Илона Лурье: Хроники дома престарелых. Люди и комнаты Илона Лурье: Хроники дома престарелых. Люди и комнаты
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Лента новостей  >  Данная статья

Илона Лурье: Хроники дома престарелых. Люди и комнаты

22/07/2019

Надо вам сказать, что новые обитатели нашего дома изменили динамику ежедневной рутины. Стало оживленнее, веселее, но и конфликтов больше.

На прошлом занятии русской группы, посвященном теме Добра и Зла, Эмма неожиданно заявила, что не понимает, как некоторые могут не осознавать, что чрезмерное и насильственное добро причиняет зло. Ей парировала Мира, воскликнувшая: «Но как же ты не понимаешь? Ведь добро всегда от всей души!»

Лева начал было фразу о благих намерениях, которыми дорога в ад устлана, но новенький Рувим — слепой и очень-очень чувствительный человек, бывший спортсмен — закричал, что он очень на всех нас разобижен за то, что мы не желаем копать глубоко, а скользим по поверхности. Уверения и оправдания, что, мол, у нас всего час на занятия,а у нас еще когнитивные игры и поэтическая часть — ничем не помогли, и рассерженный Рувим заявил, что раз так, то он лично больше не придет. «Тебя никто не заставляет!» — запальчиво ответила Альбина.

С трудом всех успокоила, у меня теперь на вооружении маленький микрофончик «Мадонна», и слава богу, теперь я не срываю голос на каждом занятии русской группы))). Тем не менее про добро и зло мы душевно поговорили и к когнитивным играм перешли во вполне дружелюбной обстановке.

В основной, ивритской группе тоже интересно. Шифра и Сара очень много рисуют. Шифра еще и вышивает, у нее здорово получается. Малка все время жалуется, что у нее нет ни на что сил, но, получив задание, набрасывается на него с большим интересом. Из закрывшегося дома нам передали много игр и толковых заготовок для занятий. Мы с коллегами перебрали и многое разобрали по отделениям, кое-что отнесли в нашу подсобку, выбросили совсем немного — это все труд наших коллег, видно, сколько любви и души вложено во все эти вещи.

Вчера-позавчера прошлась по комнатам, проверяла, как там украшено. Возле каждой кровати, в каждом личном уголке должно быть что-нибудь приятное, красивое, домашнее. У многих висят фотографии, почти у всех картины. Я прикрепляю к специальной доске их ламинированные рисунки. Получается красиво. Если кто-то не рисует и не разукрашивает сам — ему дарят свои работы товарищи. Стараюсь подобрать так, чтобы рисунок или работа отражала хоть немного характер человека.

Над изголовьем кровати Нелли висит ее большой фотографический портрет. Нелли лет тридцать. Она сидит в большом, мягком кресле в вечернем платье. Стройные длинные ноги, туфли на высоких каблуках, в ушах красивые серьги. Руки в кольцах сложены на коленях. И совершенно роскошные волосы. И нежный овал лица. Уверенный взгляд. Нелли была врачом. Не хочу говорить, как она выглядит сегодня… Ей за девяносто. Инвалидное кресло, полнейшая деменция. За Нелли ухаживает арабская санитарка, которая очень ее любит. Как-то она мне сказала: «Я смотрю на этот портрет и стараюсь видеть ее такой».

Этель делит комнату с молчаливой, нет, правильно сказать с безмолвной Шошаной. У Шошаны все минималистично, несколько фотографий, любимая игрушка, две ее картинки, которые она выполнила на наших занятиях. Молитвенник.

У Этель — в этом вся Этель — множество ламинированных и разукрашенных молитвенных текстов, портреты раввинов, фотографии детей, ее многочисленные поделки, целая тумбочка для рабочих материалов, полка с журналами. А ведь после нескольких инстультов Этель работает только одной левой рукой, причем она правша… И одна-единственная, сделанная мною фотография самой Этель, очень небольшая. Даже отрывок ткани от синагогальной Парохэт у нее висит, аккуратно обрамленный моей коллегой.

Лева делит комнату с двумя товарищами. Комната просторная, у Левы даже маленькая личная библиотечка в шкафу. Иногда я навожу порядок в его книгах и журналах. Меняю, приношу новенькое. Острый карандаш с резинкой и кроссворд на подставке всегда должны быть под рукой. У Левы тоже только одна рука функционирует, но, слава богу, правая. Над Левиной кроватью висит мандала в виде совы. Символ мудрости. Сама раскрашивала эту сову, она получилась очень яркой и симпатичной. Заламинировала и подарила Леве. Еще у него несколько видов Ленинграда 70-х, цветная фотография — Иерусалим начала двухтысячных. Ни одного фото самого Левы или их с женой. Еле уговорила повесить его стандартную фотографию, которую я каждому сделала — за работой или чтением, или на концерте.

Анита слабенькая, к ней недавно приезжали лечить зубы, вроде бы все прошло хорошо. Пошла проверить их с Эстер комнату. Нарядно и красиво. Они обе любят, чтобы было ярко, и у них много фотографий — с мужьями, с детьми, свадьбы детей, свадьбы внуков, крошечные правнуки.

…В следующий раз еще расскажу про комнаты, наверное.

Илона Лурье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Открытое письмо Президенту Государства Израиль господину Реувену Ривлину

Читать далее →