические (хотя шкурные тоже имеются).

Это при Шредере в 2002 году начался «энергетический поворот» и выход из атомной энергетики в 2002 году. Меркель поначалу отказалась было от всего этого, чтобы вернуться к нему позже с новой силой. В результате Германии грозят тяжелейшие перебои с электроэнергией (не говоря уж о том, что она у нее самая дорогая в мире), а это одна из самых худших опасностей для цивилизации.

Не менее опасна экономическая политика Германии. Введение евро — ядерной бомбы с часовым механизмом — было тяжелейшей ошибкой, а отказ от выбрасывания из еврозоны в 2010 году Греции, а за ней и других подобных стран не может рано или поздно не привести к взрыву. Объем кредитов, «спасательных зонтиков» (ESM, EFSF, EFSM), программ QE и не погашаемых долгов по target-2 вырос уже до 4,5 триллионов евро. Одни только лежащие на балансе ЕЦБ итальянские облигации имеют объем порядка 350 миллиардов. Когда-нибудь вкладчики начнут от них активно избавляться, и это легко может взорвать всю систему. Германии, отвечающей за 27% долгов в системе еврозоны, грозит в этом случае такое же финансовое банкротство, как и Италии. Государству будет просто нечем выплачивать пенсии и зарплаты бюджетникам.

Все это приведет к концу социального государства, тем паче, что никакое социальное государство не совместимо с открытыми границами, как говорил еще нобелевский лауреат Милтон Фридман.
И это будет началом эпохи кровавого насилия, ибо те же «беженцы» выйдут на улицы и силой будут брать то, что им, по их мнению, положено. И остановить их будет некому.

Какой же из этого выход? А выход был бы в возрождении конфедерации! Конфедерации независимых немецких земель, которые смогли бы хозяйствовать так же эффективно и без идеологической прусско-берлинской дури, как это делают Швейцария, Дания, Чехия или Норвегия.

Но, увы, похоже на то, что уже поздно пить «Боржоми»…

Олег Векслер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Мири Малкина: Веселая картинка

Читать далее →