Доктор Натан Тимкин: Учитель физики. Третья серия Доктор Натан Тимкин: Учитель физики. Третья серия
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Авторские колонки  >  Авторская колонка д-ра Натана Тимкина  >  Данная статья

Доктор Натан Тимкин: Учитель физики. Третья серия

23/12/2018

Учебный год подходил к концу, Иосиф Израилевич был в раздумьях: поехать ли отдыхать в Пярну или Юрмалу. Ученики в этом году попались смышлёные, он не беспокоился ни за одного. Конечно, каждый может заболеть в день экзамена, а то и просто нервы сдадут, они же всё ещё дети, а тут первая серьёзная проверка жизнью.

Особенно полюбился Иосифу Ванечка-бастард. Вот не его круга мальчик, а толковый, с каким-то внутренним стержнем. Или он так себя ведёт лишь у него дома? Один раз паренька подвозила мама, и они поднялись вместе. Ирен, броская блондинка с яркой помадой и хищными ногтями, выглядела лет на тридцать, не больше. Но не может же такого быть, Ивану семнадцать исполнилось, в тот день он попросил сдвинуть занятие на час раньше, собирался с друзьями где-то потусить, как они теперь говорят… Да, маман. Ирен цепким взглядом окинула прихожую и залу, присела, приняла чашечку кофе, и оглядывая книжные стеллажи, стала опрашивать Иосифа Израилевича про успехи своего чада. Врать нужды не было, педагог от души похвалил мальчика, повторив давно думанное: если бы Ваня приступил к учёбе год другой назад, мог бы вполне пройти в физ-мат школу, где ему самое место.

— Вы мне парня с панталыку-то не сбивайте, — пригрозила наманикюренным коготком Ирен, — он у нас финансистом станет, не фиг ему эти ваши физ-маты. Маты вон в гандболе у него, а не хватит – на улице подучат.

Иосиф Израилевич уверил маму-львицу в своей абсолютной лояльности, на этом слове Ирен приподняла левую бровь, учитель быстро понял свою оплошность и объяснился. На том и расстались. 
Тем удивительнее прозвучала в марте просьба Ванечки встретиться и переговорить с его отцом. Мальчик заметно нервничал, Ёся сразу решил, что в дом никого не пригласит, но всё оказалось ещё проще: папа предлагал встречу в какой-то чебуречной. Что, зачем? Ответов у юноши не было. Иосиф впервые проявил некоторую бестактность, спросив:

— А разве ты не вдвоём с мамой?
— Да, папа не всегда с нами живёт.

Иосиф был мало заинтересован в этом знакомстве, но, похоже, выбора не было, и он всё же поехал на встречу.
В шалмане-стекляшке на Будапештской царил полумрак: почти все окна были заклеены постерами популярных рок-групп и календарями с фото красоток. Со стула около двери его окрикнул молодой мужик в спортивном костюме:

— Ты к кому?
— Меня пригласил на встречу Александр Григорьевич Протопопов.

— Поп, это к тебе учитель пришёл. Химию ты уже прошёл, щас тя и физике научат, — загоготал он собственной удачной шутке и махнул рукой вглубь помещения.

Чебуречная была пуста, Иосиф оглянулся по сторонам и, не увидя никого, присел за угловой столик. В этот появился здоровенный широкоплечий мужик за два метра, вытиравший руки какой-то ветошью. При ближайшем рассмотрении было сразу видно: это копия, то есть оригинал, Вани, только раза в полтора габаритнее. Иосиф встал, Александр, стало быть Григорьевич молча рассматривал его в упор, потом улыбнулся, обнажив передний зуб со сколом.

— Точно, еврей! А ты чего не уезжаешь?

Иосиф Израилевич давно отвык от подобного обращения. Он попал в другой мир, опасный и неприветливый. Вдруг вспомнился бременский король в избушке разбойников. Он стал выбираться из-за стола, собираясь немедленно покинуть стекляшку. Не тут-то было.
— Я ещё не договорил, — огромная лапища сжала Ёсе левое плечо, которое немедленно заныло. – Чего взъерепенился? Мой дед тоже Абрамом был, правда – из староверов. И заржал. Видимо, в этой избушке любили пошутить.

Иосиф сел, точнее – упал, на ближайший стул. Опять помолчали. Поп, видимо, так его величали друганы, продолжал с усмешкой разглядывать учителя. Потом заговорил.

— Сын у меня, скорее всего, один, деньги есть, и жалеть на него я не буду. Парень толковый, должон поступить в ВУЗ. Страна у нас теперича свободная, безнесом заниматься разрешили, вот он и будет. Твоя задача, — тут он вытащил из кармана пачку денег сиреневого оттенка, перетянутую чёрной резинкой, и перекинул её через стол, — чтобы пацан поступил.

— Александр Григорьевич, — начал было Иосиф, но был немедленно перебит:
— Зови меня Попом, так проще.
— Уважаемый Поп, — снова заговорил преподаватель, — у вас очень талантливый сын, деньги не нужны, он отлично подготовлен, я проверял его и по математике, он поступит сам.
— Слышь ты… Израилич, значит, навар твой. Но отвечаешь за приёмку тоже ты. Головой. 

У Ёси засосало под ложечкой, как можно менее дрожащей рукой он сгрёб со стола деньги и встал.

— Я пойду, если позволите, — пробормотал он.

Дома учитель заварил себе крепкого душистого чаю, и стал думать. По математике он действительно погонял парня, тот был вполне подготовлен, а вот про русский язык ничего сказать нельзя. А потому действовать необходимо с двух сторон. Он позвонил знакомому, репетировавшему сочинения ко вступительным экзаменам, и быстро сговорился с ним на занятия в оставшиеся два с половиной месяца. Потом Иосиф Израилевич начал методично зондировать почву и нашёл-таки выход на экзаменатора по русскому и литературе. Ёсе впервые приходилось вести подобный разговор, зато вторая сторона была к нему отлично подготовлена. Не стесняясь, господин выяснил все подробности и заявил свою таксу.

Дело было сделано.

Доктор Натан Тимкин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Кто предоставил ему слово?

Читать далее →