Правота Тамар Зандберг Правота Тамар Зандберг
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  В Израиле  >  Данная статья

Правота Тамар Зандберг

06/02/2019

Почему лидер МЕРЕЦ может вести переговоры с позиции силы. 

Тамар Зандберг беспрерывно повторяет, что сегодня именно МЕРЕЦ является идеологической основой левого лагеря. Теперь она же заявляет, что её партия должна стать и организационной основой возможного левого блока. В Аводе пока молчат, но в какой-то момент будут вынуждены дать ответ. 

Что такое МЕРЕЦ? В 1992 году – блок нескольких партий, аналогом которого сегодня может быть разве что Объединённый Арабский список. В идеологическом плане было совсем мало общего между либералами из Шинуй, социалистами из МАПАМ и правозащитниками из РАЦ. Основой для создания единой платформы стал лишь один пункт: продвижение мирного процесса, в результате которого должно быть создано Палестинское государство. По утверждению одного из основателей блока Йосси Сарида это составляло 90% их программы, а остальное (отделение религии от государства, гражданские браки, права женщин, права сексуальных меньшинств и т.д.) каких-то 10%. Хотя вся тематика в предвыборной кампании пропагандировалось в равной степени. Следует признать, что это был тот редкий случай, когда объединение в единый список привело к ощутимому электоральному успеху. 

Если на выборах 1988 года поодиночке три этих партии в сумме получили 10 мест в Кнессете, то в 1992 году МЕРЕЦ набрал 12 парламентских мандатов. У этого успеха было две главных составляющих: личность лидера и удачный пропагандистский ход. Лидер – Шуламит Алони. Этот ультралевый политик, в отличие от прочих представителей «пролетарской аристократии», никогда не была замешана в коррупционных скандалах и, что бы там ни было, всегда придерживалась чётких антирелигиозных позиций. Удачным пропагандистским ходом стал лозунг: «МЕРЕЦ – больше не говорите, что нет альтернативы». Это было попадание в яблочко. Многие ультралевые голосовали за Аводу, боясь, что их голос пропадёт при голосовании за мелкую партию. В 1992 году они почувствовали, что можно проголосовать за крупный список. 

1992 год стал пиком успехов МЕРЕЦ. Дальше всё пошло по убывающей, даже когда МЕРЕЦ из блока партий стал единой партией. У электорального крушения были и субъективные причины. Например, уход Алони, место которой занял менее брезгливый Сарид. Или выход из этого блока партии Шинуй, которую возглавил Йосеф Лапид. Но было и главное: программа МЕРЕЦ стала выполняться. Сначала заключение соглашения Осло, потом рукопожатие на лужайке перед Белым Домом, а после этого – теракты, без которых обходилась редкая неделя. Сарид недоумевал: почему за нас не голосуют, ведь мы выполняем нашу программу? Вот именно поэтому. 

Между тем, МЕРЕЦ на любых парламентских выборах гарантировано преодолевает электоральный барьер. Причина? Безоговорочная поддержка со стороны гей-комьюнити. 

В Израиле это весьма влиятельное сообщество, поддержкой которого хотели бы заручиться многие политики. Даже в Ликуде есть своя секция ЛГБТ (сеодня в Кнессете её представляет бывший сотрудник контрразведки ШАБАК Амир Охана). Но именно МЕРЕЦ по-прежнему остаётся домом израильской гей-комьюнити. Это и даёт лидеру партии Тамар Зандберг такую уверенность в себе. 

Под руководством Ави Габая Авода такой уверенностью похвастаться не может. Габай, опасаясь надвигающейся катастрофы, даже помирился со своим самым отчаянным критиком Эйтаном Кабелем, но «свободного падения» в сторону электорального барьера это не остановило. Многие партийные функционеры уже начинают открыто требовать создания единого предвыборного списка с МЕРЕЦ. Конечно, ради мира и процветания, никто не спорит. Зандберг, в принципе, согласна обсуждать проект создания единого списка, но только на своих условиях, главное из которых: первое место в этом списке. И она права. В отличие от МЕРЕЦ, Аводе никто не гарантирует прохода в Кнессет. 

Выбор у Габая невелик: либо блок с МЕРЕЦ на условиях Зандберг, либо пойти ва-банк и рискнуть, надеясь, что само имя Аводы перенесёт его через электоральный барьер. Признаться, не самый шикарный выбор, с учётом того, что у реализации обоих вариантов развития событий финал один: бесславное завершение политической карьеры Ави Габая. 

Ростислав Гольцман 

HAIFA INTER

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Принято решение о создание узкой коалиции

Читать далее →