АдЪ, Израиль, доморощенный "Гарлем" и немного истории АдЪ, Израиль, доморощенный "Гарлем" и немного истории
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Главные новости  >  Данная статья

АдЪ, Израиль, доморощенный «Гарлем» и немного истории

02/07/2019

Я не так давно вошёл в дом. Мне чудом удалось улизнуть из района Чек-Поста в Хайфе. Чудо сопровождалось множественными нарушениями правил дорожного движения, продуманной водительской наглостью с элементами немалого риска (гонка по встречной в районе торгового центра Ха-Мифрац, плюс бросок в занос на красный свет против движения) и не без звериного чутья опытного драйвера, оравшего, что если не сейчас, то второго шанса не будет. Поскольку впереди — ад. И сзади тоже вот-вот наступит ад…

Очень надеюсь, что мне за это ничего не будет. Мне сейчас нельзя.

Да! Именно ад. Какой-то сюрреалистический ад. Но, при всём его сюрреализме — этот ад реалистичен донельзя. И не говорите мне, что «это Израиль, детка». Это не Израиль. Израиль таким быть не может. Это — «Гарлем». Это — «Гарлем» расправил крылья». И на то только одна причина — излишний, чуть ли не клинический либерализм. А к нему, как к тяжелым наркотикам — привыкают.

Потом, дабы «соскочить» с этой «зависимости», придётся искусственно инициировать нелиберальную  «ломку» и это будет намного болезненней, чем подавление «заболевания» радикальными методами на начальной стадии. Тем более, что это уже не первый «черный» бунт в Израиле. И не второй… Каждый последующий — отвязней предыдущего.

На улице бьют полицейских. Вооруженных полицейских. Бьют толпой. 47 стражей порядка получили ранения различной степени тяжести. Полицейские не отвечают. Они боятся. Не толпы. Израильские полицейские настолько привыкли к толпе и противодействию ей, что она не вызывает у них ни страха, ни паники, ни шока, ни озабоченности. Толпа для них — обыденное рабочее место, как станок для токаря.

Они боятся, что их сделают «козлами отпущения». У них на этот счет имеются все до единой причины. В особенности, если это касается противодействия «представителям эфиопской общины».

Зато мы прошли экзамен на политкорректность! Зато мы теперь не расисты! Тошнит от всей этой «политкорректности»…

 

 

И сделают их этими «козлами» ни кто иной, как их непосредственное и высшее руководство. Израильский городовой такой же «сирота», как и израильский военный нижний чин. И те, и эти — превращены их командованием в разменную мелкую монету.

Снова — это не первый «эфиопский» бунт, не второй и не третий. И если не сделать его последним, даже путём применения жесткой, возможно даже несколько непропорциональной силы, то в следующий раз нам придётся хоронить полицейских. Я предпочитаю, чтобы хоронили таких «протестантов».

Мне страшно себе представить, если бы подобное устроили посреди Страны арабы. Нет никаких сомнений в том, что улицы уже хлюпали бы кумачовыми лужами «протестующих». Но то — арабы. А тут — «эфиопы». Их нельзя. Это будет  определено, как настоящий дремучий расизм, а не как высосанный из пальца арабский «апартеид».

И не найдется политика, тем паче в предвыборный период, который сказал бы прямо, что у погромов нет ни цвета кожи, ни религиозной, ни национальной принадлежности. Бунт — это бунт. Жестокий и беспощадный.

Всё началось не сегодня. И не два дня назад, когда страж порядка в попытке призвать к порядку выстрелил в сторону несомненно вконец охамевшего «представителя эфиопской общины». Почему я считаю, что именно этот «представитель», прежде, чем нефартовый рикошет поставил на нем большую красную точку, запредельно охамел? Объясню! Я не просто так считаю. Я в этом убеждён.

И убедили меня не «показания свидетелей», не пара «баллистических экспертиз» и не выводы следователей отдела по расследованию сотрудников правоохранительных органов при министерстве юстиции Государства Израиль.

Меня в этом убедили беснующиеся «эфиопы», решившие, что они «герои» американского кино о негритянских молодёжных бандах Нью-Йорка. Судя по тому, что мы видим сегодня по всей Стране — именно на них них «герои эфиопского протестного движения» держат равнение.

Только все эти любители «черного» Голливуда никак ни за что не желают смотреть вторую часть американского художественного фильма, где коп вынимает ствол и стреляет в морду на поражение, поскольку чувствует себя в опасности. Этот сценарий им не представляется возможным. В этом их убедили израильские левые. Было нетрудно. Легко убеждаться в том, чего так хочется.

А кто вообще сказал, что вся эта чернь-анархия — наши «эфиопы»? Наши «эфиопы» сейчас в рядах полиции. Наши эфиопы сейчас в форме военнослужащих Армии обороны Израиля. Наши, по настоящему наши «эфиопы» сейчас в абсолютном шоке сидят после нелегкого трудового дня и им стыдно. И им страшно. И им — крайне некомфортно. Поскольку наши, истинно наши «эфиопы» понимают, что эта анархо-чернь бросает на них на всех тень. Тень тяжелую. Липкую. Несправедливую. Неправедную. И незаслуженную.

Посему, именно во их честь, за их доброе имя, мягкий, неагрессивный и дружелюбный характер — этот бунт должен быть жестоко подавлен. Виновные, все до единого, безжалостно наказаны Законом — апперкотом параграфа в челюстно-лицевую область с поражением в правах.

А теперь исторический экскурс в конец 50-ых годов ХХ столетия.

В 1948 году, в ходе Войны Израиля за независимость, израильтянам удалось освободить Хайфу, и выгнать из её района Вади-Салиб арабов, которые там проживали.

Вскоре вместо арабов в Вади-Салибе стали селиться восточные евреи мизрахим, главным образом марокканские евреи.

Экономическое положение переселенцев было тяжёлым, власти мало заботились об этих людях, и Вади-Салиб превратился в район бедноты и трущоб.

В то же время, мизрахи считали, что прибывавшие одновременно в страну польские евреи получают комфортабельное жильё (тогдашний премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион был польским евреем).

Всё это создало благоприятную почву для межэтнического конфликта между ашкеназами и евреями из Северной Африки. На экономические проблемы накладывались существенные ментальные и культурные различия евреев из разных стран. Тогдашний израильский истеблишмент определял недавних репатриантов из восточных стран как «поколение пустыни» и «человеческую пыль», из которой надо выбить «восточную отсталость», чтобы расплавить их в неком «израильском плавильном котле».

Мятеж «марокканцев» начался 8 или 9 июля 1959 года с драки в кафе в Вади-Салиб. Полиция прибыла, чтобы разнять дерущихся. Один из участников драки, Яаков Элкариф (Yaakov Elkarif), выходец из Марокко, сопротивлялся полиции столь упорно (бросал в полицию бутылки), что полицейский достал пистолет, выстрелил и серьёзно ранил его (после выстрела в воздух); после чего раненого доставили в больницу. Рана была не смертельной, но распространился слух, что «марокканец» убит.

На следующий день разъярённая толпа «марокканцев» хлынула на улицы: поджигали автомобили, взламывали и разворовывали магазины.

Мятежники стали осаждать даже отделение полиции.

Штурму мятежниками подвергся ашкеназский жилой и деловой центр в Адаре (Адар Кармель, район Хайфы). Толпа крушила витрины, и поджигала автомобили. Помещения филиалов Еврейского агентства и правящей в то время партии МАПАЙ были разрушены до основания.

Также мятежники разгромили отделения Гистадрута.

Демонстрации проходили под лозунгом: «Король Марокко, забери нас обратно!».

Восстание было подавлено силами армии и полиции. В ходе столкновений с полицией по официальным данным, было ранено 12 или 13 полицейских, и 2 мятежника; арестовано 34 мятежника. По неофициальным данным, были убитые и сотни раненых.

Лидером мятежников был выходец из Марокко, бывший полицейский Давид Бен-Харуш.

Вскоре беспорядками была охвачена вся страна, от севера до юга, везде, где проживали выходцы из восточных стран — эта «интифада» прокатилась по всему Израилю от Хайфы до Беер-Шевы (например, в городах Тверия и Мигдаль ха-Эмек). Демонстрации восточных евреев проходили по всей стране в знак протеста против дискриминации.

Израильское правительство создало комиссию по расследованию этнической дискриминации, однако комиссия оказалась не способной принять определённые решения и была распущена.

Давид Бен-Харуш получил два года за незаконное хранение оружия, ещё четверо активистов — по 9 месяцев тюрьмы, остальных бунтовщиков суд оправдал.

Больше «марокканцы» никогда не бунтовали. Ни единого раза. 

Израильское правительство создало комиссию по расследованию этнической дискриминации, однако комиссия оказалась не способной принять определённые решения и была распущена.

В целом, бунт марокканцев заставил власти Израиля переселить жителей Вади-Салиба в новые, более лучшие районы (Кирьят Шпринцак, Неве Шаанан и др.).

Итого: сначала жестоко разогнать, попересажать зачинщиков и непосредственных погромщиков и взвалить на них бремя нанесенного ими финансового ущерба.

А после — хоть комиссия — лишь бы ремиссия.

И обязательно переселить. Хоть на Кармель, хоть в «Дению» (район вилл Хайфы), хоть в Герцлию-Питуах, хоть в Северный Тель-Авив, хоть в ряд других «белых», фешенебельных районов компактного проживания «левой, культурной, либеральной, прогрессивной» элиты Страны, дабы приправить их опостылевшую от комфорта жизнь натуральным букетом привкуса «свободы, равенства и братства», которого они так вожделеют.

 

 

Паршойн Гелибтер-Гелейгер

 

 

 

 

1 Comment

  1. Irene:

    А как ваще определить, кто эфиопец, а кто нелегальный негр, если они не в военной/полицейской форме? А где гарантия, что это не нелегалы схватили тремп на своей черноте? Я б такую гарантию не дала бы и не приняла бы, если б кто и стал бы давать — любой, кто смеет требовать извинений и привилегий за свой избыточный меланин, достоин быть выкрашен в красный самым жестким образом — им никто эту черноту не всучил обманом в темноте, мы, белые, не крали их белизну (и потому я лично не собираюсь извиняться за свой прекрасный цвет лица) и поэтому я не вижу никаких оснований, чтобы давать чорным любое преимущество, основанное на том, что они чорные, иба это и есть расизм и сегрегация, ведь цвет кожи не определяет мидот товот, разве нет? Ну и чудесно, раз так.
    И вот, если их начать прессовать, как и любого вандала и бунтовщика, то это будет проявление настоящей демократии — иба раз все равны, то пусть и отвечают за свои безобразия по строгости.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Кругом одни «расисты». После бунта число жалоб на расизм взлетели на 600%

Читать далее →