Ваге Гароян: Мидия-Персия-Иран-Персия Шаг назад для дальнейших шагов вперед Ваге Гароян: Мидия-Персия-Иран-Персия Шаг назад для дальнейших шагов вперед
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  В исламском мире  >  Данная статья

Ваге Гароян: Мидия-Персия-Иран-Персия Шаг назад для дальнейших шагов вперед

24/09/2019

Современные развития вокруг Иранской Исламской Республики тонко перекликаются с подобными же развитиями в отдельные исторические этапы Персии последних 1300 лет после насильственного принятия Персией ислама. Сделав ислам своей государственной религией Персия, чьи этнокультурные и религиозные ценности не совпадали с предлагаемым исламом образом восприятия и оценки межличностных, культурных, экономических, образовательных составляющих, лишила себя возможности поступательного развития и своей роли в общемировом порядке.

Развивающееся в последние годы противостояние между передовым мировым сообществом и Ираном – это следствие желания и стремления Ирана соответствовать тому «месту в мировой иерархии», которое страна, согласно собственным представлениям о былом величии Персии, имела и обязана иметь в современном и будущем мироздании.

Но, на современном этапе перед Ираном стоит вопрос в лучшем случае федерализации страны, в худшем разделения на несколько антагонистичных друг другу государств. И будущие проблемы Ирана следствие не только санкций со стороны мирового сообщества – проблема внутренняя и глубинная. Будучи, в основном, эндемиками данного региона, персы раньше других народов смогли создать государственное образование и распространить на других свое влияние. Почти 1500 лет персидский элемент был главенствующим в регионе от Афганистана до Малой Азии. Персидские государства на протяжении веков были гарантом стабильности региона, развития наук и расцвета культуры и искусства. Благодаря исповедованию открытой, понятной и рациональной религии зороастризм, Персидские шахи были одними из наиболее толерантных завоевателей по отношению к завоеванным народам – их правам и свободе вероисповедания. Впоследствии, с экспансией других народов роль и значение персов ослабевала, пока после поражения Сасанидской Империи арабским завоевателям персы и вовсе не потеряли возможность крупномасштабного распространения своего влияния.

Поражение Сасанидской Империи и невозможность ее дальнейшей трансформации в новые влиятельные правопреемники с гегемонией персидского элемента, кроме внешних факторов (усиление экспансионистской политики арабов, экспансия тюркских народов и их усиление,), было связано с ликвидацией присущего персидскому обществу уклада культурной, религиозной и экономической жизни. Распространение ислама резко ограничило население обширного иранского нагорья в праве на свободу вероисповедания, что не могло не отразиться на правовом и государственном устройстве и, как следствие, на экономической жизни страны. После VII века политические развития в самой Персии происходили при активном – или прямом или косвенном – участии сопредельных государств.

Использование ислама в своей внешней политике со стороны Персидских руководителей всегда имело фрагментарный характер. Ислам больше использовался как последний аргумент устрашения в случае не достижения договоренностей с противниками иноверцами. В самом же Иране значительная часть населения (установить точные данные невозможно из-за опасения проведения опроса как для анкетера, так и для опрашиваемых) население до сих пор на бытовом уровне следует традиционным ценностям, установившимся еще в доисламский период. На современном этапе роль ислама в ИРИ 2 сродни роли Коммунистической партии в СССР в последние двадцать лет ее существования – люди состояли в Коммунистической партии, но крестили детей и отпевали покойников-»коммунистов».

Ислам больше присущ арабским и тюркским народам, так как является их первой религией – становление этих народов шло параллельно развитию ислама, верно и обратное утверждение. У персидского, состоявшегося до появления ислама, этноса, необходимости в новой религии нет. Религиозные восстания на почве ислама на территории Персии, в основном, поднимались тюркским населением и подавлялись персидскими силами. Проживание персов и тюрков на территории ИРИ четко разграниченное.

Можно предположить, что принятие персами шиитского толка ислама в какой-то мере использованная персидскими руководителями возможность дистанцироваться от сопредельных народов в рамках существующих возможностей.

Кому сегодня противопоставляет себя Иран и с какой целью он это делает?

Изучая развития вокруг Ирана за последние несколько лет прослеживается интересная закономерность: персы противопоставляют себя и видят себе противников только потомков древних народов – израильтян (евреев, иудеев) и англичан, американцев (единственных потомков выживших римских легионеров живущих по »римскому праву»). На первый взгляд высказанное может показаться странным, но при пристальном рассмотрении событий закономерность прослеживается. Арабоперсидские, турецко-персидские у русско-персидские войны носили характер обычных захватнических войн – противопоставления на мировоззренческих, философских, эзотерических уровнях отсутствовали. Как бы многие политологи не желали представлять противостояние Ирана с Западом в экономической и сугубо военной плоскости противостояние не носит территориального и ресурсного характера. Если не рассматривать противостояние между Ираном и Западом с философских, эзотерических, экзистенциональных и психосоматических точек зрения, то противостояние двух культур теряет свою рациональность.

Факторы, указывающие на иррациональность противостояния между Ираном, с одной стороны и США, Великобританией и Израилем, с другой: Возможные суждения Ирана о своих региональных проблемах:

Ирану не нужен Иерусалим.

Ирану не нужна арабская Палестина, тем более с ее внутренними проблемами.

Ирану целесообразнее в кратчайшие сроки решить вопросы с соседней Турцией. Их взаимоотношения находятся в перманентной стадии «ни мира, ни войны». В новейшей истории Иран прямо не угрожал Турции, но по отношению к Турции всегда придерживался и придерживается принципа «патриций-плебей» вне зависимости от ситуации Персия находилась под игом Османской Империи или же успехи были на стороне Персии. Действия КСИР на территории Сирии и Ирака имеют целью противостояние тюркской экспансии. Этнические персы и этнические турки по количеству населения в своих государственных образованиях и проценту от общего числа населения приблизительно равны – 35-40 млн. человек и приблизительно 50% от общего числа населения. Но в сопредельных с ними странах процент тюркского населения больше.

Иран будет способствовать мягкой экспансии Китая в Ближневосточный регион с целью сбалансировать возрастающее влияние тюркского элемента.

В случае, если Китай вознамерится сформировать базу сил быстрого реагирования в Армении (теоретически в регионе больше не где), Иран обеспечит наземные и воздушные пути доставки живой силы и вооружения на территорию Армении. Военная база Китая на территории Армении будет являться сдерживающим фактором расползающейся турецкой экспансии на дальних подступах.

Ирану очень мало нужна Россия. России Иран нужен намного больше. Запрет со стороны России строительства газопровода больше го сечения между Ираном и Арменией в 2007г., что сделало невозможным транзит иранского газа на территорию Грузии и (при дальнейшей разработке проекта) поставку третьим странам, Ираном тихо воспринимается как глубоко недружественный шаг со следующими из это последствиями.

Иррациональность противостояния Израиля и Ирана. Гипотетический подход к вопросу Израилем:

Иран от Израиля, для современного вооружения, все же далек и, если бы не вынужденная агрессивная риторика Ирана по отношению к Израилю, то последнему бы не было дела до Ирана. Агрессивная риторика Ирана по отношению к Израилю это единственная возможность засвидетельствовать единоверцам, но не этнической группе, солидарность с их «общим делом». Наличие группировки «Хезболла» в Ливане и Сирии второстепенно, ее оттуда можно убрать за считанные дни.

Естественное стремление Ирана противостоять тюркской экспансии на Ближнем Востоке вызывает раздражение Израиля. Стремясь ограничить распространение иранского влияния Израиль косвенно помогает тюркской коалиции.

Угрозы Ирана Израилю: а кому еще Иран может угрожать? Не Турции же или же Узбекистану? Угрозы Ирана Израилю носят психосоматический характер – это неизлечимая болезнь бывших мощных империй – вопреки стремлению Персии, Израиль, как государство, состоялся и продолжает свой исторический демарш против ослабевшего и потерявшего былую значимость Ирана. Остальные страны региона Иран воспринимает как временные явления (даже 1’000 лет в 4’000 летней истории всего четвертной период).

В противовес арабским странам, исторически и сейчас, иудейское население в Иране проживает в более комфортных условиях.

Иррациональность противостояния США и Великобритании с Ираном. Взгляд с Запада.

Значение Ирана для США. Если рассматривать глобально в геополитическом аспекте, то Иран США и Европе не нужен. Как поставщик энергоресурсов Иран в любой момент может быть замещен другим поставщиком, тем более, что нефть теряет свою первостепенность для экономики.

В любом историческом периоде новейшей истории Турция для Европы была более проблематичной и непредсказуемой страной, чем Иран. Но, не смотря на данный факт, США и Великобритания с бо льшим «вниманием» относятся к Ирану, чем к Турции. В чем заключается смысл такой концентрации на теме Ирана? Геополитически влияние Ирана на Ближний Восток не может быть большим: культура и быт исламского арабского мира антагонируют с зороастрийским миром Ирана. Иран не подпадет под «чрезмерное» влияние России и это тоже для всех игроков ясно.

Иран, несмотря на наличие выхода к морю, никогда не был и в обозримом будущем не будет «морской державой». США и Великобритания, в случае необходимости, будут полностью доминировать в территориальных водах Ирана. Этот факт прекрасно осознает и Иран – Ормузский пролив Иран не будет перекрывать.

США и Великобритания ведения боевых действий на «континентальном фронте» не планируют – в этом нет и необходимости и логики.

Так в чем логика нагнетания напряженности между США и Ираном? Можно сказать, что это классический конфликт между Востоком и Западом на современном этапе развития человечества. Это экзистенциальный конфликт – каждая сторона в «фундаментализации противостояния и страха» перед другой «придает смысл своему существованию». Ирану противопоставление себя Западу также придает возможность чувствовать себя «могучей империей» и, в своем понимании, возвеличивает в глазах соседей. Даже трансформация Персии в Исламскую Республику Иран (чему поспособствовал и Запад) несет в себе некоторую долю сохранения «основ конфликта». До Исламской революции 1979 года Иран шел по пути растворения в Западной философии и принятия Западных ценностей. Если бы Иран потерял свою идентичность, Западный мир стоял бы перед вероятностью потери своей идентичности (противостояние с Коммунистическим миром уже шло к окончанию. Коммунизм показал свою несостоятельность, по крайней мере на этой стадии человеческого развития). Вопрос не в том, что Западному миру или Ирану для существования и развития обязательно нужно в антагонистах иметь друг друга, но развитие человечества по этому пути – пути поиска баланса во всем и оттачивания своего мировоззрения на других – себя оправдало. Даже кровопролитные войны, сопровождающие «взаимные отношения двух миров» и ослабляющие их, чем искусно пользовались другие народы, в конечном итоге способствовали становлению и развитию человечества.

На современном этапе развития Иран прекрасно понимает, что в культурологическом аспекте ему намного ближе Западное мировоззрение, чем исламское. Развитие персидского общества последние 40 лет находится в глубоком застое. За последние 40 лет у Ирана нет никаких достижений в фундаментальных науках и технологии. Иранские деятели культуры предпочитают творить в других странах. Теряется связь между поколениями в научной и культурной сферах. Не имея возможности самовыражения умственный потенциал страны ищет выход в иных сферах, в частности, в поиске внешних врагов. Хотя, как свидетельствует история, подобные периоды «разброда и шатаний» всегда предшествуют большим и качественным переменам.

Единственная возможность для Ирана вернуть себе потерянное 1300 лет назад место и влияние в регионе (к чему Иран стремится, но и в этом вопросе Ирану нужно пересмотреть методы построения взаимоотношений с соседями – средневековыми подходами в этом вопросе не обойтись) это коренной пересмотр существующих устоев. Учитывая архаичность деревенского и большей части городского (городское население Ирана составляет 70% от общего числа населения, но основная часть горожан в Иране это выходцы из деревень в первом-втором поколении), проведение изменений устоев и легко и трудно – зависит какой подход примет руководство страны. Архаичное население будет строго прислушиваться к напутствиям руководителей. В случае выбора сохранения существующего пути «развития», через 2-3 десятилетия, даже без значительных военных кризисов, социально-культурное состояние иранского общества (экономическое развитие производная от 5 развития здоровой, не основанной на агрессии государственной идеологии – этнос деградирует от упадка культуры) будет на той стадии развития, что соседние, более передовые в вопросах свобод, даже с полу-теократическим обществом страны, обойдут в развитии Иран. И дальнейшее существование Ирана с существующей государственной системой станет неоправданным грузом для региона.

Ваге Гароян (Vahe Garoyan)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Иван Нави, 2005. Фото: Давид Рабкин, www.rabkin.co.il

Иван Нави: Мы — израильтяне

Читать далее →