Четверть века прошло Четверть века прошло
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Аналитика и история  >  Данная статья

Четверть века прошло

13/09/2018

13 сентября 1993 года израильтянам объявили, что мир с арабами наступил.

Лозунг момента озвучил лично премьер-министр Израиля Ицхак Рабин: שלום سلام Peace. Эта «тройка» вместе с абрисом голубя вместо логотипа заняла место в кадре Первого канала израильского телевидения. Волна счастья обрушилась на народ. Наконец-то! Мир! Тем, кто говорил, что мы переживаем новый «чёрный сентябрь» слова не предоставляли.

Я тогда ещё не знал о существовании востоковеда д-ра Гая Бехора и даже не провёл ни одного перевода на судебном заседании под председательством судьи Навы Бехор. Но уже тогда я убедился в справедливости фразы д-ра Бехора, услышанной мною гораздо позже: «Израиль – единственная страна, применяющая методы информационной войны против собственного народа».

Единственные, кто устояли перед ударом «мирной» пропаганды, как ни странно, оказались хасиды ХАБАД. Они оперативно организовали митинг протеста, привезя в Иерусалим полмиллиона участников, что на тот момент составляло 10% жителей страны. Это был успех, который больше повторить не удалось. Информационная война, которую вели против израильтян, приносила свои плоды.

На самом деле, как признался недавно Йосси Бейлин, 13 сентября 1993 года не совсем корректно называть датой начала «мирного процесса», ведь все детали «международными посредниками» обговаривались ещё в начале 1992 года, то есть до выборов, в результате которых Ицхак Рабин стал премьер-министром. Благодаря согласию партии Авода стать инициатором процесса «урегулирования палестинской проблемы», иностранные спонсоры помогли Рабину прийти к власти. Повторять всю историю не буду, о ней я уже подробно недавно рассказал в статье «Идеологическая цензура в Израиле».

Так что 13 сентября 1993 года следует считать датой перехода процесса «урегулирования палестинской проблемы» в открытую стадию. Дальше всё шло от победы к победе. Подписание протокола в Осло – церемония на лужайке у Белого Дома – торжественный приезд Арафата в Газу. Может быть, методы информационной войны и дальше бы могли приносить плоды, если бы не кровавое море терактов, захлестнувшее страну.

Сотни убитых, тысячи раненых. Горящие автобусы, истекающие кровью люди. Не так давно это было, чтобы можно было это забыть. В какой-то момент пропаганда начала давать сбои. Комично выглядел Арафат, прилюдно обижавшийся: ну зачем после каждого теракта сообщать, что убийца пришёл из Газы? Штатным пропагандистам было не легче, ведь на глазах рушились их основные опоры: мир, отсутствие терактов, экономика.

Мир? Ну ладно, это не мир, а «мирный процесс». Отсутствие терактов? Ну, не отсутствие, а снижение количества терактов, а совершаемых боевиками ФАТХ (организации Арафата, которые должны были не совершать теракты – больше или меньше – а бороться с террором, для чего и были вооружены). Здоровая экономика? Нас пытались убедить, что благодаря «мирному процессу» у нас всё прекрасно и главное: снижается уровень инфляции. Но что делать, если Центробанк всё равно публикует отчёты, из которых видно, что уровень инфляции растёт. Не позавидуешь пропагандистам.

Но и сочувствовать я бы им не стал. Если уж выбрали себе таких партнёров по «мирному процессу», то обижаться не на кого. Поддержка идей Осло утекала, как песок в песочных часах. Ненадолго бег этого песка вроде бы приостанавливается. После трагической смерти Рабина появился шанс перенаправить волну стихийных симпатий к погибшему в русло «мирного процесса». Не получилось. Вновь не буду повторяться, ведь о том периоде я уже подробно рассказал в статье «Фатальная ошибка Переса». Можно опять всё свалить на неудачника Переса, но проблема куда как глубже.

Странно, что никто не торопится дать реальную оценку этому «мирному процессу». Более-менее грамотный анализ мне приходилось встречать лишь у двух авторов. Биньямин Бегин в одной из своих статей привёл прекрасное сравнение, касающееся ведения «мирного процесса». Неопытный водитель, у которого отказывают тормоза на спуске к Содому у Мёртвого моря, вместо того, чтобы врезаться в ближайшую скалу, пытается как-то вырулить. Если отключить двигатель и просто врезаться в скалу, если все пристёгнуты и сработают подушки безопасности, шофёр и пассажиры получат травмы, но останутся в живых. Если пытаться вырулить, то машина разовьёт огромную скорость, в результате чего погибнут все. Второй автор – Реувен Ривлин. Он не стал прятаться за метафорами. В бытность спикером Кнессета Ривлин выступил с большой речью, где подробно, по пунктам, разнёс в пух и прах химеру Осло.

Где те авторы? Пенсионер Бени и президент Руби не вспоминают собственные речи, а если и выступают в едином порыве, то только в защиту Верховного Суда, что, безусловно, тоже важно. Если не они, то может быть, кто-то ещё из числа наших министров и депутатов даст реальную оценку произошедшему? Нет, почему-то не спешат, лишь тот же Бейлин напоминает назначенную дату наступления всеобщего мира: 4 мая 1999 года.

В конце, небольшое личное воспоминание. Мирный процесс у меня ассоциировался с перестуком. Только не перестуком вагонных колёс, стуком камней, бьющихся о борта рейсового автобуса. Потом автобусы стали бронировать, ведь бросать стали гранаты и бутылки с зажигательной смесью, а затем и стрелять. А я всё так же под меняющийся перестук средств «мирного процесса» дремал, возвращаясь с работы домой.

Ростислав Гольцман

HAIFA INTER

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

‎Тhe Shadow: Держу пари

Читать далее →