Мириам Залманович: Первая Сукка Мириам Залманович: Первая Сукка
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Авторские колонки  >  Авторская колонка Мириам Залманович  >  Данная статья

Мириам Залманович: Первая Сукка

28/09/2018

Осенью 94-го мы с мужем, впервые после отъезда в Израиль, приехали на доисторическую родину с коротким визитом.

С иудаизмом отношения наши в то время были довольно дистанцированными, он нас не трогал, мы его. Ну, то есть хупа в семнадцать — да, но не более того. Как говорят более праведные товарищи — свинина в желудках ещё не переварилась.

Короче, ничто не предвещало, тем паче в Риге. Родной город встретил нас совсем чужим, ибо то, что делает его близким — друзья, за эти годы разъехались по разным америкам, германиям и прочим австралиям. Но те короткие две недели, не смотря на беготню по родственникам с непременным вручением немудреных подарков и пересказом одних и тех же «учусь-отслужил-купили-планируем», оказались щедрыми на новые знакомства.Самое важное из них, наложившее отпечаток на дальнейшую жизнь, случилось во дворе рижской синагоги.

Заходили в синагогу тогда через второй вход, крохотной улочки Маза Пейтавас, на том же заднем дворе и стояла Сукка. Такую сукку я видела впервые — она была покрыта не пальмовыми ветвями, как в наших «палестинах», а еловыми лапами, что мне, по-первости, показалось очень странным. Не то, чтоб ранее не было в Риге таких шалашей — просто я не видела, репатриировалась в Израиль в 17, а до этого старшие меня в свои компании заниматься сионизмом не брали — «мелкая ещё!».

И вот стою, смотрю на эти лапы еловые и жутко хочется к ним прикоснуться — я ж человек балтийский, к обнимашкам с березами равнодушный, а тут запах хвои как в детстве, когда в деревне шалаши сооружали.

От созерцания этого чуда суккостроения, отвлек её хозяин, до этого сидевший над Книгой. Он поднял на меня глаза, я в них посмотрела, и увидела Своего Раввина. Дальнейшее описать трудно, ибо это настолько интуитивно, душевно и глубоко лично, что передать точно не получится, а примерно не хочу. Но эта встреча однозначно стала моим возвращением к еврейству, дорогой к четырем детям, академическим и прочим достижениям, обретению любимых друзей, и понятию Ахават Исраэль, примером которого служил мой Раввин.

С той поры замкнулось три семилетних круга и жизнь стала куда комфортней, однако с тем Раввином ушло очень многое, что так грело душу. Но осталась очень теплая память и Суккот.

С праздником, друзья!

Мириам Залманович

1 Comment

  1. mina:

    Очень понятно писатель передает чувства впервые посетившивших родные пенаты, нас,эмигрировавших.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Кто выдумал сделку века?

Читать далее →