Александр Кугель: Домик Александр Кугель: Домик
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Лента новостей  >  Данная статья

Александр Кугель: Домик

10/07/2019

Он был Мужик! И все считали его Мужиком. С Большой Буквы!

И это при росте 1,50. В кепке.

Но его профессионализм, упорство и порядочность снискали ему всеобщую славу и любовь. Он работал заведующим отделением в нашей больнице. И не пересчитать людей которым он помог выжить. День и ночь он проводил на работе, иногда забывая и о сне, и о еде. Прекрасный человек, отличный семьянин – он горел на работе.

Но была у него одна слабость.  Он очень любил свой автомобиль. Человек с огромными связями, с приличным стабильным доходом, он не смотрел ни на «Мерседесы», ни на «БМВ», ни «Хонды». Его единственной любовью была «Волга» ГАЗ-21.  Да, старенькая «Волга», правда вся луженая, с новыми сидениями, с усиленным двигателем.

И вот пришло время для косметических процедур. За долгие годы краска на крыше, капоте и багажнике выгорела, а на дверях и крыльях были множественные царапины, которые могли поведать о многих местах, в которых побывал этот автомобиль.

Но перед покраской машину надо подготовить, то есть полностью раздеть. И работники больничного гаража решили помочь Аркадию Моисеевичу (так звали нашего героя) в этом деле. А так как покраска была назначена на часов 10 следующего утра, то все свободные работники гаража взялись за эту работу. 

На следующее утро из распахнувшихся дверей гаража выехал скелет на колесах и медленно начал спускаться к зданию поликлиники. Выгуливавшие больных нянечки в ужасе стали кричать, что автомобиль без водителя едет на здание. Кто-то пытался его остановить, но безуспешно. Машина подъехала к проходной и остановилась.

Из нее еле вылез весь перепуганный Аркадий Моисеевич. Оказывается, он решил отогнать свою любимицу на покраску, сев на детский стульчик. Его и на нормальных сидениях тяжело было заметить, а тут вообще складывалось впечатление, что нет водителя за рулем. Но не проблема. Кто-то из ребят вызвался отогнать машину, а доктор пошел в отделение.

В это время на работу собиралась медсестра Валя, соседка доктора. Они жили в одном ведомственном доме, принадлежавшем больнице. И был у Вали муж, работавший в больничном гараже слесарем и сын пяти лет. Решила Валя взять мальца с собой на работу. Часто в то время так делали. Мамы работали а дети игрались здесь же, рядом.

А какие игры тогда были? Вот тебе коробочки – поскладывай их в ящичек. Или вот тебе листочек – порисуй.  Валю очень ценили на работе за доброту и за «легкую руку». При толщине тех иголок, которыми нам брали кровь и делали инъекции – «легкая рука» была совсем не лишней. А так как все больные хотели только укол от Вали — на мальца времени просто не хватало.

 

Аркадий Моисеевич после обхода сидел в своем кабинете и просматривал новый медицинский журнал. На душе было легко и празднично. Завтра он получит свою машину. Как новую. Даже лучше. Краем глаза он заметил проходящего мимо приоткрытой двери мальчугана.

«Да это же Валин сын»- вспомнил он. Позвав мальчика, он спросил,чем тот занимается.

— Рисую,- ответил тот.

— А можно увидеть что?

Малыш показал какие-то хаотично нанесенные линии на бумаге.

— А хочешь я тебя научу домик рисовать? – спросил Аркадий Моисеевич.

— Конечно.

 Домик – это наверное было единственное, что мог нарисовать доктор.И он начал учить

— Вот у домика стены, а вот – крыша, а это земля на которой он стоит. Теперь нарисуем окна и двери.

Листик уходил за листиком, а старый доктор и маленький мальчик все рисовали домик. Они и не заметили как вошла мама мальчика. Смена заканчивалась. Доктор решил похвалить ребенка:

— У тебя очень хорошо получается, ты хорошо рисуешь. Я хочу, чтобы ты сохранил эту картинку присмотреться,можно домика. А когда ты станешь большим и будешь известным художником ты принесешь и подаришь мне эту картинку а я повешу ее в своем кабинете. И буду всем рассказывать о том, как мы рисовали.

Ты ведь не забудешь сделать мне такой подарок когда вырастешь?

— Нет,дядя доктор, не забуду.

 И, попрощавшись, они с мамой ушли домой.

Дома счастливый мальчик выпросил целый альбом для рисования и карандаши. Целый вечер он рисовал домик. И с каждым разом его движения становились все более точными, а домик получался все более ровным. Так он и уснул, обняв свой альбом и зажав в кулачке карандаши.

На следующее утро сверкающая «Волга» выехала из гаража. За рулем ее можно было увидеть не менее сверкающую физиономию Аркадия Моисеевича. Он гнал машину на просмотр главному эксперту – дорогой супруге Белле Яковлевне.

О ней много рассказывать не буду – и так всем понятно что это была нормальная женщина чуть выше среднего роста, которую с детства бабушка всегда хвалила за пышные формы. Она привыкла, при весе чуть за центнер, быть в тени своего орденоносного мужа. Но для него она была самым главным советчиком и для, и ради нее он делал много, если не все, в этой жизни.

Подъехав к дому, Аркадий Моисеевич трижды посигналил. Его супруга выглянула с балкона и помахала рукой, приглашая войти. Он вышел из машины, закрыл дверь, обошел, любуясь, вокруг сверкающего чуда и с гордостью вошел в подъезд.

Его приезд так и остался бы незамеченным (все-таки рабочее время), если бы не слонявшийся по двору без дела молодой художник. Он тоже обошел сияющую машину, осмотрел ее со всех сторон, остановился и начал задумчиво ковырять в носу.

И кто его знает, что он там выковырял, что за мысль родилась у него в голове, но он лихорадочно начал что-то искать вокруг машины. Найдя в кустах старый ржавый гвоздь он, вспомнив о просьбе доктора, решил не оставлять дело на потом, а сделать подарок сейчас.

Гвоздь плавно заскользил по еще свежей краске на дверце машины, оставляя самую ровную линию из всех, которые до этого были нарисованные в альбоме… Домик получился на славу! Ровненький, высокий. А рядом он нарисовал то, что умели рисовать все дети того времени – пятиконечную звезду. Довольный своим подарком мальчик помчался домой обрадовать мать. Но та почему-то сильно встревожилась и помчала во двор.

Она не успела. То есть почти не успела.

… Счастливая чета, осмотрев одну сторону машины и не найдя никаких погрешностей в работе маляра, обходила машину сзади, готовясь увидеть вторую сторону.

«Произведение искусства» доктор увидел первым… Он еще пытался как-то отвлечь внимание супруги, показывая ей как блестит натертый хромированный бампер, но… Но видно он забыл, что женаты они были уже больше 30-ти лет. И этим было все сказано. Он увидел, а она почувствовала. И поняла, что в данной ситуации лучше промолчать. Чтобы его не нервировать, чтобы он, кормилец, не переживал.  

И он тоже решил сделать так, чтобы она не переживала. Ведь дома за обедом он рассказал ей какая красивая машина, что нет на ней ни одного плохо окрашенного места. А тут… Вся дверца была чем-то оцарапана. Ужас!!! Хотя бы Белочка не волновалась – у нее же давление.

Она сделала вид, что ничего не заметила и и пошла обратно к уже осмотренной стороне, а он, на подгибающихся в коленях непослушных ногах, побрел к травмированной двери. И чем ближе подходил – тем яснее понимал, что царапины на двери ему знакомы, что-то они напоминают.

К нему приближалась Валя. Полными ужаса глазами она смотрела на доктора, пытаясь ему что-то сказать трясущимися губами.  А из-за ее спины с улыбкой смотрело на него молодое дарование.

Он все понял сразу. Он вспомнил этот домик. Это был его домик. Это он его его спроектировал и подарил этому мальчику.

Тут его прорвало! Он плакал и смеялся одновременно. Его не могли успокоить, а он хотел и не мог рассказать ничего своей Белочке. А она уже начала серьезно беспокоиться о его психическом состоянии.

Но он был Мужик. Он взял себя в руки, вытер слезы, посадил на скамейку под ивой Белочку и рассказал ей о вчерашнем уроке рисования. А Валя рассказала о том, что мальчик решил сделать подарок. И смех и грех.

Но чем-то все это должно было окончиться.  И тут, впрочем, как и всегда, свое слово сказала Белочка:

—  Арик, а ведь правда, что у этого молодого человека открытая, чистая душа? Ведь он от чистого сердца хотел сделать нам подарок.  Я хотела бы иметь такой домик в подарок. Мальчик, ты сможешь нам еще нарисовать картину с таким домиком. Будет память об этом приключении.

  Аркадий Моисеевич, увидев успокоившуюся жену, произнес:

— Мы сделаем по-другому. Я попрошу маляра, чтобы он покрыл эту дверцу лаком и этот домик будет ездить с нами всегда.

Так они и сделали. И еще долгие годы на дверце этого авто можно было разглядеть домик.

 

Недавно я услышал, что один очень известный современный художник приобрел старую «Волгу», на двери. которой он узнал свою первую работу.

Александр Кугель

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Кругом одни «расисты». После бунта число жалоб на расизм взлетели на 600%

Читать далее →