Шёл второй день войны... Шёл второй день войны...
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Аналитика и история  >  Данная статья

Шёл второй день войны…

02/10/2018

…войны граждан Израиля против израильтян и Государства Израиль. Но это не было гражданской войной, ибо брат не шел на брата.

Это свора взбесившихся псов, с перекошенными оскалом ярости мордами и кровавой пеной ненависти на губах, шла кусать руки дающих, в сладостном предвкушении того, как алчущие пасти сомкнутся на шеях их обладателей. Я видел эту свору своими глазами. Смотрел в их глаза. Это были не люди.

Они шли, бросаясь на всё и всё рушили на своем пути. Без разбора. И своё, и чужое. Они не шли захватывать. Они шли убивать и разрушать, лая «Духом и кровью освободим тебя, Аль-Акца».

«Отважные» же вожаки её не шли во главе, а стоя поодаль, среди людей и под защитой людского закона, подстрекали: «Исламский мир обладает эксклюзивными правами на все святые места в Иерусалиме, а Израиль — нет», «Мы приложим все усилия для того, чтобы арабские граждане Израиля мобилизовались на спасение мечети Эль-Акса»Призывали «ломать руки и ноги»… Никто из них за это толком не был осужден.

При этом, по прошествии лет, эти вожаки продолжают есть лучший из лучших корм, с тех же, бесконечно ненавидимых ими рук. И он не становится им поперёк горла.

Вместо щедрых рук дающих свора напоролась на неизнеженные сапоги пинающих и остановилась только тогда, когда забрызгала их собственной кислотной кровью. Это был второй день. Не первый. И далеко не последний.

Такого свора не ожидала. Она была удивлена и раздосадована, поскольку даже представить себе не могла, что ей не позволят. Она была убеждена, что ей можно всё.

Дающие руки годами убеждали их в этом. Кормя, излечивая, безответственно освободив от строгих ошейников и забросив поводки, сделали их равными. В правах, но не в обязанностях. Благодарности за это руки дающие так и не дождались. Только время от времени боль от тисков челюстей.

Более того, в последствии эти же руки обвинят себя за самозащиту и станут расследовать собственное «непропорциональное» поведение с «братьями нашими меньшими»,  добившись того, что свора даже и не подумает о том, чтобы лизать сапоги пинающих, но станет только требовать незаслуженного увеличения дармовых рациона и содержания, а также бесконечно обвинять руки во всех сущих и несущих грехах.

Во второй день войны погромы горели повсюду, где наличие и численность своры достигала критической массы.

В Умм-эль-Фахме, Кфар-Кане, Кфар-Касеме, Акко, Яффо, Нацерете и других городах продолжались беспорядки, движение на многих транспортных артериях было приостановлено, полностью блокированы въезд в еврейский город Нацрат-Илит и в промышленную зону города Рош-ха-Айн.

Жителям Нацрат-Илита, Кацира и Ювалим впервые довелось пережить арабскую блокаду.

«Сорок процентов населения в моем городе составляют репатрианты из бывшего СССР», — заявил в интервью израильскому телевидению мэр Нацрат-Илита, Менахем Ариав:

«Многие из них приехали сюда из районов, ставших в последние годы ареной ожесточенных межнациональных конфликтов. Почва ушла у них из-под ног, и здесь, в Галилее, они рассчитывали обрести надежное убежище. Как я могу объяснить им происходящее, когда мой город отрезан, и люди не могут выйти на работу? Когда арабские пули долетают до их домов?»

Еврейский остров среди бушующего моря звериной ярости был в полной блокаде более недели. Отрезан ото всех больниц. Нуждающихся в срочном медицинском вмешательстве вывозили в афульскую больницу «АЭмек», находящуюся в 15-ти минутах езды от «анклава», называемого «еврейским городом», армейскими вертолётами. Тем же способом доставляли и лекарства с медикаментами.

В конце концов город разблокировал себя сам. Терпение жителей вышло и они, не надеясь на власти, сами взялись за дубинки, арматуру и камни, сгрудились и безжалостно контратаковали нападавших плечом к плечу, вышвырнув их за городскую черту.

Горстка присутствовавших полицейских ничего не могла сделать против такого проявления гражданского гнева и только молилась, чтобы эта организованная толпа, оставившая дома женщин, стариков и чад, никого не растерзала в пылу накала страстей.

Сучий жалобный скул разбегавшейся в панике своры слышен был на всю Страну… Но до этого пришлось пережить несколько бесконечно долгих и жутких дней.

С тех дней минуло 18 лет, но и по сей день Нацрат-Илит также крайне уязвим перед лицом возможной блокады… Центральная власть предала периферийный город.

Свора громила светофоры и линии электропередач, забрасывала камнями жилые дома в еврейских населенных пунктах и проезжавшие по шоссе машины, перекрывала перекрестки. При разгоне этих погромов шестеро из своры, в возрасте от 17 до 25 лет, погибли, многие были ранены. Но свора не остановилась…

Чудом и Божественным Проведением никто из рук дающих не пал в этот страшный день. Но пришли последующие дни, а за ними и людские погребальные церемонии…

2 октября 2000 года. Второй день Второй интифады. Они назовут её «Интифадой Аль-Акца».

 

Паршойн Гелибтер-Гелейгер

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Кто выдумал сделку века?

Читать далее →