Таль Гилад: Наследие Рабина Таль Гилад: Наследие Рабина
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Аналитика и история  >  Данная статья

Таль Гилад: Наследие Рабина

04/11/2018

И так, они вернулись на площадь. Если бы Рабин умер естественной смертью, если бы он угас и исчез вместе с глупость Осло, у него не было бы наследия, поскольку у Чемберлена не было наследия, поскольку миллионы других людей, включая хороших и плохих лидеров, не имели наследия только потому, что умерли.

Скорее всего, куда более вероятно, что Рабин проиграл бы Нетаниягу на выборах, и растворился бы в темных коридорах истории, окруженный соблазнительными и наполненными сигаретными испарениями интервью о том, что он не был виновен в соглашениях Осло. Но поскольку Игаль Амир превратил его в святого, мы должны все время слышать о его воображаемом наследии. Этот чувственный фестиваль. Сентиментальный такой, но не более того, ибо во всех разговорах о наследии Рабина нет ни капли здравого смысла. Соглашения Осло были такой глупой и безответственной идеей, что даже невозможно определить точку отсчета, чтобы определить, в какой момент она начала превращаться в галлюцинацию, за исключением того, что «они хотели мира». Он так ужасно хотел мира, что отдал наших детей на съедение диким зверям. И звери съели их … из-за Биби. Это объяснение, которое нам вдалбливают. И еще с гордостью добавляют — «Мы всегда продолжим пытаться!» Да так, что после впечатляющих успехов прошлого мы выберем вас снова.

То, что мы знаем сегодня о палестинцах, должно было быть известно в 1993 году, с меньшими иллюзиями и немного большей глубиной и пониманием. Пароли и лозунги не могут заменить политическую ответственность за безопасность и рациональный, и трезвый анализ реальности и данных. Домашнее задание, которое каждый делает, прежде чем инвестировать сто шекелей в акции, должно было быть сделано до соглашения с Арафатом.

«Соглашение с Арафатом». Только одно это странное предложение содержит в себе тонну внутреннего противоречия и близорукости. Мир в наши дни.

Да, учиться. Читать. Чтобы понять, что это намного глубже, чем «дать им государство» или — Господи, как поверхностен должен быть тот, кто утверждает, что это всего лишь вопрос экономической ситуации. Потому что, если бы у них был только дом в пригороде, и двое детей блондинов по имени Лоран и Томми все было в порядке.

Ясно же! Как насчет прочтения только одной страницы книги об Исламе перед тем, как вы подпишете договор? Может быть, просто введение в эту книгу? Как насчет разговора по телефону в течение нескольких минут с востоковедом, неангажированным политической повесткой дня? Нет. Только высокопарные фразы, предназначенные, главным образом, для того, чтобы включить в книгу истории тысячу цитат от величайших мира сего. «Мир заключают с врагами». Мир заключается с врагами после того, как вы их победили, то, что вы сделали с врагами, — это рулетка. Даже у русской рулетки шанс умереть — от одного до пяти, здесь шанс на успех был один в сотне. Любой, чьи глаза были открыты, а не плакали с детским волнением, мог это видеть, при условии, что какой-то великий вождь с наследием не назвал бы его «трусом мира».

Не стоит опасаться «Плана Столетия» Трампа. Скажите что хотите о Нетаниягу, назовите его левониягу, трусоягу и всем набором баркодов с окончание «ягу», которые вам пришлись по душе, но он точно не манекен с IQ пакетика от Бамбы, как вся эта банда умников Осло.

Во-вторых, поскольку нам это далось тяжелым путем, мы должны понять, что в любом случае это не имеет значения. Израиль может объявить хоть сейчас, что он готов принять любое предложение, включая массовое самоубийство с прыжком в море. Палестинцы не согласятся ни с какой ситуацией, которая вынудит их прекратить боевые действия, потому что они не люди, движимые национальными интересами, они сами являются оружием. Штурмовая собака, которую воспитывали и обучали исключительно для этой цели — сражаться с Израилем. Доберман покинул своего владельца и теперь рыщет по окрестностям, ища кого-то, кого покусать, потому, что он не умеет делать ничего другого. Вот почему арабы держат их в лагерях беженцев. С какой стати они позволят своей штурмовой собаке войти во внутрь дома и оставить волосы на ковре? Что он, человек?

Теоретически, если Израиль исчезнет, «палестинцы» исчезнут вместе с ним. Вначале они будут праздновать с сожжением домов и стрельбой в воздух, потому, что так оно и радуется, после этого они начнут убивать друг друга, а после этого уже все их братья в этом районе войдут и убьют оставшихся, как это принято в этой богатой культуре, которая похожа на любую другую культуру. И кто вообще определил, что Моцарт лучше геноцида. Каждая из них вправе определять по своему, что такое искусство, не так ли? Несколько этажей мусора пролиты вокруг этого конфликта, который, по сути, примерно одно: одна сторона хочет убить другую сторону, а другая сторона не согласна. Невозможно достичь мирного решения, потому что невозможно убить кого-то всего лишь половину.

Это краткий обзор конфликта, и почему все «наследие Рабина», тогда и сейчас, является «газ до пола» на нейтральной передаче, пустая потеря энергии.

Таль Гилад

Перевод: Влад Саар

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Игорь Пекер: Фильм о захвате судна «Карин А» с контабандным оружием для ПНА (2002)

Читать далее →