Софи Рон-Мория: Я из тех, для кого 9 Ава - свежая дата. 14 лет прошло Софи Рон-Мория: Я из тех, для кого 9 Ава - свежая дата. 14 лет прошло
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Аналитика и история  >  Данная статья

Софи Рон-Мория: Я из тех, для кого 9 Ава — свежая дата. 14 лет прошло

12/08/2019

И вспоминается вот какой телевизионный кадр. Солдат-американец (судя по акценту) сбрасывает амуницию, кладет на землю оружие и… произносит что-то вроде «Shit, я этого делать не буду». И уходит, дальше крупным планом его спина…

Никаких деклараций. Никаких высоких слов. Мальчик, может быть, из одиноких солдат. Из репатриантов, оставивших дома за океаном благополучную семью и гарантированное обеспеченное будущее. Из 20-летних романтиков. Мальчик, кстати, не носил кипы.

В те дни, когда шли бурные споры между сторонниками и противниками отказа выполнять приказ — выселять насильно жителей Гуш Катифа из их домов. Я не соглашалась ни с одной из сторон.

С противниками — потому что считала, и сегодня считаю,  что это не задача армии. Да, Кнессет принял закон. Нелегитимный. Но формально действующий и обязывающий гражданина.

Но обеспечивать реализацию этого закона на практике, если гражданин выполнять его не хочет — не дело армии. Для этого существует полиция. Утверждение «полицейских слишком мало и их бы не хватило» — ни разу не аргумент.

Но и с теми, кто призывал солдат отказаться выполнять приказ, я не могла согласиться. Не по сути, а из-за аргументации. Потому что аргументация у них опиралась на позицию раввинов (тех, что отказ выполнять приказ поддерживали). Нельзя выполнять этот приказ, потому что он против Торы.

Во-первых, аргументация в корне неправильная. Потому, что солдат должен выполнять приказ командира. Наемный служащий — распоряжение начальника. Иначе не может работать система. Двух командиров, как и двух начальников, быть не может и не должно.

А во-вторых — это неправда. Вопросы гражданские и политические — вне рамок Галахи. Решать их должны избранные народом представители. То есть члены парламента.

Самый яркий пример — знаменитое постановление рава Овадии Йосефа: «опасность для жизни превыше территорий» («пикуах нефеш дохэ штахим). Он считал так. Другие раввины считали иначе. Это не галахическое постановление. Это мнение раввина по политическому вопросу. И только. И мнений может быть несколько. Даже  в рамках одного направления. Вот среди раввинов национально-религиозного направления мнения и разошлись.

Я думаю, точно так же думала и тогда, что призывать солдат отказываться выполнять приказ о выселении было можно и нужно. Но на сугубо гражданской основе. Призывать отказаться потому, что это приказ —  противоречит совести солдата. Если, разумеется, солдат и сам так считает. Тогда это не был бы внутрисекторальный призыв к солдатам. А был бы- общенациональный. Чтобы они поступили так, как тот мальчик-репатриант. Сами решили, каждый — по совести своей.

Нет, я не думаю, что это изменило бы ход событий. Предотвратить разрушение Гуш Катифа можно было только одним способом — сбросить правительство Шарона сразу же, как только Шарон объявил о своем решении осуществить одностороннее отступление.

Или, самое позднее, в мае 2004. Сразу же после того, как он отказался признать результаты им же самим и инициированного референдума в Ликуде. И сделать это могли только сами ликудники. Центр партии должен был потребовать перевыборов председателя партии. Затем, если бы Шарона сменил Нетаниягу, фракция в Кнессете должна была бы сменить премьера или инициировать новые выборы.

Опыт Гуш Катифа показал: кардинальные решения такого плана зависят только от Ликуда. Захочет премьер-министр от Ликуда пойти на территориальные уступки — никакая правая партия тут не поможет, он попросту сменит коалицию, как и поступил Шарон. Единственная опция — бунт на корабле. В самом Ликуде. Но противники размежевания во фракции не пошли до конца и лидера, отказавшегося признать результаты референдума своей же партии, не сбросили. Возможно, у них бы это не получилось. Но и попытки такой не было. А может быть.., а если бы.., а вдруг был бы шанс?

И еще я думаю о другом.  О непостижимой логике тех, кто обвиняет раввинов национально-религиозного лагеря, выступивших против отказа от выполнения приказа, ни мало-ни много — в предательстве. В разрушении Гуш Катифа. И делает из этого далеко идущие выводы о крахе религиозного сионизма.

Но при этом ашкеназов-харедим, фракцию, которая за несколько месяцев до разрушения присоединилась к коалиции Шарона и тем самым обеспечила Шарону большинство в Кнессете, те же самые люди не обвиняют ни в чем. По их логике выходит, что выступать против размежевания, призывать к демонстрациям, к акциям протеста, но при этом ограничиваться протестом ненасильственным и не призывать солдат отказываться выполнять приказ — это предательство. А вот войти в коалицию и сделать тем самым разрушение Гуш Катифа возможным,- это вполне себе простительно и понятно. Вот последние- хорошие. А первые — плохие.

Да, Яадут АТора не голосовала за сам закон. Но ведь и ШАС за Норвежские соглашения не голосовала. Только вот не войди ШАС в коалицию Рабина — не было бы Норвежских соглашений. А не войди Яадут АТора в коалицию Шарона — с большой вероятностью правительство бы пало и не было бы разрушения Гуш Катифа.

Так кто же несет большую ответственность ? Раввины религиозного сионизма или все же Яадут АТора?

И еще одного деятеля не могу не вспомнить в этот день .Моше Кацава. По поводу которого до сих пор находятся охотники утверждать, что против него, якобы, сшили дело в конце его каденции по политическим соображениям. Чтоб Шимон Перес мог занять его кресло на четыре месяца раньше…

А ведь Моше Кацав не единого слова не сказал против вопиюще антидемократического решения Шарона. Ни слова! Как его ни просили!!

В каденцию Рабина, тогдашний президент Эзер Вейцман выступил с критикой премьера, когда начались массовые демонстрации. Не побоялся. При том, что ему предстояло баллотироваться на следующую каденцию.

К тому времени, когда президентом стал Кацав, каденцию президента продлили на семь лет, но сделали единственной. Именно для того, чтобы президент государства мог выражать мнение, свое или сотен тысяч недовольных граждан, не опасаясь за свое политическое будущее.

Но Кацав не сказал ни слова за те два страшных года. Н

Софи Рон-Мория

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Открытое письмо Президенту Государства Израиль господину Реувену Ривлину

Читать далее →