Доктор Натан Тимкин: Учитель физики. Первая серия Доктор Натан Тимкин: Учитель физики. Первая серия
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Авторские колонки  >  Авторская колонка д-ра Натана Тимкина  >  Данная статья

Доктор Натан Тимкин: Учитель физики. Первая серия

18/12/2018

Иосиф Израилевич очень гордился своим именем. Конечно, в детстве оно доставляло ему немало неприятностей, зато сейчас являлось неким знаком качества, страховым полисом в его специальности. А служил наш герой уже много лет преподавателем физики в одной из районных физико-математических школ Ленинграда. Он был отличным педагогом, находившим язык с любым ребёнком. Разъясняя какое-либо физическое явление или закон, он приводил неожиданные, нетривиальные примеры, так что всё самое сложное становилось вдруг очевидным. К тому же, Иосиф немного играл на гитаре и в школьных походах пел у костра. Коллеги никогда не изводили его своими интригами: он ни разу не претендовал на продвижение по служебной лестнице, всегда был готов подменить захворавшего и исправно платил в местком.

Внешне учитель походил на артиста Евгения Леонова: невысокий, пузатенький, с большой лысиной. Но остатки рыжей кучерявой шевелюры, произраставшие серпиком по затылку от уха до уха, напоминали римский императорский венок, а тонкая золотая оправа с огромными линзами придавали лицу благородно-профессорский оттенок. Голос у Иосифа был мягкий, баритональный, без грубых обертонов. На работе, по долгу службы, Иосиф Израилевич всегда носил костюмы, коих было два, чтобы иметь возможность иногда сдавать особенно залоснившийся в химчистку. Дома же, как и большинство мужчин той эпохи, он ходил в майке и отпузыривавшихся на коленях трениках. Появись в доме посторонний, к этой паре добавлялась трикотажная олимпийка на молнии.

А посторонние появлялись часто. Учитель, получавший не очень много на основной работе, занимался репетиторством, специализируясь на подготовке ко вступительным экзаменам в медицинские институты города. Стоили уроки дорого, но репутация его была безупречна: подавляющее число его подготовишек успешно проходили барьер физики, потому отбоя от желающих не было.

Когда-то Ёся, как звали его родители, был женат, но очень недолго. Жена ушла к другому, яркому и успешному, а потом и вовсе переехала в столицу. А он остался на улице Бассейной в своей однокомнатной квартирке. Путём долгой многоходовой головокружительной афёры знакомого маклера он смог съехаться с родителями, которые всегда жили в самом центре, в трехкомнатные хоромы на улице Маяковского. Квартира была по тогдашним понятиям просто огромная. От входной двери шёл длинный коридор, в который справа выходили три двери жилых помещений, а налево ответвлялся проход к ванной комнате, чулану и кухне, выходившей большим окном во внутренний двор.

Первой ко входной двери шла гостиная. Три окна хорошо освещали её. Мебели было немного: пара кресел и оттоманка начала века, рядом — торшер с ониксовым плафоном, видимо, из одного гарнитура. Обеденный стол венского модерна с полудюжиной стульев был придвинут к правому окну, за ним занимались приходившие ученики. Несколько книжных стеллажей завершали интерьер. Большую часть заработка Иосиф Израилевич тратил на литературу и обстановку. Он собирал прижизненные издания Серебряного Века русской поэзии, предпочитая экземпляры с автографами.

Следующее помещение, в одно окно, служило ему при маме, пережившей папеньку на пару лет, спальней. Когда-то, до октябрьского переворота, в ней размещался кабинет хозяина квартиры. Иосиф нашел в мебельной комиссионке потрёпанный, но роскошный письменный стол, знакомый краснодеревщик отреставрировал его, взяв за работу вдвое больше первоначальной стоимости. Теперь стол выглядел как прежде: столешница обтянута телячьей кожей, лампа с зелёным плафоном, рядом с ней — письменный набор и промокательный пресс. К столу приставлены три стула, иногда институтские друзья приходили расписать за ним пульку. Игра традиционно велась в Ёсиной светёлке. Тут же, недалеко от стола, располагался сервант с рюмками, фужерами, бокалами и бутылкой коньяка. Сам учитель почти не пил, но с друзьями под хорошую игру, перемежаемую трёпом, мог пригубить . Книги в кабинете были по специальности: кроме учебников, методических пособий и задачников, заполнявших несколько полок, тут же находились самоучители по английскому, немецкому и французскому языкам. Ещё одно неприбыльное хобби в стране с закрытыми границами. В углу у двери наличествовал диван, на тот редкий случай, если кто-то из гостей останется заночевать. Такого почти не случалось. Лишь однажды приятель, пережидавший бурю в семейном стакане, провёл на нём пару ночей. Да и сам Иосиф спал тут несколько недель, пока нанятые работяги ремонтировали спальню.

Это комната была почти вдвое больше предыдущей. Как и во всех дормиториях, в ней стояла двуспальная кровать, но с одной тумбочкой. Большой платяной шкаф скрывал в своих недрах неизвестное. Зато на стенах, приковывая по вечерам взгляд Иосифа и его редких посетительниц, висели две картины: Судейкина и Фалька. Два небольших пейзажа на стене.

Доктор Натан Тимкин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Умер рав Этингер. В одночасье осиротели 12 детей

Читать далее →