Рав Нафтали Шрайбер: Сынок, женись на еврейке! Рав Нафтали Шрайбер: Сынок, женись на еврейке!
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Лента новостей  >  Данная статья

Рав Нафтали Шрайбер: Сынок, женись на еврейке!

29/10/2019

Не сочетайтесь с ними браком!

Люби своего ближнего, как самого себя!

(Тора)

Если любишь еврея – скажи ему правду.

(Раввин Меир Кахане)

Я люблю евреев. Я очень люблю советских евреев. Любовь обязывает. Любовь дает права. Права заботиться, предупреждать, увещевать.

Я люблю своего сына. И по отношению к нему у меня есть обязанности и права. И я должен его воспитывать, объяснять, предупреждать.

Я не буду различать виды родительской любви. Я обращаюсь в этой книге к сыну, имея в виду каждого еврея. Я построю книгу в форме свободной беседы с сыном, не утруждая себя и читателя строгостью изложения и последовательностью тем. Тут нет места дидактике. Пойдёт речь о наболевшем, выстраданном и очень личном. О судьбах, историях и поступках евреев, моих любимых. Слова, исходящие из сердца, найдут путь к сердцу.

Сынок, женись на еврейке.

Очень прошу тебя. Ты ещё маленький. Тебе ещё рано об этом думать. А я сейчас тебя прошу. Потом может быть поздно. Дети взрослеют, покидают родителей. Ещё продолжая жить под родительским кровом, смотрят наружу в большой мир, хотят оторваться. Поэтому обращаюсь к тебе сейчас, в этой книге, на моём родном языке. Сынок, женись на еврейке.

Всевышний сотворил мир так, что в нём есть много наций. Они не плохие и не хорошие. Они просто чужие. Нам нужно держаться своих. Мы много лет ходили по миру. Каждый раз теряли и обретали пристанище. Нас жалели и ненавидели хозяева земли. Мы им были благодарны и от них убегали. Но выжили только те, кто держались своих. Ты понимаешь, сын, мы с тобой – потомки тех, кто держались своих. Не одно, не два, — почти сто поколений наши с тобой предки выбирали своих. Они женились на еврейках. И я тебя прошу, пожалуйста, женись на еврейке.

Ты знаешь, кто такой Михаил Жванецкий? Пока нет? Подрастешь, всё узнаешь. Но я сейчас хочу с тобой поговорить. Так вот, Жванецкий – известный юморист. Он уже десятки лет пишет юмористические произведения. Его монологи читали великие актёры, сам Аркадий Райкин. Он в своей области гениален. Я очень любил его слушать, ещё с детства.

Михаил Жванецкий дал интервью Леониду Парфёнову. Тот задал вопрос: как насчёт излюбленной темы, еврейской национальности то есть. Вот послушай, как Жванецкий ответил:

«Ну, какая она излюбленная, всё это выстраданное, больное. Это не излюбленная тема. Вот что такое излюбленное? Излюбленная тема, может быть, если говорить, то это курево. Вот про еду – это излюбленная тема. А про еврейство – это не излюбленная тема. Это наоборот, очень больная тема. Это избегаешь, избегаешь, и не можешь избежать. Ты стараешься её избежать. Зачем она? Ты не чувствуешь себя евреем. Просто на это, как и всё остальное, тебе указывают пальцем непрерывно. И когда ты почувствовал себя евреем, получается, должен нести ответственность. А за что? За то, что ты от рождения такой, ты должен нести ответственность. Ты, оказывается, не такой. Ну, об этом тысячу раз сказано, и не только мной. Это тяжёлый случай. Ты чувствуешь какую-то вину. Иногда неоправданную, иногда оправданную. Ты начинаешь думать, да, действительно, их много в правительстве, их не должно быть много. А сколько должно быть, ты не знаешь. Но вот сейчас кажется, что их много. И ты сам готов их переполовинить. И для этого ты должен быть антисемитом. Ты должен быть премьер-министром и половину уволить. И тебе будут говорить, вот видишь, оказывается Жванецкий сука, он антисемит, он не берёт. Хороших специалистов не брал, потому что еврей. И вот на эту тему попадаешь, начинаются страдания.

Жена, которая у тебя русская, и если б не эта еврейская тема… Единственное, что вас разделяет. Тут она никогда не может быть с тобой, как всегда. И ты не можешь быть с ней, полностью. Ты не можешь ей сказать. А если скажешь, ты не получишь ответ никогда. И вот это то, что никогда не делает эту семью совершенно единой и надёжной…»

Ты слышишь, что рассказывает этот человек? Он кажется мне глубоко несчастным. Ты слышишь, как он рассказывает? Тот самый Жванецкий, который на сцене всегда выглядит так самоуверенно, так энергично, вдруг смешался, замямлил. Зашла речь о его национальности. Но ему удалось договорить искренне. Всё накипевшее, всё наболевшее, всю неестественность смешанного брака ему удалось очень ярко нам показать. «Единственное, что вас разделяет. То, что никогда не делает эту семью совершенно единой и надежной…» Слушай, родной. Жванецкого уже очень тяжело вернуть к своим. Но ты только начинаешь жить. Прошу тебя, женись на еврейке.

 

Тайна «Песни песней»

 

В «Песне песней» есть такие слова: «Что будем делать с нашей сестрой в день, когда зайдет о ней речь? Если стена она – построим над ней серебряную башню. Если дверь она – прикрепим кедровую доску. Я – стена, и груди мои, как башни!» Вся эта книга полна тайн, аллегорий. Вот и здесь Раши приподымает завесу и объясняет: «Сестра — это народ Израиля. В день, когда зайдет речь: когда народы мира сговариваются уничтожить её». Как же решается судьба народа в момент опасности? Раши продолжает: «Если стена она – если воспротивится смешанным бракам, то Всевышний украсит её и отстроит Храм. Если как дверь она – вращается на оси, и нет препятствия для народов мира сочетаться с ней браком, — не будет защиты ей от злоумышленников, как кедровая доска не защитит дом. И народ Израиля отвечает: Я – стена, крепка в любви к моему Возлюбленному!

Это – одна из тайн Торы. Нам открыли секрет выживания евреев. О чём зайдет речь на небесах в день, когда народы мира готовят евреям очередное «окончательное решение»? По каким критериям будут судить многострадальный народ, когда само его существование будет поставлено на карту? Будет задан один вопрос – стена или дверь? Поддаются ли евреи на соблазн симпатичных соседок или выстаивают все испытания и остаются со своими? Сынок, вдумайся в этот простой и страшный вопрос. Всё наше существование висит на тоненьком волоске.

Израильская армия закупает ежегодно новые самолёты, совершенствует танки, строит ракеты. Шестьдесят четыре миллиарда шекелей стоят эти новинки. Всё это очень приятно слышать еврею диаспоры. Мол, вот, маленький народ, а наконец-то может за себя постоять. Только невдомёк этому далекому еврею, что не об этом идёт речь там, где на самом деле принимаются решения. Вот подрастает у него сын. Дочь скоро на выданье. И встретят они однокурсников и сотрудниц. А папе уже неудобно идти против «молодой любви». Да и сейчас это так неуместно, в мире прогресса и новых технологий, — держаться за старые вопросы, такие, как нация, кровь. Нет, папа не будет рушить счастье. Как-нибудь срастётся. И неясно этому еврею, что у него в руках судьба его народа. И никакие ВВС, и никакие танки и ракеты не играют роли.

Сынок, мы с тобой должны всё это знать. Мы знаем стихи из «Песни песней». Нам Раши открыл сокровенные тайны выживания. Прошу тебя, женись на еврейке.

 

Спор на три рубля

 

Ты знаешь Борю из соседнего подъезда? Боря и Маша, харьковчане? Послушай, что он мне рассказал об их первом свидании. Боря работал с Машей в одной конторе около года. Сидели за соседними столами.

Однажды на перекуре один сотрудник, еврей, спросил: «Чего ты мол, не женишься, уже под тридцать»? Боря ответил, что пока не смог найти еврейку… Сотрудник продолжил: «Как это не смог? А вот же Маша, за соседними столами работаете». На это Боря возразил, что Маша вовсе не еврейка, светленькая, и вообще не похожа… Сотрудник настаивал на своём. Дело дошло до спора на три рубля. Подошли к Маше вдвоём, спросили. Та ответила, что еврейка, хотя и не похожа. Друзья извинились, отошли. Боря отдал три рубля. А через несколько минут подошел к Маше и пригласил на ужин. Вскоре они поженились. У них одна дочка. Внучка родилась уже в Израиле.

Смотри, сынок, история эта непростая. Дело происходило в 70-х годах, в городе Харькове. Судя по продолжению, Маша была для Бори подходящей парой. Однако, хотя они и сидели в течение года за соседними столами, он не дал возможности развития этим отношениям. Он был уверен, что Маша — не еврейка. Она замечательная и симпатичная, только в невесты не подходит. У советского еврея, через полвека советской власти и насаждения интернационализма и равенства, остались здоровая интуиция и исконное, несгибаемое упрямство. Туда нельзя. Жениться только на своих.

И тебя я прошу сынок, какими бы нееврейки ни были милыми и симпатичными, мы в ту сторону просто не смотрим. Жениться нужно только на еврейке.

 

Принцип равенства – неприменим к браку

 

Ты пока ещё не разобрался в сложных, взрослых вопросах. Вот заболел сейчас мир новой болезнью. Принцип равенства называется. Равенство везде и во всём. «Мы за равноправие, без расовой, национальной и половой дискриминации». Приползло из Америки ещё одно понятие — «политкорректность». Бывших угнетаемых и презираемых сегодня уже и терминами прежними называть нельзя. Как бы не обидеть негра, не задеть гомосексуалиста… И вот пошли эти идеи равенства далеко, и, как бывало со многими и более здравыми идеями, переродились и извратились. Пока шла речь о государственных законах, всё было бы не страшно. Но вот «равенство» дошло до личных принципов. Еврейским родителям уже неудобно в открытую объяснять сыну, что нельзя жениться на девушке другой национальности.

Ты понял, сынок? То, что раньше и оговаривать не требовалось, сегодня уже неудобно и упомянуть. Но это – очередная извращённая идея. Нет никакого смысла в применении принципа равенства к вопросу выбора спутника жизни. Невозможно влюбиться по правилам равенства. Невозможно выбрать жену, исходя из принципов политкорректности. Это бессмыслица. Может, дойдя до брачного возраста, стоит объявить конкурс, как на государственную должность? И, тем не менее, эти новые веяния доходят и до евреев. И эта современная белиберда уносит тысячи парней и девушек из среды народа.

У моей мамы есть старая подруга, Роза Абрамовна. Ты её не встречал, она уехала в Америку в начале 90-х. Сама Роза Абрамовна вышла замуж за еврея. У них трое детей. Одна дочка вышла за еврея. Ещё одна – за русского. И сын женился на русской. В Америку с Розой Абрамовной уехала только та дочь, которая вышла за еврея. Я навещал её в небольшой квартирке в итальянском районе Нью-Йорка. Роза Абрамовна и её муж – интеллигентные, милые людей, крайне привязаны к детям и внукам. Но эмиграция — жестокая штука. Семью раздробило на три части. Нью-Йорк, Киев, Москва.

И тут пришла беда. Внучка от сына, тоже Роза, названная именем бабушки, погибла.

По следам несчастья о многом передумала Роза Абрамовна. И о том, что у евреев не называют в честь живых. И о причинах такой удалённости друг от друга. Мне она сказала, с трудом сдерживая слёзы:

— Сейчас я понимаю, что многое в жизни могло сложиться иначе, если бы не смешанные браки детей. Когда сын сообщил о своей избраннице, мы с мужем пытались что-то возразить. Но он отрезал: «Вы же сами меня воспитали на принципах интернационализма и равенства, так что же сейчас говорить».

Слушай, родной. Идёт речь об интеллигентных, умных, образованных людях. И всё равно смешение понятий, извращение идей проникает в сознание, и судьбы идут под откос. Нет никакого равенства при выборе мужа или жены. Замечательные парни и девушки других национальностей просто не рассматриваются. Жениться нужно только на своих.

 

Жаботинский — ассимилированным евреям: «Отработаем и за вас!»

 

Был такой замечательный еврей, Владимир Евгеньевич Жаботинский. Он вырос в духовно ассимилированной семье, стал успешным журналистом. Погромы начала века заставили его обратиться лицом к своему народу, заняться «еврейским вопросом». Будучи очень талантливым человеком, Жаботинский оставил яркий, незабываемый след в еврейской истории. Тебе, сынок, я рассказываю об этом, потому что у Жаботинского была высокая еврейская душа. Такие души – большая редкость. Нам стоит прислушиваться к таким людям. Некоторые места в его статьях пронимают до слёз, не оставляют равнодушным.

В статье «О «евреях и русской литературе»» Жаботинский занимается проблемой духовно ассимилированных евреев. Таких точно, каким был он сам до своего возвращения. Речь идёт о том, нужны ли евреи в русской литературе, и для чего на самом деле евреям даны силы и таланты. Завершая статью, Жаботинский обращается к своим оппонентам, и так говорит:

«…И раз это личное настроение, то хочу вам указать ещё одну его деталь; нашу окаменелую, сгущённую, холодно бешеную решимость удержаться на посту, откуда сбежали другие, и служить еврейскому делу чем удастся, головой и руками и зубами, правдой и неправдой, честью и местью, во что бы то ни стало.

Вы ушли к богатому соседу — мы повернем спину его красоте и ласке; вы поклонились его ценностям и оставили в запустении нашу каплицу — мы стиснем зубы и крикнем всему миру в лицо из глубины нашего сердца, что один малыш, болтающий по-древнееврейски, нам дороже всего того, чем живут ваши хозяева от Аахена до Москвы.

Мы преувеличиваем свою ненависть, чтобы она помогала нашей любви, мы натянем струны до последнего предела, потому что нас мало и нам надо работать каждому за десятерых, потому что вы сбежали и за вами ещё другие сбегут по той же дороге. Надо же кому-нибудь оставаться.

Когда на той стороне вы как-нибудь вспомните о покинутом родном переулке и на минуту, может быть, слабая боль пройдет по вашему сердцу, — не беспокойтесь и не огорчайтесь, великодушные братья; если не надорвёмся, мы постараемся отработать и за вас».

Не знаю, родной, как на тебя подействуют эти слова, но я не могу их спокойно читать. Говоря о литературе, автор выразил свое отношение к ассимиляции вообще. Ведь все эти аргументы и все эти чувства применимы и к тем, кто отказались от наших сестёр и пошли искать счастья у симпатичных, но чужих соседок. Вступая в смешанный брак, еврей уходит от своих и отдается на милость «богатому соседу». Это намного важнее, чем попытки еврея войти в русскую литературу. Ведь женитьба — это шаг и интимней, и глубже.

Поэтому, сыночек, мы повторим вместе с гениальным евреем, обращаясь ко всем, кто повернулся к нам спиной и выбрал жену другой нации: «Когда на той стороне вы как-нибудь вспомните о покинутом родном переулке и на минуту, может быть, слабая боль пройдет по вашему сердцу, — не беспокойтесь и не огорчайтесь, великодушные братья; если не надорвёмся, мы постараемся отработать и за вас». Отработать – это значит отбиться от всех соблазнов и все свои силы отдать для своего народа. И значит в ответственный момент жизни, в судьбоносный час решить — жениться только на еврейке.

 

Израильская ассимиляция опасней заграничной

 

Сынок, хотел поговорить с тобой на важную тему.

Один хасидский праведник сказал: «Не так сложно вывести евреев из изгнания, как вывести изгнание из евреев». Государство Израиль – лучшее доказательство. Евреи формально покинули страны рассеяния, и удивительным образом устроили здесь, в Израиле, чудесный образчик изгнания.

Казалось бы, евреи собираются на своей земле, и тема смешанных браков уйдёт в учебники истории. Ну, ещё останется там, за границей. Тысячи матерей думали, уезжая: «Поедем в Израиль, там уж точно сын приведёт домой еврейку»… А не тут-то было.

В 1970 году Кнессет принял поправку к «Закону о возвращении». Всего одно предложение. А сколько судеб будет перекорёжено. Речь шла о том, что право на репатриацию в Израиль будет иметь внук еврея. И не он один, а с ним его жена и дети, не имеющие, на мой взгляд, к евреям никакого отношения. Могли ли себе представить незадачливые законодатели, что полмиллиона человек разных национальностей прибьёт к израильским берегам их коротенькое предложение?

Среди этих людей будет одна  часть, строго исполнившая закон: у каждого из них, на самом деле, был еврейский дед. Будет и другая часть, которая этого деда придумает. Десятки тысяч поддельных документов, сотни тысяч выдуманных историй. Действительно, раз привязка к евреям – это всего лишь один дед, давно преставившийся, грех его не выдумать. И ещё додумаются израильские власти сильно к новоприбывшим не присматриваться, не докучать им и не лезть с проверками. Покажет человек какую-то метрику – заходи, дорогой!

На следующем этапе в дело включилось МВД. Начали регистрировать народ, заполнять анкеты. В паспорте тогда была графа «национальность». Так как речь идет о еврейской стране – всё будем делать по еврейскому, религиозному закону. Если мать или бабка еврейки — пишем евреем по национальности. Кажется, всё не так плохо. Но ещё рано решать и делать выводы. Информацию о матерях и бабушках-еврейках МВД черпает из тех же привезенных метрик. А о них уже была указка свыше – не придираться. Таким образом, из миллиона новоприбывших советских граждан пятьсот десять тысяч записаны в МВД как представители других наций. А на самом деле их может быть и больше.

И вот мы с тобой живём в многонациональной стране. И есть в нашем положении один серьёзный недостаток по сравнению с другими странами. За границей Израиля нет повода нееврейским парням и девушкам выдавать себя за евреев. Для каждого еврея там, как минимум, доступна информация о потенциальных женихах и невестах. А в Израиле всё намного запутанней. Десятки тысяч людей уже соврали перед властями во время первой регистрации. Их ложь прошла. Больше ста тысяч уже записались евреями в реестрах МВД, им поверили. Снежный ком лжи покатился дальше.

Подросли дети, которым по приезде было меньше десяти лет. Спросили у папы с мамой: «Кто мы по национальности?» И родители, воодушевлённые предыдущими успехами своей лжи, продолжают: «У тебя папа еврей, и у мамы была прабабушка еврейка по материнской линии. Значит, ты – еврей, по еврейскому религиозному праву».

И эти детки растут, совершенно не подозревая родных в нечестности. Подросли, познакомились с молодыми людьми и девушками, настоящими евреями. На вопрос, кто они по национальности, повторили родительские слова. И у еврейских друзей и подружек не возникли сомнения. Снежный ком набрал обороты, не остановить.

Итак, сынок, в определённом плане, мы живём в стране, где опасность смешанного брака выше, чем за границей. И здесь надо быть начеку, как и везде. И прилагать все усилия, чтобы жениться на еврейке.

 

Отрезанный ломоть

 

Вот история, услышанная мной сегодня. По работе я навестил пожилую женщину, советскую еврейку. Зовут ее Софьей Абрамовной. Живёт в городе Маалоте. Мы с ней разговорились на нашу тему, мол, Израиль совсем не гарантирует защиту от смешанного брака. И Софья Абрамовна рассказала:

— Я приехала в Израиль с мужем и двумя детьми. Сын познакомился с девушкой. Сказал, что еврейка. Когда он нам её представил, мы с мужем поняли с первого взгляда, что еврейских корней у неё нет.

Через какое-то время эта девушка попросила использовать наш адрес для своей корреспонденции, так как у неё постоянного жилья не было. Пришло письмо. Я открыла и увидела там её метрику. Родители – русские. Мы не ошиблись. Стала ясна картина её обмана. Дело в том, что она болела по женской части и не могла забеременеть. В России такие процедуры платные, и государство не помогает. Вот и пришла идея: приехать по поддельным документам и воспользоваться израильскими достижениями в области искусственного оплодотворения.

Но Саша уже попал на её удочку. Родила она девочку. Стала в Канаду собираться. Как я плакала, сколько умоляла сына её оставить. Говорю ему, у нас дома всегда готова для тебя комната. Муж вообще перестал с ним разговаривать на несколько лет.

Потом, перед отъездом в Канаду, Саша соврал, что только отвезет её и через десять дней вернётся. Заговаривал нам зубы. Живёт там и поныне. Мы сейчас, когда приезжаем в Канаду, к ней домой не заходим и её видеть не хотим. Останавливаемся дома у дочки, сын туда тоже приходит, повидаться. На все попытки заговорить о ней — просит прекратить разговор. С внучкой у нас никакого общения. Отрезанный ломоть…

Вот, сынок, живая иллюстрация к нашей беседе. Эти замечательные евреи, Григорий Мотелевич и Софья Абрамовна, ещё сохранили лицо перед трагедией смешанного брака. Они не признали невестку и её ребенка. А у скольких несчастных бабушек не хватает на это духа? Скольких ломает естественная привязанность к нееврейским внукам, и отходят на задний план все споры и увещевания, обращённые к сыну: не жениться на русской. Вот тогда трагедия завершена. Ни в чём не повинные старики, привязавшись к внукам, как с камнем на шее бросаются в пучину ассимиляции.

Здесь, в Израиле, надо делать всё, чтобы евреи не женились на русских. Нужно постоянно об этом говорить. Нужно повторять, что беспечность вдвойне опасна. Мечта жить в еврейской стране пока  невыполнима. А видимость еврейской страны лишь сбивает с толку и подталкивает местных парней в объятия израильской девушки нееврейского происхождения. Поэтому говорю я с тобой сегодня, пока ты ещё не вырос и не возмужал. Чтобы ты был готов к любым испытаниям и смог помочь другим евреям. Жениться нужно только на еврейке.

 

Смерть после свадьбы

 

Вот, сынок, предыдущая история, которую я тебе рассказал, закончилась частичной трагедией. Все, слава Богу, живы-здоровы. Но не все такие случаи заканчиваются одинаково. Ты знаешь моего приятеля, Алика? Мы с ним каждую неделю учимся вместе. Пару недель тому назад он рассказал мне куда более страшный случай.

У нас есть общая знакомая, Аня. Милая еврейская девушка родом из Волгограда. Я с ней познакомился по работе, когда помогал ей зарегистрировать брак в Израиле. Аня вышла замуж за симпатичного бухарского еврея. Полгода назад сыграли свадьбу, в добрый час.

Однако счастье и праздничное настроение в этой семье продержались недолго. Анин двоюродный брат надумал жениться. В Израиле. На русской девушке.

Анины дядя и тетя восприняли эту весть, как гром среди ясного неба. В этой семье никогда не было смешанных браков. Пытались отговаривать, умолять, просили повременить. Всё напрасно. Больно крепко прикипело молодое сердце. Тут уж и родители отходят на второй план… Не до них. Сейчас другие времена. Молодежь, сведущая в новых технологиях и в вопросах древних, как мир, сама будет разбираться. Ну, русская она, ну и что? Мы все живём в Израиле, говорим на еврейском языке, служим по мере сил своей родине. При чём тут национальность?

Сыграли свадьбу, как решили. Родителей жениха на свадьбе не было. Через девять дней отец скончался от инфаркта.

Окружающим, родственникам всё ясно. Слишком точная последовательность событий. Лишь одному молодому жениху море по колено. Ну, был отец, ну, ушёл. Все мы смертны… Случайность, стечение обстоятельств.

Талмуд говорит, что жалеющий жестоких в конце концов жестоко отнесётся к жалким. Анин двоюродный брат возвёл принцип любви на вершину иерархии ценностей.  Казалось бы, от любви бывает лишь добро. Но запретная любовь заберёт свою цену. Она возвратится в виде жестокости к своим родным, к своему народу, к тем, кого изначально надо было жалеть и любить. За девять дней стрела ненависти и жестокости достигла своей цели – папиного сердца. Теперь, думаю, и «кадиш» некому сказать за несчастным…

Сынок, помни мои слова. Я очень переживаю за тебя. Я переживаю и за тех, кто уже сегодня в опасности. Надо пытаться их отговорить. Надо, чтобы они не сделали ошибочный выбор. И тебя, родной, прошу: женись только на еврейке.

 

«Прости нас, мама…»

 

Записывая рассказ об Анином дяде, я вспомнил, что и в нашей семье был подобный случай. Была еврейская семья: муж, жена, двое детей. Прожили вместе двенадцать лет. Все эти годы мать мужа проживала вместе с детьми и внуками. Муж делал научную карьеру. Командировки, симпозиумы. В одной из командировок появилась на горизонте любовница. Сотрудница, русская по национальности. Жена почувствовала неладное и без большого труда вывела мужа на чистую воду. Поставила ультиматум: с кем он желает остаться? Муж решил уйти. Размен квартиры, переезд, делёж имущества. Вскоре – развод.

Так получилось, что и после развода мать мужа продолжала жить с невесткой и внуками. На каком-то этапе ей стало неудобно. И хотя она всеми силами противилась и разводу, и новой партии сына, продолжать жить с невесткой – тоже было как-то неуместно. И вот свекровь сообщает невестке, что ей нужно лечь на короткое обследование в больницу, а по возвращении она переедет к сыну. Состояние её здоровья не предвещало ничего опасного, и обследование было плановым. Однако в среду она легла в больницу, а в пятницу — скоропостижно скончалась, не возвращаясь домой.

Не смогла пожилая еврейка переехать от родных к чужой женщине. Там, где не нашлось слов для уговоров и сил для воздействия на сына, сыграл свою роль организм. Наверное, смерть не всегда является худшим вариантом…

Но это еще не всё. На похоронах, естественно,  присутствовали и сын с новоиспеченной супругой. И вот во время прощания та подошла к гробу и положила цветок со словами:

— Простите нас, мама…

Тот человек, который передал эти слова, добавил, что более фальшивой и лицемерной фразы ему не приходилось слышать никогда.

Пожилая еврейка «выбирает» смерть, чтобы не жить под одной крышей с русской невесткой. Несчастный отец, не преуспев в споре с сыном, умирает через девять дней после свадьбы. Эти трагедии, эта скорбь должны откликнуться в наших сердцах.

Не может настоящая любовь оставлять после себя жертвы. Это не любовь, а потусторонняя страсть к запретному. Это зловещая привязанность. Оттуда и расплата за удовольствие. Если мы хотим выбрать жизнь и подарить своим близким счастье, есть один путь – жениться только на еврейке!

 

Куда подевалась интуиция у израильтян?

 

Предыдущие рассказы были о советских евреях, которые ранее проживали в СССР, а сейчас — в других странах. А как обстоят дела у коренных израильтян? Их деды вернулись на историческую родину. Отцы – родились и выросли в Израиле. Они сами – уже плоды этой земли в полном смысле этого слова.

Святая земля влияет позитивно на евреев. До сих пор большинство израильтян настроено отрицательно по отношению к смешанным бракам. Ни для себя, ни для своих близких им не хотелось бы видеть избранницей белокурую шведку или чернобровую украинку. Сефардские евреи, выходцы из арабских стран, противятся смешению сильнее, чем европейские евреи. Сефарды и к религиозной традиции ближе, и в странах исхода намного меньше сталкивались с проблемой брака с иноверцами. Были и исключения. Но это, как правило, касалось лишь смешанных браков евреев из Северной Африки с француженками-христианками.

Но при этом израильтяне, родившиеся и выросшие среди евреев, совершенно потеряли интуицию и бдительность. Интуиция – это и ощущение того, кто еврей, а кто нет. И внутренняя преграда – туда нельзя. В семьях, которые не прислушались к этому, мать не спит ночами, проливая слезы о выборе своенравного сыночка, а отец проводит беседы, скандалит и угрожает.

Можно сказать: расслабились наши израильские братья. Была бы эта беспечность не так страшна, да грянули «лихие девяностые». Лихими они оказались и для России, и для Израиля. Израиль изменился до неузнаваемости. Если раньше все разделения на группы, все разногласия среди израильтян напоминали внутрисемейные ссоры на кухне, то сейчас Израиль — это полноценная, многонациональная страна. И проблемы в ней появились новые, незнакомые: отношения между титульной нацией и нацменьшинствами, между представителями разных религий, и так далее. Всё незнакомо, всё в новинку для израильтян. Оказались неготовыми к настоящим испытаниям.

Прошло уже более двадцати лет, а молодой израильский еврей до сих пор, не подозревая никакой опасности, спокойно знакомится с приглянувшейся девушкой и ухаживает за ней. У молодых людей много общего. Оба говорят на иврите, на родном языке. Вместе отучились в школе, вместе отслужили в армии, вместе поступили в университет. А о том, что у девушки был только дед еврей, а все остальные в семье — русские, парню невдомёк. Может, он и слышал краем уха, что из бывшего СССР прибыли люди разных национальностей. Но знание это — какое-то абстрактное. Да и не представляет он, как проверить происхождение своей знакомой.

Очень грустно осознавать эту наивность и незащищённость израильтян перед весьма серьёзным испытанием нашего народа. Миф о еврейском государстве начинает забирать свои жертвы.

Зачем я всё это тебе рассказываю? Ты подрастёшь и, с Божьей помощью, будешь здесь жить. Ты должен вырасти подготовленным к обстоятельствам местной жизни. Ты должен смочь защитить себя и помочь другому еврею. Лучше ясно осознавать все нюансы многонационального окружения, чем тешить себя иллюзиями о пока несуществующей еврейской стране. Слушай внимательно, родной, и запоминай все эти мысли. Они сослужат тебе добрую службу.

Я по работе встречаю молодых евреев, столкнувшихся с испытанием смешанным браком. Я стараюсь встретиться с каждым из них наедине и поговорить. Пытаюсь проникнуть в их души, понять их глубже и, может быть, спасти. Расскажу тебе несколько историй, чтобы проиллюстрировать те черты характера израильтян, которые я описал выше.

 

«Не знал, что она не еврейка», или Три гиюра

 

В нашем посёлке живет Ярон. Парень молодой, видный, строго соблюдает еврейские традиции. Я его частенько встречаю в синагоге. Ярон знает, что я занимаюсь вопросами, связанными со смешанными браками.

Ещё вначале нашего знакомства он мне рассказал историю своей жены. Девушка выросла в США в смешанной семье: папа — еврей, мама — англичанка. В Америке мама обратилась к местным религиозным деятелям и прошла гиюр, обращение в иудаизм. Прошло время, родились дети. На каком-то этапе семья столкнулась с раввином, который поведал, что гиюр мамы недействителен, так как проведен реформистами и не соответствует ортодоксальному еврейскому религиозному праву. «Нет проблем, пройдём повторный гиюр», — таков был ответ мамы. Теперь уже с детками, двумя девочками. Решили – сделали.

Прошло ещё некоторое время. Семья эмигрировала в Израиль. Старшая дочка вышла замуж за нашего знакомца Ярона. И у молодых уже родились свои дети. Недавно её младшая сестра должна была выходить замуж. Ярон меня встретил и в странном возбуждении рассказал последние новости:

— Представляешь, раввинский суд не признал американский гиюр моей тёщи. Сейчас и тёща, и свояченица будут опять проходить гиюр под надзором местных раввинов. Вот дела! А с ними и моей жене надо будет окунуться в микву. Ну, а потом и хупу с ней заново сделаем.

Это уже в третий раз они проходят гиюр…

Я не понимал, зачем он мне всё это рассказывает, зная моё отношение к смешанным семьям. Но, видать, ему нужно было с кем-то поделиться, уж больно необычна история. Я задал прямой вопрос:

— Скажи, Ярон, а не проще ли было жениться на еврейке, чем городить весь этот огород?

— Да, конечно, ты прав. Но кто же мог знать? Когда мы познакомились, я воспринял её как обычную израильскую девушку… Отношения стали складываться. А вся эта история насчет национальности её мамы стала мне известна только потом…

Знаешь, сынок, зачем я тебе рассказал про Ярона в первую очередь? Потому что его дети ходят с тобой в один садик, и с твоими сёстрами в одну школу. И ты сейчас должен знать об их происхождении, чтобы потом не попасть впросак, как попал Ярон. Я сделаю всё, чтобы обманчивая пелена израильской уравниловки не сбила тебя с толку.

 

«Хорошо, что у них хоть не будет детей»

 

Вот ещё история о непредусмотрительности израильтян. Одиннадцать лет назад я работал в компьютерной фирме. Моим начальником был Карми. В процессе работы я подружился с Карми, познакомился со всей его семьёй. Его родители – обаятельные люди, прошедшие нелегкую жизнь. В ней были и эмиграция в Палестину из гитлеровской Германии, и основание поселения на землях, отнятых у арабов, и участие во Второй мировой войне в рядах английской армии. Они – настоящие патриоты Израиля, бесконечно влюблённые в эту землю и в свой народ.

Наша фирма распалась, но мы с Карми продолжаем встречаться и перезваниваться до сих пор. Несколько месяцев назад он побывал у нас в гостях. Тогда, сынок, и ты его видел.

И вот среди прочих новостей Карми мне рассказал самую трагичную. Его сын Эхуд уехал в Америку и там нашёл девушку. Она – не еврейка, старше него на несколько лет. Официально жениться они не собираются, детей заводить — тоже. Это всё — её решения, Эхуд идет у неё на поводу.

— Ты поговорил с ним об этом открыто? – спросил я.

— Я попытался, но он прервал меня в самом начале беседы, и попросил больше эту тему не поднимать. Может, и хорошо, что они не думают о детях…

— А как ты сам к этому относишься?

— Ну что сказать? Это очень тяжко… Кроме того, что она не еврейка, её мировоззрение диаметрально противоположно нашему. Я был у сына в гостях. И там пересёкся с ней и её мамой. Речь зашла об арабо-израильском конфликте. Я честно выразил своё мнение. Как ты знаешь, я не использую в речи резких выражений или обидных формулировок. Всё было очень интеллигентно высказано. Ответ молодой американки не замедлил последовать: «Вы – расист».

— А чью сторону принял Эхуд?

— Он попал в полную зависимость от неё. Всё, что она скажет, что решит — всё свято.

Вот такая история, сынок. Хочу тебе объяснить, что, принимая во внимание склад характера немецких евреев, слова Карми о том, что ему очень тяжело, означают, что его жизнь пошла под откос, и он страдает неимоверно. Страдает вдвойне — оттого, что ничего не может сделать. Это тоже часть немецкой сдержанности — не вмешиваться в жизнь детей, не навязывать свое мнение.

Мне до слёз жаль Карми. Если бы я не был знаком с его семьёй, не смог бы оценить всю величину трагедии. Карми утешает себя мыслью о том, что у этой пары не будет детей. А я думаю: очень жаль, что Хаим и Хава, родители Карми, не дожили до этих дней. Но прожили они достойную и долгую жизнь, и внук не преподнёс им на склоне лет ещё и это огорчение…

И опять я обдумываю причину падения Эхуда. Дело в том, что, получив классическое израильское воспитание, он так и не услышал важную информацию о реальной угрозе существованию еврейского народа. Ни родители, ни бабушки и дедушки, ни учителя не убедили Эхуда, что на смешанном браке кончается еврейская ветка генеалогического древа. И мне кажется, что американка-либералка убивает без ножа и пистолета еврея Эхуда.

Я дал Карми несколько советов, основанных на моём опыте, как попытаться спасти сына. Не знаю, хватит ли у него мужества и упрямства последовать моим советам. А тебе, сынок, я лишь повторю в заключение этого рассказа: жениться надо только на еврейке.

 

Принц Яир и норвежка

 

Несколько лет назад до меня дошла новость, удивительно созвучная теме. Сын премьер-министра Израиля Яир встречался с норвежской девушкой Сандрой Лейкангер. Впервые эта история была опубликована в Европе, а потом прокатилась по израильским газетам. Познакомились они в израильском вузе, Междисциплинарном колледже в Герцлии. Совершили совместную поездку по Северной Европе. На фотографии мило улыбаются и выглядят счастливо.

Что ещё можно тут добавить? Реакция высокопоставленного папы последовала не сразу. Хотя намёк на неё был: премьер-министр Израиля встречался со своим коллегой, норвежским премьером. В доверительной беседе он поведал о близкой связи своего сына с норвежской девушкой. Как-то незаметны были следы душевных мук и бессонных ночей. Всё в порядке. Лишь бы были счастливы.

А через два месяца после новости о Яире Нетаньягу одна еврейка мне рассказала,  что и сам его отец, Биньямин Нетаньягу, состоял в смешанном браке. Я проверил в энциклопедии. Действительно, уважаемый премьер-министр был женат трижды. В первый и третий разы – на еврейках. А вот во второй – на англичанке, Флор Кейтс. Брак продлился недолго, с 1981-го по 1984 год. Общих детей у них не было. После получения этой информации мне кажется несправедливым предъявлять претензии молодому Яиру в полной мере. Ведь перед ним стоит пример похождений выдающегося папы.

Прошло ещё некоторое время, и я узнал, что не только семья нынешнего премьер-министра Израиля оказалась под угрозой смешанного брака, но и семья первого премьера, «отца-основателя» еврейского государства Давида Бен-Гуриона. Сын Давида Амос во время лечения в госпитале в Ливерпуле сошёлся с медсестрой,  шотландкой Мэри. Мама Амоса, Полина, пыталась воспрепятствовать смешанному браку. Но на защиту сына встал отец. Он посчитал, что полезно немножко «примешать новой крови». Полина отступила, когда сговорчивая Мэри согласилась пройти ускоренный реформистский гиюр. Выбора уже не было, срок беременности подгонял. Сам Давид Бен-Гурион впоследствии выражал крайнее недовольство раввинами, которые отказывались признавать его внучку еврейкой.

Ну что же, всё как обычно… Ассимилированный сыночек влюбляется, мама пытается бороться и спасти семью, а папа, сам не дурак обратить внимание на симпатичных иноверок, оправдывает национальное самоубийство. Ну, а в конце концов, конечно, во всём виноваты раввины, или там зеркало…

 

Опасность израильской идеологии, или Сорванные цветы

 

И вот я опять задумался: почему израильтяне легко поддаются соблазну смешанного брака? Ведь вообще-то в Израиль всегда стремились наиболее преданные своей нации евреи. В Советском Союзе даже слово «сионист» стало антонимом «антисемита». Значит, сионист – это еврейский националист? Как же иноземные девушки проходят с такой легкостью в души и сердца наших «сионистов»?

Ответ коренится в душевных порывах и чаяниях первых сионистов, а по их стопам и всех последующих. Евреи, как мне представляется, едут в Израиль, руководствуясь тремя  основными идейными мотивами:

1) Во имя лучшей жизни, или к родственникам;

2) дабы жить на своей земле и в своей стране, как все другие народы;

3) чтобы служить Богу на Святой земле.

Первый мотив, естественно, никак не влияет на отношение к смешанным бракам.

Интересно влияние второго мотива: поскольку нам нужно уехать из чужих стран и поселиться в своем государстве, значит: главная цель – стать нормальным народом. Со своим парламентом, языком, армией. Перестать мозолить глаза в негостеприимной Европе и найти покой у себя дома. Вроде бы неплохая идея. Однако в ней уже заложен корень самоуничтожения.

Когда первые сионисты приехали на эту землю, воодушевлённые благородным порывом, они сбрасывали с себя оковы диаспоры — всё, что ассоциировалось с «еврейским гетто». Внешний вид, язык идиш, еврейские законы, Тора… Всё это выбрасывалось на свалку истории. Такое время было. В СССР эти тенденции нам хорошо знакомы; напомню, к примеру, строку из песни «Интернационал»:  «Мы наш, мы новый мир построим».

А что же будет с еврейским самосознанием? Тут всё просто. Сионисты решили, что для того, чтобы оставаться евреем, достаточно просто израильского гражданства. «Мы живём в Израиле, говорим на иврите, чего же боле?» Простая подмена идеологии. Тысячи лет евреи думали, что для самосохранения еврей должен учить Тору, соблюдать субботу и надевать тфилин. Молодые строители Израиля решили поспорить с этим. Вместо Торы – мировая культура на иврите. Вместо субботы – прогулки по своей стране в день отдыха и загорание на чудесных пляжах Средиземного моря. Вместо тфилина – израильский паспорт.

Подмена идеологии проверяется жизнью. В нашем случае, самое серьезное испытание еврейской религиозной идеологии – смешанные браки. Если адептам «нового мира» удастся сохранить себя и своих детей от смешанных браков – идеология окажется истинной. Так вот, сионизм уже такую проверку не прошёл. Но ещё пятьдесят лет назад это было не так заметно. Просто подавляющее большинство населения Израиля составляли евреи, а поездки за границу были сложны и дороги. Сегодня же, благодаря иммиграции полумиллиона неевреев в Израиль, а также простоте и дешевизне заграничных туров, несостоятельность сионизма выявляется для меня яснее и понятнее. У израильских подростков Эхуда и Яира нет духовных аргументов против вступления в смешанный брак. А их отцы в лучшем случае тихо страдают, а в худшем — ещё и хвастаются выбором сынишки.

Во многих израильских семьях деды и бабки были религиозными евреями. Эти люди отказывались от смешанных браков и соблюдали еврейские традиции. Они просто посылали детей в хедер, три раза в день молились и ели кошерную пищу. Система работала. Внуки решили, что они умней, но система дала сбой.

Израильтяне напоминают мне наивного ребёнка, который сорвал с клумбы цветок и с радостью принёс домой. Через два дня цветок завял, а ребёнок расстроился и заплакал. Мама объяснила, что жизненная сила находится в земле. Сорванный цветок радует нас красотой и запахом пару дней. Но жизни в нём уже нет. Корни отрезаны.

Невозможно подменить еврейские ценности чужими, инородными — и надеяться, что сын сам сообразит найти еврейскую невесту. Это просто не сработает.

Конечно, я не забыл и про третий основной мотив евреев, приехавших в Израиль. Он присутствует у тех, кто приехал именно в Святую землю. Эта земля называется в Торе «дворцом Царя». Посетитель дворца обязан вдвойне скрупулёзно соблюдать законы и правила Владыки мира. Если мы не стеснялись своего еврейского происхождения в Москве и Киеве, мы тем более будем подчеркивать его и гордиться своей национальной принадлежностью в Израиле. Если мы устанавливали мезузу на косяке двери на улице Красноармейской, то мы ни в коем случае не забудем еврейские законы в Тель-Авиве и Иерусалиме. Если наши деды и бабки остались верными своему народу в Василькове и Богуславе – нас не соблазнят израильская лжекультура и либерализм. И ты, сынок, уже ходишь в хедер и носишь кипу для того, чтобы ты был защищен старыми методами, проверенными тысячелетиями. Чтобы ты имел настоящие, живые еврейские корни, и женился только на еврейке.

 

Дед-талмудист или внуки Ивановы?

 

Я говорил тебе о трагической ошибке отцов-основателей современного Израиля. Эти люди попытались заменить настоящие еврейские ценности новыми, подложными. Хочу тебе сейчас продемонстрировать, как всё начиналось в том непростом поколении.

Я с увлечением прочитал автобиографию Семёна Марковича Дубнова, великого еврейского историка. Этот человек был настолько предан исторической науке, увлечению всей своей жизни, что даже рассказ о себе озаглавил «материалы для истории моего времени». Как свидетельствует сам автор, в его жизни было три этапа, три уровня развития мировоззрения, которые можно условно назвать «тезис», «антитезис» и «синтез». В данном случае: еврейское детство, юношеское отрицание всего еврейского, и зрелое сочетание служения общему еврейскому делу и работы еврейским историком.

Семён Дубнов вырос в обычной еврейской семье, в городе Мстиславле. Отец – вечно отсутствовавший дома торговец лесом. Дед – выдающийся талмудист, проводивший ежедневные уроки Талмуда в местной синагоге. Мальчик мог идти по традиционной стезе. Он пылко полюбил Письменную Тору,  с воодушевлением читал и заучивал молитвы Давида и афоризмы Соломона. Он горячо молился и искренне верил в Бога.

В переходном возрасте ему попалась в руки нееврейская литература. С тем же рвением и жаждой знаний он бросился читать новые книги. Он был не одинок: в городе появился небольшой кружок, состоявший из еврейских парней и девушек. Они с трудом доставали желанные книжки русской и зарубежной литературы, и потом трепетно передавали из рук в руки. Одна из представительниц этого кружка, Ида Фрейдлина,  потом стала женой Дубнова.

Семён Маркович перестал вести еврейский образ жизни, питался в обычных, не кашерных столовых и ресторанах, работал в субботу. Община Мстиславля в нем видела отступника. И он уехал странствовать по городам России.

Интересно, что отрицание еврейской веры дошло до предела. Дубнов жил с женой без регистрации брака, так как идеологически противился еврейскому, традиционному бракосочетанию, хупе. Другого варианта регистрации брака для евреев не было. Пришлось сдаться лишь перед поездкой в родной город, поскольку там ему было немыслимо появиться с гражданской женой. Впоследствии, когда после рождения сына, теща организовала обрезание ребёнка, Дубнов был рад, что не участвовал в этом «устарелом обряде», так как был в отъезде.

Неприятие всего еврейского проявлялось и в статьях Семёна Дубнова в еврейской прессе. Это был этап «антитезиса».

Шли годы. Семён Маркович заинтересовался еврейской историей. Он написал свои первые серьёзные научные работы. Запланировал сложные и трудоёмкие проекты по сбору информации об истории своего народа. Многие люди откликнулись на его призыв и помогали в сборе данных. Дубнов работал очень много и очень напряжённо. Врачи несколько раз заставляли его прибегнуть к «насильственному отдыху» для восстановления сил.

Это был уже период «синтеза». То есть «отступник вернулся к своим». Он больше не мечтал, как в юности, о карьере в мировой философии и литературе. Он успокоился и сосредоточился на делах своего народа. Только в качестве этих дел вместо дедовского Талмуда он принял еврейскую историю. С такой же преданностью, усидчивостью и рвением, как у деда.

Заповедь изучения Торы звучит так: «и будешь читать её днем и ночью», «и повторяй своим детям и говори эти слова, сидя дома, находясь в пути, ложась и вставая». Семён Маркович именно так учился и работал.

Теперь, сынок, я задаю простой вопрос: в чём опасность жизненного пути Семёна Дубнова? В конце концов, этот человек прожил жизнь для своего народа. Он написал десять томов «Еврейской истории», и этот труд и сегодня для евреев служит важнейшим учебником. Да и вообще — историю своего народа нужно знать. И если бы не такие люди, как Дубнов, нам неоткуда было бы черпать систематизированные знания. Ну, а Талмуд и так тысячи ешиботников изучают. Не всем же быть талмудистами…

Где же искать ответ на вопрос о правильности личного жизненного выбора Дубнова? Я тебе уже объяснял, сынок, что для евреев любую идеологию можно проверить по конечному результату. Если она приведет к смешанным бракам и уничтожению еврейской ветки генеалогического древа – это плохо для нашего народа. И наоборот, если идеи приведут к сохранению еврейского потомства, к предотвращению смешанных браков – это будет доказательством их правильности и жизнеспособности. Что же произошло с детьми и внуками великого историка?

Старшая дочь вышла замуж за еврея, сын женился на еврейке. А вот средняя дочь вышла за русского. В 1906 году, когда у нее родились близнецы, она крестилась. По свидетельству внучки Дубнова  Виктории: «Вот это дедушка очень тяжело переживал».

Рассмотрим генеалогическое древо Дубновых, приведенное в его автобиографии. К сожалению, данные о супругах потомков не указаны.

Обратим внимание на фамилии. В поколении внуков Семена Марковича уже есть Ивановы. Среди правнуков появляются вдобавок Алексеевы и Медведевы. И в поколении праправнуков к ним присоединяются Ельцовы.

Итак, результат налицо. «Еврейская духовно-культурная автономия», сформулированная выдающимся историком, попросту не работает. Ассимиляция и смешанные браки берут верх, и вместо «синтеза» виден один «антитезис». А если таков результат, значит, и изначальная идея была ошибочной. Ведь в ней уже было заложено скрытое зло. Значит, всё-таки не получается подменить дедовский Талмуд чем-либо новым, и при этом сохранить еврейское самосознание. Может быть, в первом и втором поколении ещё можно на что-то рассчитывать, но в третьем и четвёртом правда себя обнаружит.

Сам Дубнов подспудно боялся подобного результата. В его автобиографии есть намёк  на это. Автор поехал со старшей дочкой Софьей навестить родных в Мстиславль. Дочери было тогда двенадцать лет. Вот что он написал в автобиографии: «…Только издали мог я слышать милые старые звуки, когда в солнечные дни проходил по улице, и сквозь раскрытые окна хедеров ко мне доносился хор детских голосов, «распевающих» текст Библии или Талмуда.

«Однажды стоял я в садике при доме матери, среди цветущих маков, и прислушивался к таким напевам, доносившимся из дальнего хедера; я приник к забору сада и не мог оторваться: воскресли и радости, и печали детства. А возле стояла моя дочка, читавшая мне вслух в том же саду тургеневского «Рудина», и я думал: два мира, два поколения, а между ними человек обоих миров – как сойдутся потом эти миры?.. «Смотрю, воспринимаю и припоминаю, — писал я тогда в дневнике. – И что-то бесконечно грустное и вместе с тем бесконечно отрадное чудится мне в этой тихой полусонной жизни еврейского царства, которого не искоренишь, не разрушишь никакими гонениями и погромами. Я был на Шульгофе: те же жалкие дома, оборванные ребятишки на улицах; полусонные женщины, прикорнувшие на порогах своих лавчонок, те же заунывные голоса из хедеров и йешив… Бедные дети! Они потом выйдут из этой душной, но поэтической атмосферы – и что же встретят они в жизни? Будет мучительный антитезис, а затем – уже не у всех – наступит синтез. И как знать, как примирятся в этом синтезе патриархальное воспитание и не патриархальная жизнь?..»

Думаю, что Семён Маркович, внешне переживая о судьбах детей из хедера, в глубине души понимал, что в настоящей опасности находится именно его дочь. Эту мысль он и выразил утверждением, что не у всех наступит синтез.

У ребёнка из хедера, может быть, немного шансов узнать мировую литературу, но зато есть все шансы жениться на еврейке. А вот у детей великого историка, в детстве читавших вслух Тургенева и переводивших европейских поэтов, под ногами разверзается бездна ассимиляции, и избежать стремительного падения очень и очень тяжело.

У нас, сынок, должны быть здоровые еврейские идеи, и тогда, Бог даст, мы сможем без страха продолжать своё генеалогическое древо. Мы должны выбрать Талмуд за счёт Тургенева, Рамбама за счёт немецких и английских поэтов, хедер и йешиву за счёт университетов и театров; и, в конце концов, просто выбрать в жёны еврейку.

 

Слёзы наших сестёр

 

Как-то раз на уроке, который я проводил в Нетании, ко мне подошла Ривка – одна из постоянных слушательниц. Это бывшая советская еврейка. В Израиле она начала соблюдать заповеди. У нее замечательная еврейская семья, которая пока не разделяет её образа жизни. Ривка рассказала о виденном ею телевизионном сюжете. Журналист интервьюировал смешанную семью. Муж – Михаил Куснирович, известный российский предприниматель, организатор массовых праздников и торжеств. Жена – Катя. В национальности сторон сомнений у зрителей не было, так как в телестудии присутствовали мать Михаила и родители Кати. В сюжете был поднят вопрос об истории знакомства и брака этой пары. Участники телепередачи наперебой стали рассказывать, как мило и галантно Михаил ухаживал за Катей. Долгие шесть лет добивался молодой человек руки возлюбленной. Ездил через всю Москву на первом поезде метро, чтобы проводить её в институт. Выпросил у матери последний рубль на цветы и кафе. Устроился дворником в Большой театр, чтобы получать контрамарки для своей пассии.

Что задело Ривку в этом сюжете, зачем она мне о нём рассказала? Оказывается, Ривке было ясно, что так ухаживать может только еврей за русской. Если бы шла речь о еврейской девушке, – то не бывать, по мнению Ривки, всей описанной романтике. «Наоборот, — говорит Ривка, — если уже еврей обращал внимание на еврейку, то она по всему чувствовала, что ей делают большое одолжение». Ривка настойчиво утверждала, что это не её субъективное мнение, но и ощущение многих евреек, её родственниц и знакомых, с которыми она обсуждала этот вопрос.

Я слышал подобные соображения не в первый раз. Помню, как одна женщина мне рассказала, что еврейские парни — её однокурсники, боялись проявить какие-либо знаки внимания по отношению к еврейкам. Вплоть до того, что по дороге в институт, если случайно встречались, парни предпочитали перейти на другую сторону и сделать вид, что не заметили девушек.

Вообще, исследуя тему смешанных браков, я прихожу к выводу, что не одинакова преднамеренность и вина евреев и евреек. Мужчины в большинстве случаев действуют свободно, по своему выбору. Они просто выбирают девушек других национальностей потому, что им так хочется. Женщины же зачастую сообщают, что вступили в смешанный брак от безысходности. Либо они жили в таких местах, где еврейского жениха не найдешь днём с огнём, либо еврейские парни уже были обращены в сторону славянских конкуренток. И хотя, согласно еврейскому Закону, смешанный брак строжайше запрещён для обоих партнёров, всё-таки в реальной жизни получается неравномерное распределение вины и злонамеренности.

Вот почему, сынок, я обращаюсь в этой книге к тебе. Если мужчины-евреи – это главный двигатель ассимиляции, то на каждом из нас лежит двойная ответственность. Сохранить и свою жизнь от запретных связей, и не дать в обиду наших сестёр.

В Торе Всевышний уподобляется мужчине, а еврейский народ – женщине. Когда евреи-мужчины используют свой шарм и галантность для чужих девушек, когда еврейки чувствуют то, что высказала мне Ривка, — подобные изменения происходят и в отношениях нашего народа со своим Богом. Народы мира получают власть над евреями. Весь наш народ испытывает чувства Ривки — женщины, на глазах у которой галантно ухаживают за другой.

И становится яснее глубокий смысл талмудического выражения: «Божественное присутствие пребывает лишь на еврейских семьях». Почему Всевышний выбирает именно семьи, а не личности? Потому что семья – это модель отношений еврейского народа с Богом.

Если мы хотим, родной, чтобы Всевышний выбрал наши семьи и пребывал с нами – нужно все свои чувства и всю свою любовь посвятить еврейской девушке. А девушки других национальностей могут ждать ухажеров из своей среды. Пусть им, а не нашим сёстрам, будет больно смотреть передачи про счастливые еврейские семьи, потому что за ними так никто не ухаживал.

Сынок, ухаживать нужно только за еврейкой. Жениться – только на еврейке.

 

Где сотни миллионов?

 

Задам тебе простой вопрос: куда подевались евреи? Нашему народу три тысячи триста лет. Отсчёт мы ведём от дарования Торы. Тогда евреев было около трёх миллионов. В Торе указано «шестьсот тысяч взрослых мужчин», в возрасте от двадцати до шестидесяти лет. Добавив стариков, женщин и детей, получим примерно три миллиона. Далее, мы знаем, что евреи всегда рожали помногу детей. Но чтобы подчеркнуть вопрос, возьмем довольно скромный показатель годового прироста еврейского населения в современном Израиле. Он равняется 1,2%. Несложный расчёт приведёт к сотням миллионов, а то и к миллиарду потенциальных евреев.

Я совершенно не претендую на научный подход. Конечно, эпидемии, голод, высокая детская смертность могут значительно изменить наши расчёты. Тем не менее, нужно принять во внимание, что наш древний народ отлично знает свою историю. В этой истории практически нет белых пятен или разрыва преемственности поколений. Некоторые еврейские семьи и сегодня хранят генеалогические записи, простирающиеся на сотни лет. Некоторые сохраняют в семье память о своих исторических корнях на тысячи лет (например, Коэны, Левиты, потомки царя Давида). Еврейский народ мог бы претендовать на размах и численность подобных древних народов, живущих на Земле сегодня. Например, китайцев или индусов. Почему же нас, евреев, не миллиард? Почему, согласно самым оптимистичным подсчётам, нас сегодня не более пятнадцати миллионов? Почему такая древняя нация за три тысячи триста лет не смогла умножиться даже в десять раз?

Физические истребления евреев не могут в данном случае служить достаточным объяснением. Мы очень хорошо знаем историю и довольно точно можем подсчитать количество жертв в различные её трагические периоды. Как бы ни старались историки, у них не получится учесть более двадцати миллионов погибших; включая в этот страшный мартиролог и Катастрофу европейского еврейства, и погромы казаками Хмельницкого, и крестовые походы, и даже разрушение Второго Храма. Так где же наш миллиард?

Ответ очень прост – смешанные браки. Всегда, во всех поколениях, когда это оказывалось возможным, евреи вступали в смешанные браки. Дети от этих браков, а тем более внуки, как правило, старались примкнуть к нееврейской стороне, оторваться от еврейских корней. Ведь на протяжении большей части истории, и в большинстве мест проживания оставаться евреем было невыгодно. В случае, когда идёт речь о чистокровном еврее, — деваться ему, собственно, некуда. Как ни крути – а всё равно еврей. Зато у «полукровок» и у «четвертинок» все возможности открыты. Не вспоминай о деде, держи язык за зубами о происхождении отца — и ты уже равноправный представитель титульной нации.

В СССР выдавали паспорт в шестнадцать лет. Ребенок от смешанного брака имел право выбрать национальность одного из родителей. Так вот, 93% выбирали: быть записанными по нееврейской стороне.

Вот где скрываются наши потерянные сотни миллионов. Эти люди живут по всей Земле. Они являются потомками евреев в каком-то поколении. Просто они об этом ничего не знают — и знать не хотят.

Если представить эту картину наглядно, можно нарисовать высокое дерево с тонким, длинным стволом и многочисленными ветками, отходящими в стороны на разных уровнях. Ствол почти не изменяется по толщине. Вся энергия расходуется на уходящие ветки.

Получается интересный вывод: евреи, живущие сегодня, – это потомки наиболее стойких и бескомпромиссных евреев предыдущих поколений. Потомки тех, кто отказался от смешанных браков. Это потрясающая сила. Каждый из нас может гордиться длинной родословной, состоящей из героев, превозмогших соблазн ассимиляции.

Кстати, так можно и объяснить тот факт, что многие из современных евреев рассказывают о «дедушке-раввине», об «очень набожной бабушке». Неужели два поколения тому назад среди евреев была половина раввинов? Совсем нет. Всё было естественно. Просто сегодняшние чистокровные евреи – потомки наиболее стойких, наиболее принципиальных представителей прошлого. Их и символизирует «дедушка-раввин».

Другой вывод из этой теории: современные евреи, знающие свою еврейскую родословную и способные проследить её на несколько поколений назад, могут довольно обоснованно предположить, что и в более ранних поколениях их семей не было смешанных браков. Ведь если бы это смешение произошло, по всей вероятности, ветка давно бы удалилась от ствола, и кто-либо из дедов и бабок уже себя с евреями не идентифицировал бы. Конечно, это доказательство не обладает стройностью эвклидовых теорем. Но поскольку идет речь не о точной науке – вполне можно назвать это историческим доказательством.

Часто можно слышать от ассимилированного еврея, что, мол: кто сказал, что у нас там, в прошлом, не намешано разных кровей? Вот ведь и в Египте были в рабстве, и в Вавилоне; и казаки женщин насиловали при погромах…

Не нужно теряться от таких аргументов. Ассимилированный еврей строит теорию на своих низменных желаниях. Ему очень хочется, чтобы его вина, его смешанный брак перестал быть чем-то вопиющим и неприемлемым. Чтобы его семья не смотрела на него криво. Вот и начинает «сознание определять бытие».

На самом деле, наш оппонент неправ даже исторически. Тяга, уводящая от еврейского народа, была сильна, и считаться евреем оказывалось настолько невыгодно, что у «полукровки» не было необходимости опять внедриться в покинутую им еврейскую среду. Нет, лукавит бедняга. Не было у него никаких предков других национальностей. Это он сам сейчас, по собственному выбору, становится таким предком для своих потомков. Только у них уже не будет еврейских проблем с семьей и с совестью. Они будут просто принадлежать к другим нациям.

И, наконец, третий вывод из этой теории. Еврейскому народу обещана вечность. Так написано в Торе. Так говорили пророки. Народ — как тонкий длинный ствол, будет тянуться и дальше. Но перед каждым евреем, находящимся сегодня внутри этого ствола, стоит выбор. Будет ли он основанием, отцом будущих поколений евреев, или от него пойдет ветвь в сторону, к чужим народам? Что бы ни выбрал этот отдельно взятый еврей, народ все равно останется, пойдёт в будущее и без него. От его выбора зависит только он сам, и его потомки.

Охвати, сынок, взором всю перспективу прошедших поколений. Представь гигантское дерево. Вообрази бесконечность будущего. И твердо реши – я остаюсь с евреями. Я выбираю вечность. Я и буду тем самым «дедушкой-раввином», которым смогут гордиться внуки и правнуки. Я женюсь только на еврейке.

 

Души, исковерканные смешанным браком

 

Я упомянул ассимилированного еврея, который подгоняет теорию под свой выбор. Хочу тебе объяснить это явление поподробнее. Я давно обратил внимание на этот феномен, но поначалу боялся обобщать. Хотелось еще проверить моё предположение. Со временем примеров у меня скопилось так много, что вывод стал неизбежен.

Итак, я утверждаю, что когда еврей с пеной у рта отстаивает некую теорию, оправдывающую смешанные браки – ищи смешанный брак у него в семье. Подчеркиваю: с пеной у рта. Когда видно, что наболело.

Такому еврею нет смысла что-то доказывать на теоретическом уровне, спорить, искать доводы. Всё это — борьба с симптомами. Стоит обратить его внимание на корень болезни. Стоит ненавязчиво спросить, кто у него вступил в такой брак. И когда окажется, что у него русский дед, или жена, или невестка, — вежливо указать ему на это обоснование его точки зрения. Это и будет исчерпывающий контраргумент.

У меня есть друг и коллега, реб Симха. Интеллигентный, умный, энциклопедически образованный еврей из Риги. Он сначала не хотел соглашаться с моим объяснением. Говорил, что нет никакой связи между генеалогией и взглядами человека. Вполне может найтись еврей, не вступавший в смешанный брак, и не имеющий родственников, вступивших в смешанные браки, но при этом духовно ассимилированный. И от этой духовной ассимиляции произойдут его воззрения. Мы много дискутировали с реб Симхой. Со временем он примкнул к моему мнению. Просто увидел многочисленные примеры моей правоты.

Вот один такой пример. Меня пригласили на «Девятый канал», на телепередачу о гиюре. Я спросил, кто мне будет оппонировать. Редактор ответил, что это будет ортодоксальный раввин Моше. В коридоре телестудии мы встретились, познакомились. Лицо этого человека показалось мне знакомым, но ничего более определенного я не вспомнил. Я спросил у Моше, работает ли он в сфере гиюра. Тот ответил отрицательно. Я предположил, что он этим занимался в прошлом, и получил опять отрицательный ответ. Тогда я задал прямой вопрос: почему Моше интересуется этой темой? На это последовал ответ, что его интересуют разные темы, в том числе и тема гиюра. Тут диалог прервался, и нас пригласили в студию.

Во время передачи Моше высказал настолько извращённое и далёкое от истины мнение о гиюре, что я немного опешил. По его словам, евреи испокон веков только и занимались гиюром. Привлекать иноверцев и переводить их в иудаизм – было излюбленной практикой наших предков. Все евреи – прозелиты. Вся Тора – приглашение пройти гиюр. А то, что в наше время раввины считают иначе – это, дескать, нововведение последних столетий, навеянное несколькими мракобесами. И наша задача сейчас: побороть этих мракобесов и опять обращать в иудаизм широкие массы трудящихся.

У меня от такой риторики «в зобу дыханье спёрло». Я не первый раз выступал на телевидении, и не первый раз обсуждал эту тему. Но настолько наглого вранья и такого дикого искажения истории я никогда не слышал. Я решил, что после передачи обязательно подойду к Моше ещё раз и «познакомлюсь» с ним поближе.

Перед выходом из студии я подошёл к редактору и спросил, почему он позвал реформиста. Редактор мне пояснил, что Моше – обычный ортодоксальный раввин и никакой не реформист. Девятый канал тогда принадлежал Льву Леваеву, религиозному еврею. Реформистов приглашать было не принято. Сам редактор даже побывал в гостях у Моше на субботней трапезе, и наблюдал поведение добропорядочного еврея.

В коридоре, догнав Моше, я возобновил свое исследование. Извинившись за бестактность, я спросил, не женат ли Моше на прозелитке. «Нет, женат на еврейке», — ответил тот и как-то сконфузился. Я не отставал. «А родственники ближайшие; может, они женаты?» «Нет, — говорит, — таких нет». У меня иссякли вопросы, и мы наскоро попрощавшись, расстались.

Я вышел на шумную тель-авивскую улицу и побрёл в раздумьях на вокзал. Что же это получается; значит, реб Симха прав? Вот он, пример религиозного еврея с дикими теориями в голове, но без генеалогических изъянов…

Тут мне позвонил старый добрый друг, с которым мы учились вместе много лет назад. Я ему рассказал про своё столкновение с загадочным раввином, носителем мракобесной идеологии. А тот и говорит: «Ты что, его не помнишь? Я с ним вместе в Америке учился. И ты с ним познакомился, когда в гости приезжал. У него дед был хасидом, а отец женился на русской. Вот американские раввины и приняли его в иудаизм. Да это все знают…»

И я вспомнил этого Моше. И понял, почему проглядел его собственное происхождение. Он внешне похож на всех евреев, вместе взятых. Так часто бывает у тех, у кого отец еврей. Отец зачастую передаёт больше внешних черт ребенку, нежели мать. Вот почему мой опрос не увенчался успехом. Вот откуда в голове у раввина дикая фальсификация истории, оправдывающая смешанные браки  и гиюр.

Пришло время звонить реб Симхе. Мне удалось заразить его своим настроением. И он признал, что подобные примеры он тоже наблюдает в большом количестве, и посему уже готов признать мою правоту. Через некоторое время реб Симха нашел подтверждение моей теории в одной раввинской книге, написанной величайшим раввином XIII века Нахманидом.

И тогда я подумал, что не зря по еврейскому религиозному закону — нельзя назначать прозелита ни на какие руководящие должности. «Даже ответственным за колодец с питьевой водой», — постановил Маймонид. Тем более, не может прозелит стать раввином и поучать людей с помощью телевидения.

Вот так, сынок, работает ассимиляция. Всё начинается со смешанного брака. Потом нечистая сила подстраивает всякие теории для оправдания зла и успокоения совести. А потом на основе этих теорий уже новые евреи делают свой роковой выбор. Снежный ком растёт и набирает обороты…

Умный человек учится на чужих ошибках. Нельзя даже смотреть в сторону смешанного брака. Пусть наш мозг и наше сердце останутся чистыми и открытыми для восприятия истинности Торы, для стремления к Богу, для любви к евреям. Сынок, женись на еврейке!

 

Адепты ассимиляции переписывают историю

 

Ещё бывают интересные теории, рожденные ассимиляцией. Так, время от времени появляется новый историк, утверждающий, что у евреев национальность устанавливалась по отцу. Так, дескать, велось испокон веков. А потом, по разным новым соображениям, решили устанавливать по матери. Погромы были, изнасилования, вот и пожалели бедных женщин, и разрешили им детей считать евреями…

Я уже объяснил, что спорить с такими историками бесполезно. Их не интересует ни истина, ни история. У них в душах сидит одна забота: как же моего ребёнка от русской жены евреи не будут признавать своим? Как это возможно, что у меня нет продолжения рода? И вот под этого ребенка и подогнаны все научные выкладки.

Так вот, с таким евреем я спорить не собираюсь. Но для тебя хочу разъяснить всю лживость его предположений. Маймонид восемьсот лет назад указал в своём кодексе законов, что в случае смешанного брака национальность ребенка устанавливается по матери. «Шулхан Арух», центральный свод еврейских законов, написанный четыреста лет назад, повторяет слова Маймонида. По этому вопросу нет никаких диспутов. Комментаторы молчат. И это всё — задолго до погромов Богдана Хмельницкого.

Пойдем ещё дальше. Вавилонский Талмуд, завершённый тысячу четыреста лет назад, приводит альтернативное мнение. Оно гласит, что ребенок от нееврейского папы и еврейской мамы – «мамзер». То есть незаконнорожденный. Ему запрещено сочетаться браком с евреями. Важно понять, что по этому мнению, обычным евреем является только сын еврейских родителей. В случае не еврейской матери сын — не еврей. В случае нееврейского отца — «мамзер». Это мнение поддерживалось некоторыми комментаторами Талмуда. Но в книгах законодателей мы уже видим только классическое, известное нам постановление – ребенок от смешанного брака принимает национальность матери.

Поднимемся ещё на ступеньку истории, может быть, там обнаружим мнение нашего бедного псевдоучёного. Две тысячи четыреста лет тому назад Эзра приходит из Вавилона с сорока тысячами евреев. Приходит, чтобы отстроить Второй Храм. Местные начальники сообщают Эзре, что евреи привели с собой иноплеменных жен. У многих уже есть и дети. Эзра рвёт на себе одежды, посыпает голову пеплом. Он начинает пост и садится на землю в знак траура. Траура по тому Храму, который не будет построен. Ему ясно, что с жёнами из других народов – Храм не построить. Подошли начальники вторично и сказали предводителю, что ещё есть надежда. Нужно просто изгнать этих жен и детей из среды общины. Эзра принимает предложение, и двадцатого числа зимнего месяца кислева выступает перед евреями с ультиматумом. Либо они изгоняют нееврейских жен и детей, либо уходят с ними сами. Община покорилась требованию лидера. Община раскаялась. Народ заплакал вместе с Эзрой и понял, что от людей зависит судьба Храма. Было постановлено, привести это решение в исполнение через три месяца, по окончании дождей. И первого нисана решение было выполнено.

Вся эта история известна и подробно описана в конце книги Эзры — части Письменной Торы. Итак, дети уходят вместе с матерями обратно в Вавилон. Раскаявшиеся отцы начинают строить Храм. Что тут можно добавить? Не видно никакого «исконного установления национальности по отцу».

Вот так выясняется лживость подобных теорий. Не учился наш оппонент, не интересовался истинным положением дел. Все жёнушкой своей занимался, да обдумывал, как бы сынишку «к своим» приписать.

Ты, сынок, будешь изучать все еврейские книги. И у тебя будет ясный, непредвзятый взгляд на историю нашего народа. И ты, вместе с Эзрой, мудрецами Талмуда и Маймонидом, будешь знать Тору и строить Третий Храм. А в Торе всё ясно. Для чужих жён и детей – открыты ворота Вавилона. Для непутёвых евреев – ультиматум: либо жёны с детьми, либо еврейский народ. А для своих – железное правило: чтобы не коверкать историю, чтобы не переписывать под себя Тору – жениться нужно только на еврейке!

 

Смешанный брак — навсегда порознь

 

Ты можешь спросить: а как живётся смешанным парам? Может быть, действительно, любовь оказывается сильнее национальных различий? Или просто с годами чувства притупляются и различия стираются?

Я на работе встречаю многих советских евреев. Мне нередко рассказывают необычные истории. И я стараюсь их запоминать и записывать. И не только на работе, но и у родственников, и просто у знакомых я люблю выведывать интересные сюжеты. Вот из таких историй я и составлю мой ответ.

Начну с израильской зарисовки. Жанна (родом из Бендер, 1953 года рождения) рассказывает:

«Я живу в районе города Лода Ганей-Авив, работаю косметологом. Клиентки часто откровенничают со мной. Вот одна из историй. Приехала в Израиль еврейская семья. Сын здесь женился на девочке из смешанной семьи – отец еврей, мать русская. Отец давно умер. Молодые поженились за границей Израиля, чтобы  не пришлось обращаться в раввинат и не возникло необходимости в определении  национальности невесты. Хотя МВД записало её еврейкой, для раввината эта запись – довод недостаточный.

Прожили вместе несколько лет. Отношения стали портиться. И вот однажды во время ссоры русская мать этой молодой женщины заявила еврейскому отцу своего зятя:

— Если бы мы жили в России, моя дочка бы в вашу сторону даже не посмотрела!..»

Моя бабушка, Ревекка Мордуховна, тоже рассказывала мне замечательные истории о подобных семьях:

«Семейная пара — еврей с украинкой. Прожили вместе семнадцать лет. Декабрьским утром супруга выносит одеяла и матрасы на улицу. Соседки интересуются, неужели это подходящее время для просушки? Обычно ждут весны. А та отвечает:

— Терпеть не могу этот жидовский запах.

По приходе мужа домой соседки позаботились о передаче этой информации. Больше она мужа не видела».

«Семейная пара, украинец с еврейкой. Много лет вместе. У мужа день рождения. Жена приготовила угощение, накрыла на стол. Должны прийти друзья и коллеги именинника. И тут муж мягко спрашивает: не могла ли бы жена пойти к подруге и там провести этот вечер? Жена понимает, что муж стесняется её происхождения, и ему стыдно перед своими дружками. Она стягивает на пол скатерть с едой и посудой, и уходит навсегда».

Короткие рассказы, за которыми скрываются целые судьбы. Я тебе пересказываю их лаконично, как слышал от бабушки. Но можно закрыть глаза и представить себе эти искалеченные жизни в развернутом виде.

Семнадцать лет вместе, а запах всё раздражает…

Жена – замечательная, заботливая. Всё сделала, стол накрыла. А перед друзьями как-то неловко…

И подобные эмоции разрушают всю романтику брака. Именно когда острота влюблённости угасла, когда быт и повседневные заботы сняли лоск первых ухаживаний, возникает вечный вопрос о национальности. Вечный — потому что семнадцать лет для него ничто. И этот вопрос не позволяет даже давно знакомым людям сдержать взаимную неприязнь.

 

«За моего отца-убийцу!»

 

Эти фрагменты я тебе рассказал для разминки. Настоящее потрясение у меня вызвала следующая история, услышанная также от бабушки Ривы. Произошла она в городе Василькове, где бабушка родилась и выросла. И речь идёт о знакомой ей семье.

«Была в Василькове семья Чикорских. Муж украинец, жена еврейка, двое детей – сын и дочь. В начале Великой Отечественной войны сын ушёл на фронт. Родители и сестра остались в Василькове. Настало время фашистской оккупации. Отец семейства в поисках заработка обратился к немцам. Ему предложили работать полицаем, и он согласился. Через пару месяцев начались операции по регистрации еврейского населения. Фашисты готовили истребление евреев. Труды по сбору информации и ловле скрывавшихся были возложены на плечи украинских полицаев. Полицай Чикорский, не долго думая, сдаёт жену и дочку. Обе были расстреляны. Сын в это время был на фронте и ничего не знал.

Прошли годы войны. Вернулась советская власть. Чикорскому удалось бежать из Василькова и каким-то образом замести следы. Он скрыл свою деятельность во время оккупации, и ушёл от уголовного преследования за пособничество фашистам.

Через некоторое время бывший полицай возник в Москве. Он вступил в коммунистическую партию. Зарекомендовал себя идейным коммунистом и стал продвигаться по партийной линии.

Чикорский-сын прошёл всю войну и вернулся в родной Васильков. Не найдя близких и ничего не зная об их судьбе, он бросился с расспросами к соседям и знакомым. Те рассказали обо всём произошедшем. Сын немедленно отправился на поиски отца.

Найти отца оказалось нелёгкой задачей. Как было уже сказано, тот удачно замел следы. Однако через несколько лет сын всё-таки отца обнаружил. Но это уже был не простой крестьянин, а сравнительно высоко поставленный партийный функционер, живущий на широкую ногу в столице.

Встретились, обнялись, всё как положено. Сын был принят отцом с большим почётом. Отец решил даже устроить праздничный ужин у себя дома в честь встречи с сыном. Собрались друзья, сослуживцы отца, соседи. Всех заинтересовала необычная судьба этой семьи. Всем не терпелось познакомиться со славным сыном не менее славного отца.

Посреди банкета сын встал, попросил тишины, налил бокал и произнёс  следующий тост:

— Я поднимаю этот бокал за моего отца-убийцу!

После этого он выпил до дна, вынул пистолет, и на глазах у всех собравшихся пустил отцу пулю в лоб.

Чикорский-младший был арестован и судим. Советский суд, изучив материалы дела, признал его невиновным»…

Я уже не в первый раз рассказываю это историю. Но каждый раз меня берёт оторопь. И я жалею, что этот сюжет еще не записан в мировой классике, ещё не снят в кинематографе. Кроме самих событий, в особенности потрясает и решение советского суда.

Как сказал Жванецкий, национальность всегда будет разделять смешанные пары, никогда не даст таким семьям стать единым целым. Поэтому, родной, чтобы построить по-настоящему крепкую семью, чтобы видеть рядом с собой в течение долгих лет, действительно родного человека, чтобы твои дети всей душой и сердцем были твоими, — нужно просто жениться на еврейке!

 

Раздвоенные души

 

Есть ещё один тип людей, пострадавших от смешанных браков. Это дети. В данном вопросе совершенно неважно, кто из родителей еврей — папа или мама. В любом случае ребёнок рождается и вырастает, не зная, кто он по национальности. Он может выбрать ту или другую сторону. Может вообще постараться не вспоминать о национальности. Может стать воинствующим интернационалистом. Вопрос национальной принадлежности останется для него навсегда больным.

Но больно бывает только в первом поколении. Потом смешение продолжится. И вырастет новая популяция людей без нации. Другими словами, смешанный брак – это путь, лишающий потомство национальности.

Один из самых выдающихся кинорежиссёров СССР, Эльдар Александрович Рязанов, родился в смешанном браке. Я помню, как в юности посетил его творческий вечер. Дело было во Дворце культуры «Украина» в городе Киеве. В конце вечера можно было обратиться с Рязанову с вопросами. И в одной записке был задан вопрос о национальности. Рязанов ответил в присущей ему манере: мол, всё в порядке, «можете не волноваться», по национальности я – русский. Сегодня, благодаря доступности информации, я узнал, что у Рязанова отец русский, а мать – еврейка. Впоследствии, я нашел небольшое стихотворение Эльдара Александровича о евреях. По-моему, оно передает все страдания раздвоенной души намного лучше и тоньше моих описаний:

Во мне бурлит смешение кровей…
Признаюсь, по отцу я чисто русский.
По матери, простите, я – еврей.
А быть жидом в стране родимой грустно.

Разорван в клочья бедный организм.
В какой борьбе живет моя природа!
Во мне слились в объятьях “сионизм”
навек с “Союзом русского народа”.

То хочется мне что-то разгромить,
то я боюсь, как бы не быть мне битым.
Внутри меня семит с антисемитом,
Которых я не в силах помирить.

 

Интересно, что здесь смешение уже в крови. Оно не является плодом свободы выбора. Это данность, которая выше человека. Ребёнок просто родился в этом разрыве, и он не в силах это изменить.

У евреев, вступивших в смешанный брак, психология меняется иначе. Ведь всё это изменение – их выбор, их вина. Поэтому и попытка оправдания, и накал страстей тут намного больше. Требуется больше сил, чтобы заглушить совесть, перекричать зов предков…

И вот для сравнения, приведу тебе также стихи подобного содержания, написанные евреями, женатыми на русских.

Наш современник Игорь Губерман славится на весь мир своими «гариками». Это лаконичные искрометные четверостишия. Губерман живет в Израиле, но мне кажется, что большинство русскоязычных читателей во всем мире его хорошо знают. Попросим же маэстро высказать свое мнение о еврейском народе:

Шепну я даже в миг, когда на грудь
уложат мне кладбищенские плиты:
женитьба на еврейке — лучший путь
к удаче, за рубеж, в антисемиты.

                       ***

Еврейского характера загадочность
не гений совместила со злодейством,
а жертвенно хрустальную порядочность
с таким же неуемным прохиндейством

                       ***

В отъезды кинувшись поспешно,
евреи вдруг соображают,
что обрусели так успешно,
что их евреи раздражают.

                   ***

С душою, раздвоенной, как копыто,
обеим чужероден я отчизнам —
еврей, где гоношат антисемиты,
и русский, где грешат сионанизмом.

 

Вот так: не по душе Игорю Мироновичу еврейские жены. Ему интересней с русской Татой. И тёща, Лидия Борисовна, потомственная дворянка, более интересная собеседница, чем местечковые еврейки. И все последствия выбора закономерны. И что евреи раздражают. И что душа раздвоена, как копыто. И что обеим чужероден отчизнам. Всё сам посеял, сам и пожинай…

Ещё один пример я нашёл в стихотворении Ильи Григорьевича Эренбурга. Этот выдающийся человек сделал очень многое для евреев. Ему удалось увековечить память о евреях, убитых фашистами на территории Советского Союза в своей «Чёрной книге». Эренбург отзывается о евреях с большой болью, с любовью и при этом с сопутствующей сыновней ненавистью:

Евреи, с вами жить не в силах,
Чуждаясь, ненавидя вас,
В скитаньях долгих и унылых
Я прихожу к вам всякий раз.

Во мне рождает изумленье
И ваша стойкость, и терпенье.
И необычная судьба,
Судьба скитальца и раба.
Отравлен я еврейской кровью,
И где-то в сумрачной глуши
Моей блуждающей души
Я к вам таю любовь сыновью,
И в час уныний, в час скорбей
Я чувствую, что я еврей!

 

Первая жена Ильи Григорьевича была нееврейкой. Он прожил с ней недолго в гражданском браке. Но именно она родила Эренбургу любимую дочь Ирину. Во втором браке он женился на еврейке. Не нужно быть психологом, чтобы проследить матримониальную историю этого ассимилированного еврея в его стихах. Всё на поверхности. И бегство от своего народа в браке с нееврейкой, и ненависть к родным в рождении дочери, и возвращение во втором браке, и горькое осознание своей национальной принадлежности в конце…

Эти примеры можно приводить и дальше. Писатели, поэты раскрывают свои души, — и тут есть чему поучиться. Можно проследить за творчеством Александра Розенбаума с его есаулами, скрипачом Моней и Талмудом на полке. Да и исполнитель этих песен Михаил Шуфутинский из той же команды. Можно прочитать в романах Эфраима Севеллы о его смешанном браке, выразившемся в остром амбивалентном отношении к Израилю, и в «попугае, говорящем на идиш». Можно прислушаться к фальши в «Песнях еврейского местечка» Ефима Александрова и узнать, что фамилия-то у него позаимствована у русской жены. И так далее, и так далее…

Общая идея, сынок, проста. Смешанный брак – отравляет национальное чувство. Это справедливо для самих супругов. А детей — так просто лишает национальности. В обоих случаях процесс отрыва от родного народа сопровождается неимоверной болью. И для оторванного куска, и для оставшихся родных. Тут всё происходит без наркоза, всё по живому. А потом уже пой про местечки, мечтай о Талмуде – всё равно твоя жизнь перечёркнута жениной фамилией.

О Талмуде не надо ностальгировать. Лучше прислушаться к его указаниям и жениться на еврейке. О местечке не надо петь. Там нужно просто жить. Местечко — это такое место, где живут еврейские семьи. Где евреи женятся на еврейках и растят еврейских детей. И воспитывают их так, чтобы те тоже женились на еврейках. И тогда настоящий, а не воображаемый «скрипач а-идиш Моня» будет играть на еврейских свадьбах…

 

Трагедия гиюра

 

Хочу поговорить с тобой о гиюре.

Гиюр – это принятие еврейской веры. Тора позволяет человеку другой национальности прийти к евреям, и попросить его принять. Если евреи согласятся, этот человек присоединится к избранному народу. Если откажут – уйдет восвояси. Не простые евреи принимают это решение, а раввинский суд. И суд при этом руководствуется не своими личными мыслями и чувствами, а священными законами Торы.

Один из этих законов говорит, что судьи должны выяснить, нет ли какого-либо меркантильного соображения, из-за которого этот человек хочет присоединиться к евреям. Если это парень — нет ли еврейки, приглянувшейся ему. Если девушка — не идёт ли речь о еврейском юноше, понравившемся ей. А может, ей хочется быть, как все, так как она живёт в стране, где евреи в большинстве. Или евреем быть почётно по другим соображениям. Во всех этих случаях суд вежливо отказывает. То есть, процесс гиюра вообще не начинается, когда был выявлен меркантильный повод.

Если никаких побочных мотивов обнаружено не было, судьи постараются отговорить кандидата от обращения в иудаизм. Не для галочки, а на самом деле отговорить. Чтобы ушёл и больше не вернулся. Так лучше и для евреев, и для самого кандидата.

 

Гиюр не нужен никому

 

С точки зрения Торы, никому и никогда не нужно принимать гиюр. Всевышний создал народы мира. Всевышний избрал евреев из среды народов. Всевышний отделил евреев от других наций сотнями запретов и ограничений. Между евреями и народами мира с тех пор стоит стена. Не для того, чтобы её разрушить. Это ещё одна граница мира, проведенная Творцом.

На исходе субботы мы говорим в молитве: «отделивший святое от будничного, свет от тьмы, евреев от народов мира, субботу от шести дней творения». Кто посмеет разрушить эти границы? Кто замахнется на отделение света от тьмы, субботы от будней?

Если этот кандидат хочет служить еврейскому Богу по законам Торы, то он должен остаться тем, кем его родили отец и мать. Тем, кем его сотворил Владыка мира. И будучи самим собой – служить Всевышнему. Для народов мира в Торе сформулированы семь заповедей потомков Ноаха. За их исполнение обещана участь в будущем мире. В этом — миссия человека на Земле.

Я тебе привожу эти аргументы, чтобы ты выучил, как Тора смотрит на этот вопрос. И не поддавался на всякие попытки фальсификации, которые придумывают ассимилированные евреи. А тему гиюра эти господа просто обожают. Для них гиюр – метод разрешить и оправдать смешанный брак. Ты подрастёшь и узнаешь, что всегда и везде, где настоящие евреи противостоят ассимилированным, где верные своему народу воюют с предателями – возникает и обсуждается тема гиюра. Эта тема, как навязчивая идея, как бред параноика, не оставляет еврея, женатого на нееврейке. И не только его самого, а десятки общественных организаций, защищающих права смешанных семей. Диспут о гиюре – вечный спутник евреев в изгнании.

Извини, я оговорился. Не вечный спутник. Гиюр возникает на повестке дня лишь тогда, когда евреям хорошо. И совсем угасает, когда евреям плохо. Не было проектов по обучению украинцев иудаизму при Богдане Хмельницком. Никто не основывал специализированные раввинские суды по гиюру при Симоне Петлюре. Евреи не вывешивали лозунги «Народ начинается с тебя!» на улицах Германии при Адольфе Гитлере. И куда же подевались праведные иудейские прозелиты в эти сравнительно длинные промежутки истории?

Как-то Тора потеряла привлекательность под казачьей булавой…

Не идёт Талмуд с привкусом газа «Циклон-Б»…

Так вот, я продолжаю свой рассказ о порядке гиюра. Суд отговаривает кандидата. Не за страх, а за совесть отговаривает. Чтобы отказался от своей идеи и оставил нас в покое. Где-то уже прошел слух, что нужно отговаривать три раза, для проформы. Не слушай, родной, этих невежд. Это они всё придумали, чтобы превратить гиюр в формальность, и потом быстренько пропустить своих жён и детей. Судьи не шутят и не играют в игры. Кандидату описывают истинное положение дел. И само это описание уже должно заставить отказаться от гиюра.

По Торе, в момент гиюра новообращённый отрезается от предыдущей жизни и как бы заново рождается. Он теряет связь с предками, да и с родственниками вообще. По закону Торы, брат и сестра, прошедшие гиюр, могут пожениться. Потому что они больше не родные. Мудрецы запретили такой брак по социальным соображениям. Но суть не изменилась. Человек отрекается от своего прошлого. От бабушек и дедушек. От отца с матерью. Они ему будут чужими. Он их покидает навсегда. После гиюра, ему нельзя будет обнять мать, нельзя будет подать ей руки, как чужой женщине. Неужели она это заслужила? Зачем на пути своего духовного поиска жертвовать самым дорогим в жизни? Зачем пытаться насильно прилепиться к народу, где тебя никто не ждет, где тебе никто не рад, а взамен потерять родных и близких, дарованных тебе с рождения? Никому гиюр не нужен. Ни одному человеку на Земле.

Гиюр начинает новую линию судьбы в жизни человека. Старая жизнь уходит, с хорошим и плохим. Начинается новый, чистый лист. Кто сказал, что эта судьба будет лучше? Нет никакой гарантии этого. Может быть, кандидат думает, что Тора ему гарантирует успех и счастье в случае исполнения её законов. Так вот, Талмуд нам сообщает, что несчастья и страдания преследуют прозелитов в нашем мире. И на самом деле, жизнь истинных геров, известных нам в истории, была полна страданий.

То есть гиюр – это «еврейская рулетка». Выбрось свою судьбу и попробуй вытянуть новый билет. Причём в новой жизни ты уже будешь один-одинешенек. Без заслуг предков, без папы с мамой, без кола, без двора. Может, всё-таки не стоит рисковать? Нет, если хорошенько разобраться, гиюр вообще никому не нужен.

 

Непосильная ноша

 

Если кандидат не отказался от своей затеи, суд должен выяснить, готов ли он принять на себя обязанность исполнять все заповеди Торы, со всеми добавочными запретами мудрецов. Судьи приводят примеры различных заповедей, сложных и простых. Человек должен понять, что он принимает тяжёлое, трудновыполнимое обязательство. Законы Торы проникают во все области жизни. Они диктуют, что кушать, на каком боку спать, как завязывать шнурки. Они ограничивают человека в ведении бизнеса, в отношениях с собственной женой, в выборе мыслей и слов. Талмуд говорит, что когда Акила, племянник римского императора Тита, решил перейти в иудаизм, ему во сне пришел сам Тит, и попытался его отговорить. Главным аргументом был следующий: «Их законы многочисленны, и ты не сможешь их выполнять».

Действительно, когда человек идёт в банк и берет ссуду, он должен просчитать, сможет ли её вернуть. При зарплате в тысячу долларов банк, как правило, не даёт ссуду в миллион. Принятие заповедей Торы – тяжелейшее обязательство на всю жизнь. А в случае неудачи – нет никакого прощения и нет пути назад. Ты ведь сам выбрал, никто не неволил. Когда еврей, рожденный еврейскими родителями, не соблюдает те или иные заповеди Торы, Всевышний найдёт аргументы в пользу облегчения вины. Человек не виноват в плохом воспитании, попал в дурное окружение, мир полон соблазнов и тому подобное. Но для прозелита всё это не актуально. Зачем взвалил на себя повышенные обязательства? Зачем поспорил со Всевышним о правильности своей национальной принадлежности? Разве не устроили тебя семь заповедей, данные народам мира? Сам выбрал свой путь — плати по счетам! Как говорится: ни любви, ни тоски, ни жалости…

 

Навсегда чужой

 

Если кандидат принял все условия суда, и суд не нашел со своей точки зрения каких-либо противопоказаний, принимается решение о проведении самой церемонии. После церемонии новоявленный прозелит вливается в еврейскую среду.

Могут ли евреи его принять, как своего? В Торе есть заповедь не притеснять гера и проявлять к нему любовь. Ведь евреи сами были пришельцами в Египте, и должны понимать душу прозелита. То есть на социальном уровне нельзя ущемлять права гера, нельзя его унижать, пользуясь его беспомощностью. Все это соответствует нормальной морали. Недаром рядом с герами упоминаются и другие слабые члены общества, вдовы и сироты.

Вопрос, однако, в другом. Должны ли евреи вообще забыть о национальном происхождении прозелита и вести себя по отношению к нему, как к обычному еврею? Принимают ли его евреи, как своего?

Посмотрим, что написано в наших книгах.

Рабби Йегуда, автор Мишны, советует своим сыновьям никогда не жениться на женщине, прошедшей гиюр.

В четырёх местах Талмуд говорит, что геры тягостны для еврейского народа, как проказа.

В двух местах Талмуд утверждает, что геры задерживают приход Машиаха.

Рамбам (Маймонид) добавляет, что во всех случаях восстания против Бога в пустыне – именно прозелиты были зачинщиками и подстрекателями.

Мидраш говорит, что после обращения нельзя доверять герам на протяжении семи поколений, «чтобы убедиться, что вода не вернется к своему источнику».

Надеюсь, тебе становится понятным моё истинное отношение к прозелитам. Я привел несколько цитат просто для пробы. На самом деле есть намного больше источников на эту тему. Я надеюсь, что ты сам сумеешь изучить эти материалы, когда вырастешь.

Хочу тебе сообщить, что евреи не уникальны в своем отношении к чужакам. В любом народе, в любой культуре ты найдешь подобные чувства и веяния. Вот, для примера, русские пословицы о еврее-выкресте:

Жид крещёный, что волк приручённый
Жид крещёный, что вор прощёный.
Жид крещёный, что недруг примирённый.
Жид крещеный, что конь леченый.
Жид и кадилом хлеб добудет.
Жид и ладаном готов надымить, только бы деньгу добыть.
Молебен жидом пет, а пользы всё нет.

 

По сути — та же проблема. Человек меняет вероисповедание, старается приблизиться к чужим, а ему просто не доверяют.

 

Дома как в гостях

 

Но это еще не всё. Допустим, мы поверим геру и попытаемся вместе забыть его прошлое. Будем считать его своим. Примем в свою семью. Пройдет ли такой эксперимент?

Талмуд говорит, что в присутствии прозелита и его потомков до десятого колена, нельзя говорить нелестно о неевреях. Это значит, что в нашей семье не на любую тему можно будет говорить открыто. Это значит, что анекдот про русского или украинца в присутствии гера рассказывать не будем. Да ладно анекдот, — вообще тема межнациональных отношений будет под запретом. Всё время нужно будет думать: не оскорбишь ли ты гера. А его обижать нельзя по закону Торы. То есть тот еврей, кто согласится отнестись к геру на равных и забыть о его прошлом, просто будет навсегда приговорен к домашней цензуре, к постоянной «публичной» жизни. А когда в такой паре, — у еврея и прозелитки, например, — рождаются дети: как быть с их воспитанием? Как преподать сыну закон Торы о запрете смешанного брака, когда при его маме нельзя задеть словом представителей других наций? Такому ребёнку уже не скажешь просто, как я тебе: сынок, женись на еврейке. Неужели стоит ставить себя в такие рамки в своём же доме?

Мне рассказал один советский еврей из Львова:

— Мама мне сказала, что жениться нужно на еврейке. На мой вопрос «почему?», мама ответила: «Женишься на еврейке, она тебе расскажет анекдот про евреев, — будете вместе смеяться. А женишься на нееврейке, она расскажет такой же анекдот, — и ты обидишься». Сердце еврейской мамы подсказывает мудрые вещи.

Я тебе рассказал, как евреи испокон веков смотрели на гиюр. Сейчас мы живём с тобой в Израиле. Здесь евреи попали в необычную, непривычную ситуацию. Я уже объяснял тебе, как Израиль повлиял на чувство национального самосохранения. Так вот, вопрос гиюра – один из довольно острых для израильского общества. И с еврейской точки зрения, израильский гиюр несет реальную опасность для сотен тысяч местных евреев.

Но я расскажу тебе всё по порядку. В таких важных вопросах нельзя комкать информацию, нельзя недоговаривать.

 

«Догиюрим и перегиюрим»!

 

Двадцать пять лет назад, когда десятки тысяч людей разных национальностей стали приезжать в Израиль, правительство решило, что их всех нужно сделать евреями. Зачем? По разным причинам. Американские евреи, которые дают щедрые пожертвования на Израиль, начали задавать неудобные вопросы. Дескать, кто такие репатрианты — евреи, возвращающиеся домой, или русские, ищущие убежище от развала СССР? «Не хотим спонсировать обустройство в Израиле чуждых нам людей». Арабы тоже подключились со своей стороны. Вот, мол, «с евреями мы ещё кое-как готовы делить эту землю, конечно не без терактов и взрывов, но с русскими и украинцами – никогда. Почему же вы завозите десятки и сотни тысяч людей разных национальностей?» Израильские власти поспешили ответить и тем, и другим: «Нет никаких русских, все евреи. У нас ведь еврейское государство, значит, к нам едут одни евреи. Ну, а те из них, кто не евреи – так ведь они все завтра примут иудаизм. Это же обычные прозелиты, наши, родные. Мы ведь не откажем герам в праве на нашу общую историческую родину».

Теперь осталось уговорить русских эмигрантов сделать гиюр, а раввинов — всё красиво оформить. Начали с раввинов. Но тут произошла неприятная задержка. И Главный раввинат, и управление раввинских судов единодушно отказались исполнить государственный заказ на массовое «огиюривание» новоприбывших. Согласно Торе, такой вариант просто не рассматривается. Я тебе уже рассказал, что такое истинный гиюр. И ты сам можешь понять: если даже гиюр одного человека считается нежелательным делом, — что говорить об обращение целых стадионов? Так вот, раввины оказались непослушными. Но государство не растерялось. Оно решило так: «Не хотят эти, найдутся другие. Мы наберем новых раввинов из безработных. Придумаем для них новые раввинские суды. Назовем их: «специализированные суды по гиюру». И дело в шляпе. Только при отборе этих новых раввинов мы уже будем действовать осторожно. Несогласные останутся дома, а на работу будут наняты хорошие, добрые раввины».

Те, которые понимают, что «партия сказала надо – народ ответил: есть!»

Ты спросишь, откуда взять таких раввинов? Почему они пойдут на эту проклятую службу? Есть у этих казённых раввинов свой резон. Во-первых, некоторые из них считают решения израильского правительства святыми. Нам, советским евреям, такое отношение знакомо. В СССР тоже работали казённые раввины. Есть такой анекдот: «Жалуется секретарь обкома: никак не могу найти подходящего кандидата на должность раввина. Дело в том, что есть три условия: он должен быть партийным, знатоком Талмуда и не евреем. И как мы ни стараемся, всё не получается: если партийный и знаток Талмуда, то еврей. Если не еврей и знаток Талмуда — то беспартийный. А если партийный еврей – то Талмуда не знает».

Вот и в Израиле, в духе этого анекдота, есть партийные раввины.

Но это ещё не всё. Настоящая катастрофа началась тогда, когда казённые раввины под заказ государства подогнали идеологию. Вот это действительно страшно. Простыми словами: когда евреи вредят сами себе — это полбеды, но когда они ещё и уговаривают себя, будто вред — это польза, беда уже полная.

Какую идеологическую базу можно подогнать под массовый гиюр? Смотри, сынок, мне не просто тебе объяснить это. Твой естественный интеллект, твоя чистая еврейская душа не смогут так легко понять это извращение. И я не хотел бы тревожить тебя картинами уродства. Просто я опасаюсь, как бы не опоздать. Мне очень важно дать тебе истинную картину мира до того, как злые веяния улицы захватят твое сознание. Надеюсь, что польза от наших с тобой бесед окажется больше урона.

 

Тушить пожар бензином

 

Так что же придумали нанятые на работу раввины, чтобы убедить себя и окружающих в пользе массового обращения русских в иудаизм? Они утверждают, что таким образом они предотвратят смешанные браки и сохранят еврейский характер Государства Израиль. В это трудно сразу поверить, но именно это они и постулируют уже два с половиной десятилетия.

Идея проста. Если в Израиль приезжают девушки других национальностей, евреи не выдерживают и на них женятся. И дети у них родятся уже не евреями по закону. А мы все страстно хотим сохранить Израиль еврейской страной. Осталась мелочь – обратить русских в иудаизм. И волки сыты, и овцы целы. Израиль – еврейская страна, и женись, на ком хочешь.

Эти идеи напоминают мне ещё один советский анекдот. «Взяли в пограничные войска корейца. Тот каждый день возвращается без служебной собаки. Проверили, в чём дело. Оказалось, что он её просто съедает. Решили вылечить корейца с помощью гипноза. Врач сделал установку:

— Ты — не кореец, ты – еврей! Ты — не кореец, ты – еврей!

Опять пустили беднягу на границу, и тот опять вернулся без собаки. В чём дело? Слежка за корейцем показала, что тот, приведя собаку в лес, делает у неё над головой магические пассы и приговаривает проникновенным голосом:

— Ты — не собака, ты — курица, ты — не собака, ты — курица…»

Кроме предотвращения смешанных браков посредством объявления всех русских евреями, наши злополучные раввины забрели ещё дальше. Им начали мерещиться в госзаказе исполнения библейских пророчеств о том, что Израиль станет светочем для народов, и что новый свет засияет в Сионе. В общем, чтобы оправдать свой маленький гешефт, они разыгрались не на шутку.

И вот появились на свет «специализированные суды по гиюру». Но этого ещё мало. Нужно было начать одурманивать население профессионально. В десятках городов открылись годичные курсы по иудаизму. Учебу оплачивает государство. Евреям вход воспрещен. Прошу прощения, не всем евреям. Если еврей состоит в смешанном браке, то ему можно посещать курсы вместе с русской женой. То есть для «откошеривания» смешанного брака нужны двое.

И тут нашлись безработные учителя по иудаизму. Несчастные советские евреи, по наивности предполагавшие, что в Израиле они смогут преподавать Тору и традиции своим братьям, ошиблись. Это как раз никому и не нужно. Тора превратилась исключительно в инструмент исполнения госзаказа.

Не все преподаватели клюнули на авантюру. Мой друг, еврей из Бобруйска, Игорь Горелик, преподавал на таких курсах иврит и основы еврейской веры для новоприбывших. Курсы иврита стали со временем не в моде, и тому же коллективу предложили продолжить преподавание иудаизма в качестве подготовки к гиюру. Большинство согласилось. А Игорь ушел в маляры, и работает маляром по сей день. Не согласилась еврейская душа идти на сделку с совестью ради заработка. Игорь отлично понял, кому и для чего нужно это преподавание. Любое, даже не престижное занятие лучше, чем нанесение вреда евреям под личиной распространения знаний Торы.

 

Гиюрный маразм

 

Итак, гиюрный ком покатился и стал набирать обороты. Присоединилась реклама. Лозунги типа «Народ начинается с тебя!» и «Еврейский народ – народ геров!» появились в газетах и в Интернете. Рядом с лозунгами размещались фотографии славянских девушек под хупой с семитскими юношами, а также многочисленные звёзды Давида, раскрашенные в бело-голубых тонах.

Однажды гиюрная реклама докатилась, по моему мнению, до полного маразма. В сети появился баннер, на котором был изображен воробей, прыгающий по крыше. Воробей был одет в пиджак и шляпу, и носил пейсы. Текст баннера выглядел так:

 

«Идет по крыше воробей, он тоже маленький еврей!

Смог воробей – сможешь и ты!

Гиюр! Народ начинается с тебя!».

 

Когда мне друзья рассказали об этой рекламе, я сначала не поверил. Думал, что это фальсификация. Но потом в сети увидел этот баннер в натуральную величину, во всей красе. Занятно, что незадачливые авторы баннера в качестве образа еврея использовали старинное, славянское, антисемитское сравнение с воробьем. «Жид как воробей, — где бы ни сел, там и наестся», — гласит русская пословица. Не заметили гиюрщики, как подспудная ненависть к евреям вылезла из их проекта, словно шило из мешка.

Интересно, что в израильских СМИ постоянно твердят о том, что толпы русских иммигрантов мечтают обратиться в иудаизм, а злобные раввины им не дают. На самом деле, ситуация в точности противоположная. Нанятые на проект раввины принимают практически всех желающих. А вот русские как раз и не спешат предать своих матерей, отказаться от своей нации. Вместо ожидаемых трёхсот тысяч прозелитов, за все годы их накопилось всего пара десятков тысяч. Но государство не унывает. Увеличивается бюджет «Управления по гиюру». По моим сведениям, он достигает шестидесяти четырёх миллионов шекелей в год.

 

Русские «кантонисты»

 

Гражданский проект по обращению русских не дал результатов. К делу подключилась армия. Идея обращать нацменьшинства в свою веру в армии — не нова. Русский царь Николай Первый поступал так с евреями. Мы его законно считаем антисемитом. И вот израильские власти прибегают к тем же методам. В течение армейской службы русским солдатам настойчиво рекомендуется прослушать курс лекций по иудаизму, провести милые субботние дни в еврейских семьях, покататься по Израилю. Всё это за счёт срочной службы. По окончании курса предлагается тут же принять новую веру. Армейский раввинский суд уже ждёт. «Заходи, не бойся, выходи, не плачь». А если согласился предать мать родную – на тебе и подарочки. Пара тфилин (филактерии) стоимостью в тысячу шекелей, и два набора посуды — для мясной и молочной пищи. Кстати, евреям в Израиле никто не дарит ни тфилин, ни посуду.

Армейский гиюр преуспел и обогнал гражданский. И вот пошла серия новых иудеев, усталых и довольных. И в армии отслужили, и веру поменяли. Мне как-то рассказывала одна еврейская бабушка об успехах своей внучки в Израиле: «Такая славная девочка, получила аттестат зрелости, поступила в университет, прошла армию, гиюр…».

 

Отмена гиюра

 

Ну, а как реагируют на всю эту гиюрную гонку настоящие раввины? Да, сынок, они все еще существуют, несмотря на все усилия государства. Мнение настоящих раввинов выразилось несколько лет назад в постановлении Верховного раввинского суда. Это была инициатива раввина Авраама Шермана. Я хочу, чтобы ты запомнил это имя. Думаю, что в еврейской истории оно будет не раз упомянуто. Я знаю этого человека лично, и считаю его незаурядной личностью. Раввин Шерман не побоялся, открыто выступил против «линии партии» и чуть не лишился своего поста. В наше смутное время, такое поведение тоже является самопожертвованием.

Постановление раввина Шермана ретроспективно отменило гиюр у девятнадцати тысяч человек. Главный аргумент: гиюр невозможен при неполномочном раввинском суде. А «специализированные суды по гиюру» как раз и являются сборищем неполномочных судей. Почему? Да просто потому, что вместо еврейского Закона пользуются фальшивой идеологией и указками партийных функционеров. Вместо защиты евреев от смешанных браков они вводят в заблуждение и евреев, и русских, называя русских герами. В таких судах невозможен гиюр, даже для серьёзно настроенных кандидатов.

 

Развалины гиюрной лавки

 

Итак, что же получается в итоге всей этой истории? Несчастные русские парни и девушки попали в непростой переплёт. Со своим сертификатом о гиюре они  стали темой для раввинских диспутов ещё на сто лет вперед. Казённые раввины будут твердить, что эти молодые люди — истинные прозелиты. Раввин Шерман, — а его мнения придерживается большинство современных раввинов, — считает их русскими, каковыми они и являлись до гиюра. И ещё есть третье мнение. Это мнение тех, кто считает приобретенный статус сомнительным. То есть, поскольку мнения раввинов разошлись, то прошедшие гиюр люди – ещё не евреи, но уже и не русские. Ни то, ни другое. Ни рыба, ни мясо. Этот сомнительный статус страшнее всего. Таким людям многое запрещено. Им нельзя сочетаться религиозным браком с евреями — а вдруг они русские. Но и девушкам нельзя выйти за русского — а вдруг они всё-таки евреи. Для них нужно будет написать новый свод законов, состоящий из всевозможных запретов. Такого и врагу не пожелаешь. И все эти раввинские дискуссии будут преследовать таких девушек всегда. А потом перейдут на их детей и внуков.

Упомянув девушек, я не оговорился. Подавляющее большинство израильских прозелитов – это женщины.

Государство Израиль повело себя в вопросе гиюра в лучших традициях слона в посудной лавке. Вмешалось, и разрушило систему принятия гиюра до основания. Сегодня в Израиле негде пройти настоящий гиюр. Просто негде. Частные раввинские суды не признаются государством. А казённые – не признаются многими раввинами. В общем-то, это всё к добру. Гиюра нет, да он никому и не нужен.

Проблема в другом. Постоянная реклама гиюра угрожающе ослабила у израильтян чувство национального самосохранения.

Ко мне подошел однажды сотрудник с вопросом. Молодой парень, израильтянин. У него был небольшой физический дефект, и поэтому он затруднялся найти спутницу жизни. Вопрос звучал так:

— Если я привезу проститутку из Украины, как ей сделать гиюр?

У бедолаги не было проблем насчет морального облика будущей избранницы. Весь вопрос: как её обратить в иудаизм?

Этот вопрос – знаковый. Вместо запрета жениться на нееврейке, у простого израильтянина возник новый образ мыслей: следует «обгиюрить» свою избранницу. И самое страшное то, что соучастие раввинов в этом преступлении создало иллюзию, будто и Тора согласна с такими мыслями.

В Торе написано: «Не сочетайся с ними браком, дочь свою не отдавай за сына его, и дочь его не бери для сына твоего».

Современный израильтянин читает: «Бери дочь его, но не забудь привести к раввинам, они все устроят».

Согласно Торе, гиюр невозможен на фоне смешанного брака. Для современного израильтянина гиюр отменяет понятие смешанного брака. То есть, государство со своими подельниками разрушило процессы принятия гиюра до основания, а с ними — и национальный иммунитет евреев Израиля.

 

Плач еврейки и запрет гиюра

 

Я тебе уже объяснил, что главные жертвы смешанных браков – это еврейские женщины. Поскольку гиюр используется ассимиляторами для оправдания смешанных браков, то и главными жертвами гиюра стали еврейки. Говоря простым языком: каждая «огиюренная» русская – это еще одна еврейка без мужа.

Я встретился по работе с советской еврейкой средних лет. В разговоре я мимоходом упомянул гиюр. Женщина расплакалась. Речь шла о совершенно других делах. Это была её непроизвольная реакция на конкретное слово. В ответ на мой деликатный вопрос она объяснила:

— Мы приехали с мужем в Израиль. Он меня бросил и ушёл к русской. А теперь она сделала гиюр, и у них даже была хупа. У меня с ним не было, а у неё была…

Когда Эзра услышал, что многие евреи привели из Вавилона чужеплеменных жён, он просидел три дня в посте и проплакал. К нему присоединился народ. Люди садились рядом с ним на землю и «плакали великим плачем». Комментирует Мальбим: «женщины плакали с Эзрой из-за мужей, которые их бросили и ушли к нееврейкам».

В 1956 году раввин Рахамим Нагори из Алжира обратился к известному израильскому раввину Элиэзеру Вальденбергу с вопросом. Дело в том, что евреи Алжира стали тысячами вступать в смешанные браки с француженками. И при каждом таком браке предпринималась попытка обратить женщину в иудаизм. Раввин Нагори спрашивает: «Что делать еврейским девушкам? Перед ними два пути, каждый из которых горше смерти. Они могут сидеть в девках до седых волос. И могут сами обратиться к нееврейским юношам. Как поступать настоящему раввину перед лицом грядущей катастрофы?»

Раввин Вальденберг ответил: «Полностью прекратить гиюр! Как только гиюр превращается в метод оправдания и легитимации смешанных браков – он отменяется».

В своём ответном письме, интересном не только раввинской ученостью, но и проявлениями настоящего еврейского чувства, раввин чётко аргументирует свое решение. Его главный пример – Эзра. Почему Эзра не подумал о гиюре? Взял бы, да и «огиюрил» несколько тысяч вавилонянок? Как он посмел выгонять вместе с ними их мужей? Разве ему не нужны были мужские руки для войны и строительства Храма? Ответ простой. Когда смешанные браки превращаются в тенденцию, когда идёт речь не об одном оступившемся еврее, а о тысячах, — это время решительных действий. И одно из них — это полный запрет гиюра.

Вот, сынок, такая картина. Вот Израиль две с половиной тысячи лет назад при Эзре. Вот Алжир полвека назад при раввине Нагори. Вот наша, современная катастрофа. И действовать мы должны по совету раввина Вальденберга. Всеми силами, всеми доступными нам средствами пытаться остановить смешанные браки.

Ясное дело, что в современном Израиле, когда идет речь о сотнях тысяч смешанных браков, гиюр должен быть отменён. Нам должны быть важнее судьбы наших сестер, чем духовные искания русских девушек. Мы никогда не признаем проклятый гиюр, никогда не будем оправдывать смешанные браки. Вместо милосердия к чужим, мы будем защищать, и любить еврейских девушек.

Вместо гиюра нужно донести до ума и сердца каждого еврея простое правило: жениться нужно только на еврейке!

 

Тора — эликсир жизни или яд?

 

Я упомянул о казённых раввинах. Хочу объяснить тебе это явление подробнее. Очень важно для еврея не путаться в основных понятиях. Необходимо быть защищённым от влияния злых идей и недобрых идеологов.

Кто такие эти раввины? Почему изучение Торы не сохранило их от тяжелых ошибок? Как под маской раввина может скрываться человек, наносящий вред евреям?

Талмуд говорит, что если человек достоин – Тора станет для него эликсиром жизни, а если не достоин – то Тора будет для него ядом. В хасидских книгах написано, что каждый раввин стоит на тонкой грани, разделяющей приведение евреев к исполнению заповедей, и совершение массовых грехов. Мы понимаем, что сама Тора не гарантирует человеку духовный уровень. Мы учим, что Тора дает человеку силу. И эту силу он может использовать либо на добро, либо на зло. Это как ядерная реакция. Может осветить целые города, а может и разрушить.

Чтобы объяснить тебе лучше суть ошибки раввинов, прокламирующих гиюр, я хочу поговорить об отношении Торы к евреям вообще. Я хочу тебе объяснить, что еврейское внутреннее чувство, чувство любви к своему народу, должно предшествовать Торе. Предшествовать и быть основой. Другими словами, еврей начинает свой путь к Всевышнему с осознания себя евреем, и с ощущения, что его народ особенный. Потом, на основе этого ощущения, придёт изучение Торы и соблюдение заповедей. Он будет изучать Тору, поскольку он еврей. Ведь еврею в первую очередь подобает изучить еврейскую мудрость. Он начнёт исполнять заповеди, поскольку он еврей. Ведь еврею к лицу надевать тфилин и соблюдать субботу. Он будет жить среди евреев, говорить по-еврейски, воспитывать детей евреями, поскольку он еврей. Получается, что весь еврейский образ жизни, стоит на едином, мощном фундаменте – еврейском самосознании, любви к евреям.

А что произойдёт, если возвести постройку без фундамента? Горе этой постройке. Что будет, если у еврея не развито еврейское самосознание, если он не любит евреев особой, внутренней любовью? Может ли он, тем не менее, вести себя по-еврейски? Безусловно, может. Но это ненадёжное здание в конце концов не устоит. Допустим, еврей изучает Тору только потому, что его родители направили его в йешиву. А в йешиве ему объяснили, что если он станет знатоком Талмуда – ему предложат хорошую невесту, из уважаемой семьи. А потом он сможет стать раввином, и все будут вставать, когда он будет заходить в синагогу. Вырастет наш ученик большим учёным, удачно женится и займёт престижный пост. Но вся эта оболочка выросла без души. Здание без фундамента. Не для евреев всё это. Нет здесь еврейского сердца. Нет любви и переживания за своих родных. И тогда Тора проявляет свою обратную сторону. Она становится ядом. И для самого раввина, и для окружающих евреев.

И такие люди, в момент тяжелых испытаний для еврейского народа, не смогут правильно сориентироваться. Они и сами запутаются, и других запутают. Помнишь, я тебе рассказал, что раввин Вальденберг решил запретить гиюр. Чтобы остановить смешанные браки. Я подчеркнул, что в его письме, чувствуется не только знание Торы, но и настоящее еврейское чувство, любовь к евреям. Когда заходит речь о судьбе еврейских девушек, которые останутся без мужей, он говорит о них, как о родных. Это не мертвая материя ученых рассуждений. Это свои, родные, любимые. Такой еврей, с такой душой, с таким сердцем – становится настоящим раввином. Он способен сделать великие поступки. Его Тора – эликсир жизни.

А непутёвые, казённые прихлебатели берут те же знания и варят из них яд. Тут уже и гиюр становится предотвращением смешанных браков. Вместо приближения еврея к Торе – «окошеривание» возлюбленной. Вместо ограждения евреев от прочих народов – «огиюрим и перегиюрим Америку»! Вместо любви и жалости к своим сёстрам – умиление и слёзы радости при виде русской девушки, читающей молитву «Шма». Маймонид ещё восемьсот лет назад описал таких раввинов. И рассказал, что всегда, когда евреем быть выгодно, когда возникает поток претенденток на брак с евреями, эти горе-раввины появляются, чтобы «обгиюрить» нееврейских девушек. История повторяется.

Про этих раввинов Талмуд говорит: «Беда за бедой будут преследовать тех, кто принимает геров»!

Не может быть иначе у тех, на чьей совести слезы и горе наших матерей и сестёр.

Сынок, ты скоро начнешь учить Тору. Очень важно, чтобы для тебя она стала эликсиром жизни. Для этого нужно правильно строить. Положить мощный фундамент – любовь к евреям. Из любви к евреям учить Тору и исполнять заповеди. Такая Тора никогда не навредит своим. Она оградит тебя и других евреев от любого зла. Научит тебя и других евреев простому, важнейшему правилу: жениться нужно только на еврейке!

 

Как противостоять смешанным бракам? Методы советских евреев

 

Как противостоять смешанным бракам?

Какими доводами можно спасти еврея, находящегося в опасности?

Как воспитать еврейского ребенка, чтобы он сам смог выдержать испытание?

Вот несколько рассказов, которые я слышал от советских евреев.

Соня (1940 года рождения, г. Рига) рассказывает:

— Родители запрещали мне дружить с неевреями. В день нарушения запрета, который я провела в компании девочки Марты, домой я пришла с просьбой объяснить смысл определённого матерного выражения…

Жанна Житницкая (г. Минск) рассказывает:

— Мой папа просматривал списки моих одноклассников в школе и однокурсников в институте. Еврейские имена помечались птичкой. Только с обозначенными соучениками мне разрешалось дружить.

Исаак Житницкий (г. Минск) рассказывает:

— В нашей компании не было смешанных пар. Когда еврей женился на нееврейке, мы начинали относиться к нему с подозрением.

Э. (г. Одесса) рассказывает:

— Встретились с моим будущим мужем на уборке урожая. Он не знал, как выяснить еврейка ли я, и при этом не обидеть. Решил пойти косвенным путём и спросил: «Скажите, а если бы ваши родственники оставались в Одессе во время войны, они бы выжили?»

Удивительно и грустно, но этот вопрос оказался очень уместным, так как, действительно, вся моя семья погибла в Одессе…

Семейная пара (поженились в 1960-е, в Белоруссии). Муж рассказывает:

— Мои родители проживали в Борисове, а я уехал в Гомель, где и повстречал свою будущую жену. Познакомился с её семьёй. По телефону сообщил отцу имена родителей. Хотя имя и отчество мамы были однозначно еврейскими, её девичья фамилия прозвучала для отца недостаточно типичной. Отец взял на три дня отпуск, (он был военным) и приехал на поезде в Гомель. Он проделал шестичасовой путь, чтобы лично познакомиться с семьёй предполагаемой невестки. Лишь заручившись его одобрением, я смог сделать предложение.

Григорий Ефимович Луковский (г. Москва) рассказывает:

— В московском метро у моей мамы было любимое занятие – обсуждать национальность пассажиров. Кульминацией, естественно, являлось обнаружение еврейского лица и последующая мне его демонстрация, полная торжества и радости. Сегодня мама проживает в Израиле, в городе Кирьят-Шмона, но своих пристрастий она не изменила. Она то и дела выискивает славянские лица среди прохожих. Ну, и эмоциональная окраска этих находок, как нетрудно догадаться, прямо противоположна вышеупомянутой, московской.

Алла Аркадьевна Лучинская (г. Винница, 1958 года рождения) рассказывает:

— Ко мне приехал из Киева мальчик, Славик Кривуляк, делать предложение. Он был украинец по национальности, интеллигент, врач по специальности. Родители заперли меня дома на три дня. Я угрожала самоубийством, сказала, что прыгну с балкона. Мама открыла дверь на балкон и сказала: «Прыгай!»

Но я передумала. И прыгать, и выходить замуж.

Розенблит Мира Яковлевна (г. Бельцы, 1950 года рождения) рассказывает:

— Я уехала в Ленинград учиться, в 1968 году. Встретила русского парня, старовера. На втором курсе повезла жениха знакомиться с родителями. Они ему ничего не сказали. Потом, когда мой жених уехал, они мне сообщили: «Ты учиться больше не поедешь».

Родители меня продержали неделю дома, но потом, благодаря моему обещанию не выходить за него замуж, отпустили. В 1970-м приехала моя сестра, Маня, меня навестить, и украла мой паспорт. Я сделала новый и вышла замуж за Юрия. Потом сестра про меня говорила (перевод с идиша):

— У неё золотое счастье: один золотой гой и две золотые шиксы…

Песина (Гуревич) Алла Исааковна (1950 года рождения, г. Днепропетровск) рассказывает:

— Когда мой младший брат привел русскую невесту, моя бабушка сказала, что это будет враг в семье. И я, и мама, и бабушка к ней так и относились. И брат тоже имел к нам претензию, что мы его Женю не любим.

Высоцкая Полина Наумовна (1951 года рождения, г. Мозырь) рассказывает:

— Мой брат Роман, на шесть лет меня младше, привел познакомиться свою невесту-нееврейку. Родители были в отъезде и я была вместо них. Я – очень прямой человек. Я сказала сразу ему и ей всё, что я думаю о таких браках. Я сказала, что «между вами пропасть, и вы никогда не станете семьёй». Национальная разница всегда будет разделять. В жизни и так много проблем, не хватало ещё и дома услышать «жидовскую морду». Брат не послушался.

Потом все мои слова сбылись. Не со стороны самой жены, а со стороны её семьи. При подготовке к свадьбе ее отец сказал:

— Мы из Сибири, и не знаем, кто такие евреи. Но нам сказали, что евреи грязные.

Я ему ответила:

— Грязь можно смыть, а алкоголизм – тяжелая болезнь (он был запойный).

Перед отъездом в Израиль моей маме стали названивать на работу и говорить по телефону гадости антисемитского содержания. Мама выяснила, что звонила сестра Роминой жены, старшеклассница. То есть, всё это дома звучало. С тех пор мы перестали общаться с её семьей.

Потом мы выехали в Израиль. Брат тоже, с женой и дочкой. Дочка здесь сделала гиюр и вышла замуж за еврея. Я во всё это не верю. Душа и мировоззрение остаются такими, как были у её мамы. Может быть, для своей семьи она и будет пытаться вести себя, как еврейка, но суть не меняется.

Когда моему брату было тяжело в Израиле, он однажды сказал:

— Я сделал ошибку, но я не могу бросить дочь, и назад дороги нет…

Мой брат заболел хронической болезнью на нервной почве. Врачи объяснили, что он живет в постоянном стрессе. В моём понимании, это просто другое название смешанного брака.

Шамис Людмила (1951 года рождения, г. Житомир) рассказывает:

— Моя тетя, Берта Гильевна, узнала, что её сын Нёма собирается жениться на гойке. Она спрятала его паспорт. Берта Гильевна была ведущим невропатологом в городе и имела обширные связи. Она позвонила своим знакомым в паспортный  стол и попросила сыну новый паспорт не выдавать. Нёма пошел в паспортный стол, и ему там заявили, что «у вас паспорт есть, и новый вам не выдадут». Время прошло, и гойка исчезла. Потом Нёма женился на Лиле Вейцман, и всё устроилось.

Левин Герман Александрович (г. Рига) рассказывает:

— Дважды чуть не влетел в своё время.  Меня спасло провидение Всевышнего, при активном содействии папы, который был совершенно светским, но говорил:

— Всё, что угодно, только на гойке – нет!

Я злился, но, видимо, что-то в подсознании воспринимал. А в критический момент (первый эпизод) инициативу у него явственно переняла первая участница сражения за мою душу, и я заболел, причём тяжело — месяц на бюллетене. Ни до, ни после много лет так не болел. А когда встал, жениться как-то расхотелось.

Во второй раз я, с попустительства папы, завел некие, как мне казалось, не обязывающие отношения. Но когда понял, что, если я не желаю быть полным мерзавцем, то надо или жениться, или разойтись, написал обстоятельное письмо, в котором объяснил нечто вроде того, как я понимаю «задачи еврейского народа» (о которых тогда внятного представления не имел). На этом наши отношения закончились.

Вот, сынок, эти истории, собранные мной из уст разных собеседников, помогают почувствовать нормальную еврейскую атмосферу в семье. Этот воздух, это настроение – первый шаг к предотвращению смешанного брака.

Что мы видим в этих историях?

Во-первых, национальная тема живо обсуждается. Никто не стесняется деления по национальному признаку. Никому не претит, что есть свои и есть чужие. Всем ясно, что женятся только на своих. В здоровой душе должен присутствовать здоровый эгоизм. В здоровом народе необходим здоровый национализм.

Во-вторых, детям ставится на вид запрет вступления в смешанный брак заблаговременно. Это и просмотр школьных списков, и запрет играть во дворе, и осуждение смешанных браков в семейных беседах.

В-третьих, родители активно принимают участие при выборе спутника жизни. Для такой цели отец готов взять отпуск на три дня и уехать, чтобы выяснить происхождение девушки. И дети уже научены при первой встрече выяснять главный вопрос.

В-четвёртых, если возникает нееврейский кандидат – принимаются все меры для предотвращения трагедии. Мать использует связи в паспортном столе, без стеснения противостоя браку. Тут не жалко и учёбой в университете пожертвовать; уместно подослать сестру, чтобы  украсть паспорт; и угрожать, что новый член семьи станет врагом. На войне, как на войне…

Советские евреи уникальны. Очень большая община была оторвана от Торы и заповедей. Осталась еврейская сущность. Сущность, которая выше всех внешних проявлений. И вот она давала этим дорогим для меня евреям выстоять во время всех испытаний.

Нам, их потомкам, стоит пристально вглядеться в обстановку советской еврейской семьи. Вспомнить разговоры на кухне и на днях рождения. Случайные реплики на идиш. Анекдоты. Вечные вопросы: «эр из а ид? эр из а хазер?»

Всегда и везде первым делом выясняется национальность. Будь то актёр, политик или телеведущий. Эти вставки в разговор, произносимые с лукавым выражением лица: «давке аид…»

Всё, всё должно быть нам родным и дорогим. Нужно вжиться в эту атмосферу и сделать так, чтобы она повторилась и в наших семьях. Чтобы продолжалась дальше, в вечность. Тогда и наши дети смогут вырасти защищёнными и сильными. Ведь вся жизнь еврея вращается вокруг одной оси – еврейской сущности. И автоматически раскроется главное проявление этой сущности: желание и решение жениться только на еврейке!

 

«Я бы приказал тебя убить!»

 

А вот ещё одна иллюстрация того, как работает завуалированное еврейское воспитание. Эта история произошла в Москве, в 70-е годы. Я её услышал из первых уст. В еврейской семье праздник, приехал дальний родственник из другого города. Родители принимают гостя на кухне. Накрыт торжественный ужин. Сынишка Аркаша чурается гостя и не приходит на кухню даже поздороваться. Родителям неудобно, и они несколько раз настойчиво зовут ребёнка, но тот не идёт. В конце концов, мать просит прощения и выходит за мальчиком. Через минуту она заходит на кухню и ставит ребенка перед гостем:

— Аркаша, поздоровайся с дядей Изей! Он из другого города к нам в гости приехал…

Аркаша стоит насупленный, глаза не поднимает. Мама ещё раз повторяет с нотками раздражения в голосе:

— Аркаша, поздоровайся! Так некрасиво!

Мальчик, не поднимая глаз, произносит медленно и чётко:

— Я тебя ненавижу. Ты – предатель! Если бы я был еврейским царём, то приказал бы тебя убить!

Родители с треском выгоняют ребенка из кухни и нервно переводят разговор на другую тему, стараясь загладить неловкость, вызванную детскими словами.

Дело в том, что дядя Изя много лет женат на русской женщине. Родители Аркаши не раз об этом упоминали, давая этому факту негативную оценку. Шли в ход мимика, интонации, иронические добавки на идиш. Ребенок всё понял просто. И в нужный момент без обиняков высказал своё возмущение гостю в лицо.

 

Отсталые родители или сын-предатель?

 

Мне могут возразить, что все эти националистические выпады – удел местечковых евреев и недостойны культурного, воспитанного человека. Дескать, наши предки в прошлом могли себе такое позволить, но мы, люди городские, с университетским образованием…

Я слышал однажды подобный аргумент. Дело было на работе. Шла речь о смешанной паре. Девушка, русская по национальности, пыталась обмануть раввинат. Ей это не удалось. Когда её генеалогия была выяснена, я беседовал наедине с её женихом, йеменским евреем. Он родился в Израиле, но его родители приехали из Йемена. Я сказал незадачливому парню, что вся его судьба и судьба его семьи оказались на грани катастрофы. Что тот шаг, который не сделал никто из его предков на протяжении десятков поколений, он собирается сделать с легкостью, да ещё и под звуки оркестра и овации гостей. Я добавил, что поскольку такое решение касается не только его личной жизни, но и родословной всей семьи, он обязан посоветоваться с родителями и выслушать их точку зрения. Молодой человек возразил:

— Ну, а что мои родители? Они люди отсталые… Конечно, они будут против такого брака. Родились в Йемене, живут старыми понятиями. Сейчас всё иначе. Мир быстро развивается. Нечего мне с ними разговаривать.

Что можно сказать в ответ на такие слова? Нужно чётко разобраться с этой путаницей в элементарных понятиях. Технический прогресс не имеет никакого отношения к вечности еврейского народа. Изобретение светящейся коробочки, на радость детям и взрослым, под названием «айфон» никак не связано с запретом смешанного брака. Если наши родители или бабушки и дедушки не получили высшего образования, но были воспитаны в такой атмосфере, где сама возможность посмотреть в сторону нееврейских парней и девушек была закрыта, — значит, в еврейском плане они были воспитаны лучше нас. Для сохранения нации лучше жить в отсталом Йемене и заключать браки среди своих, чем окунуться в мир западной культуры — и своим роковым выбором закончить еврейскую ветвь генеалогического древа.

И вообще: само противопоставление здорового национального чувства культуре и прогрессу — это ошибка. Нормальный национализм – это обязательное качество для сохранения нации. Нашей нации обещана вечность, а значит — ей всегда будет присущ национализм. И именно тем евреям, которые, отучившись в университетах и овладев плодами цивилизации, сохранят национальную гордость, — принадлежит будущее, они станут звеньями в вечной цепочке еврейской генеалогии. А чтобы вырасти полноценным гордым евреем, никогда нельзя отворачиваться от еврейских родителей. Кем бы они ни были, из какой бы страны ни приехали, — мы обязаны их уважать хотя бы за то, что они выбрали себе в супруги евреев и евреек, и произвели нас на свет.

И молодые парни и девушки должны сегодня так выбирать спутников жизни, чтобы не стыдиться рассказать о своем выборе папе с мамой и бабушке с дедушкой. Новый выбор должен гармонично вписаться в общую мозаику вечного народа. А для этого, сынок, нужно просто выбирать из среды своих — и жениться только на еврейке!

 

Поверить в еврея

 

Ещё очень важно для предотвращения смешанного брака верить в еврея. «Верить в еврея» — в двух значениях этого выражения:

1) верить, что еврей по сути своей всегда верен своему народу и не желает совершить предательство;

2) и верить в моральные силы данного еврея сделать правильный выбор и отказаться от смешанного брака.

Для первого вида веры нужно обратиться к первоисточникам. В Торе есть достаточно обоснований веры в еврея. Я не хочу их цитировать, так как список этих цитат составит отдельную книгу. Суть проста: еврей в глубине души всегда остается евреем. Что бы он ни делал, насколько бы ни отдалился от своего народа, как бы ни отошёл от веры своих предков — он всегда, на самом деле, верен себе. Все виды предательства и отступничества – не более чем привнесённые извне веяния, не затрагивающие сути. А поскольку сущность цела и невредима, то приходит и второй вид веры в еврея — вера в то, что он способен на любом этапе деградации вернуться назад. К своему народу, к своему Богу, к своей еврейской невесте.

В мировых религиях есть понятие раскаяния. На всех языках оно имеет одинаковый смысл. Это отречение от злых поступков и решение выбирать добро в будущем. У евреев это называется – «тшува». Дословный перевод с древнееврейского языка – «возвращение». Еврей не начинает новую страницу в своей биографии. Еврей возвращается к собственной сущности.

У тшувы нет границ. Как бы низко еврей ни пал, сколько бы раз ни повторил проклятое действие, как бы далеко ни ушел от своих, — всегда, в любой момент жизни, он может вернуться, может сделать тшуву. Эта неимоверная способность вернуться к самому себе объясняется в каббалистических книгах. Дело в том, что тшува находится в иерархии мироздания выше, чем самые злые грехи. Она притягивает в мир новый свет, который покрывает и заполняет все изъяны и недостатки, причиненные злодеяниями. Поэтому даже история всей жизни грешника исправляется и очищается одним мигом тшувы.

Неважно, сколько лет несчастный еврей прожил с нееврейской женщиной. Неважно, состоят ли они в браке. Неважно, есть ли у них дети. Еврей способен в любой момент встать и уйти. Вернуться к самому себе. Он способен преодолеть и разорвать все нити или цепи, связывающие с прошлым. Он готов отказаться от нееврейки и искать еврейку.

И в этом состоит святой долг всех окружающих евреев. Родителей, братьев, сестёр, друзей и просто знакомых. Поверить в еврея. По сути он остался самим собой. И внешне тоже: он способен в любой миг вернуться. На основе этой веры и существует подлинная возможность повлиять на него и вернуть несчастного к своему народу.

Идеологи гиюра ошибаются именно в этом пункте. Они не верят в еврея. Им кажется, что раз уж он выбрал иноверку в жены – шансов на спасение больше нет. Ну, а если там и дети родились, то как вообще можно думать о разорении гнезда? Среди этих идеологов есть и раввины. И они тоже не верят в еврея. Не верят в еврея, каким он описан в Торе. И решают эти неверующие, что раз с жертвой смешанного брака каши не сваришь, давайте будем нееврейскую девушку в еврейки рядить. Другими словами: по их мнению, проще переделать русскую женщину в еврейку, чем заставить еврея от неё отказаться. То есть можно сказать, что они верят в русскую душу больше, чем в еврейскую. А может, эти идеологи предполагают, что любовь на свете сильнее всего? Не знаю, сынок, какое искажение истины у них преобладает…

Нам с тобой не нужно поддаваться на эти провокации. Мы должны верить в еврея. И с настоящей верой этот смешанный брак предстанет в своём истинном свете. Он окажется просто недоразумением, ошибкой. И эта ошибка легко исправима. Не нужно никого переделывать. Русская женщина и дальше останется частью своего народа. И еврею тоже пора собираться и идти домой. Вместо привязанности к иноверке придет любовь к еврейке. Вместо иллюзорной семьи будет настоящая. Вместо чужих детей родятся свои. Нужно верить в еврея и помочь ему вернуться к самому себе и к своему народу, помочь жениться на еврейке.

 

Кнут или пряник?

 

А может, стоит порвать все связи с оступившимся родственником? Предать отступника анафеме? Перед нами старинная еврейская традиция. По таким людям справляли траур. Как описал Шолом-Алейхем устами Тевье:

— Встань, — говорю я ей, — жена моя, разуйся, и сядем на пол – траур справлять по завету божьему. «Господь дал, Господь и взял», — не мы первые, не мы  последние.  Пусть  нам кажется, что  никогда у нас  никакой Хавы и не было…

Я слышал подобную историю об одной киевской семье. Отец семейства, Яков Капер – уникальный человек. Один из девяти спасенных из Сырецкого концлагеря, печально известного Бабьего яра. И вот его старший сын женился на русской. Яков перестал с ним разговаривать. Очевидцы говорят, что даже будучи приглашённым с сыном в один дом, отец демонстративно отворачивался от сына и в такой позе сидел на протяжении всего застолья. Так обстояли дела в течение долгих лет. Потом сын избавил отца от неприятностей и уехал в далекую Австралию.

Мне кажется, что в нашем поколении такая традиция не должна быть единственным вариантом реакции на смешанный брак. Сейчас люди слабее, дети нежнее, и вместо кнута лучше работает пряник.

Современная культура разрушила понятия семьи, родного дома, почитания и трепета перед родителями. Современный ребенок имеет некоторые основания смотреть на старших сверху вниз. Ведь он так ловко крутит светящуюся коробочку «айфон» в руках, так проворно скачивает новые игры и добирается в них до умопомрачительного уровня. А папа с мамой, и тем более бабушка с дедушкой, с трудом разбираются в зомби-коробочках. Иногда даже помощи просят у маленького вундеркинда в деле почёсывания мигающей новинки. А когда младшие смотрят на старших свысока – непросто  правильно воспринимать критику, а тем более бойкот.

Это – дети демократии. Они очень рано впитывают понятия защиты прав слабых, учатся жаловаться в социальную службу. И главное — им близок образ потребителя, который всегда прав, и которого все вокруг должны обслуживать. И потребитель не хочет жёстких мер против своих слабостей.

Сто лет назад, привязанность Хавы к родному дому, бойкот и траурный ритуал родителей могли помочь девочке вернуться. Сегодня надо действовать мудрее, или даже хитрее.

Во-первых, нужно понять психологию ребенка, находящегося в опасности смешанного брака. Следует разобраться в тонкостях его отношений к каждому из членов семьи, определить, кто имеет на него большее влияние. Необходимо почувствовать характер его отношений с нееврейской девушкой. Перспективы возможного разрыва. Тут никогда не будет двух идентичных случаев. И поэтому нельзя на письме давать общие советы.

Если родители не способны сами провести психологический анализ – не стыдно обратиться за помощью. Это может быть раввин, психолог, просто одарённый человек, знакомый с ситуацией. Здраво оценив положение дел, нужно выбрать тактику поведения. Стоит достаточно ясно и жестко выразить свой протест и неприятие, при этом не порвав эмоциональную связь с сыном. Оттолкнуть так, чтобы потом можно было приблизить. Все эти действия должны быть проникнуты любовью, состраданием и верой в еврея.

Талмуд рассказывает историю про мудреца, который всю жизнь в свободное время занимался выкапыванием и содержанием колодцев. Делал он это бесплатно. Цель была чисто благотворительная: обеспечить паломников, идущих в Иерусалим на праздники, питьевой водой. Так продолжалось много лет. И вот однажды случилась беда. Дочь этого мудреца упала в колодец, и её жизнь была в опасности. Раввины, услышав о беде, заявили:

— То благое дело, которым занимался этот праведник всю свою жизнь, не может причинить смерть его потомству!

Так и произошло, и девочка выжила.

Мы извлекаем из этой истории простую мораль. Если родителям некая вещь в жизни очень важна – их дети не оступятся и не пострадают в этом пункте. Если для папы с мамой очень важно сохранить еврейскую семью, то и дети не станут жертвами соблазнов и иноверок.

Важно добавить, что родители в этом мире не одни. Когда они видят, что их усилия не приносят плодов, или если отношения между родителями и детьми и без того напряжены или даже испорчены – стоит обратиться к профессионалам. Есть специалисты и в этой области. Чужому человеку зачастую проще понять и исправить ситуацию. Как говорят хирурги, лучше своих родственников самим не оперировать.

 

Два чуда для отступника Йоси

 

Вот такие советы, сынок, я могу дать родителям и родственникам оступившихся евреев. Ты знаешь, что я сам постоянно занимаюсь этой темой. Встречаюсь, знакомлюсь, пытаюсь помочь. С опытом приходят и знания, и новые идеи.

Недавно мне позвонила мама некоего Йоси. По некоторым особенностям речи я понял, что разговариваю с еврейкой, соблюдающей заповеди. Так и оказалось. Йоси вырос в религиозной семье. Несколько лет назад он бросил еврейский образ жизни и слился с тель-авивской толпой, не озабоченной традициями предков. Недавно Йоси решил жениться. Представил невесту родителям. Девушка приехала в три года из СССР. Интересно, кто она по национальности? Йоси утверждал, что еврейка. Папа не поверил на слово и искал пути выяснения истины. И вот родители выходят на нашу организацию, которая, как им сообщили, может помочь. Так произошло второе чудо в этой истории. Дело в том, что я действительно проверял происхождение этой девушки несколько месяцев назад. Тот факт, что мама жениха меня разыскала, не зная точно, где, как и кого искать, уже был похож на чудо. Первое же чудо произошло в процессе самого выяснения происхождения. Я не могу вдаваться в подробности, но точная информация о настоящей генеалогии этой семьи попала ко мне с помощью серии необычайных совпадений. Девушка Йоси – не еврейка по еврейскому закону. Мать её матери – русская. Я рассказываю матери Йоси ясные, достоверные факты. Вдобавок, я предложил помощь в общении с сыном. Мать меня интеллигентно поблагодарила и добавила:

— Я не знаю, как он поступит. С тех пор, как он оставил дом, перестал соблюдать заповеди, мы до конца не понимаем его мировоззрение. Может быть, он ушёл так далеко в своей вере в равенство и братство, что для него уже нет разницы между еврейкой и нееврейкой…

Йоси так и не позвонил, и я с ним не встретился. Судя по количеству совпадений в этой истории, Всевышний больше хочет помочь Йоси, чем тот сам себе.

И я вновь задумался об израильском менталитете. Даже когда речь идёт о религиозной семье, я не уверен, что дети впитывают достаточно глубоко невозможность и отторжение смешанного брака. Делается акцент на исполнение заповедей, изучение Торы. Много сил и энергии уходит на противодействие западной культуре, нерелигиозному образу жизни большинства израильтян. И может быть, при всех этих усилиях теряется главное – предотвращение смешанного брака.

Нужно воспитывать еврея, правильно строя здание веры. В основании – отличие и отделение евреев от всех наций. А сверху – надстройка еврейского образа жизни. И тогда, даже если злые ветры покачнут и сломают часть здания, фундамент останется целым и невредимым. Даже если этот еврей перестанет соблюдать определенные заповеди, он всё равно женится только на еврейке. А для еврейской семьи с еврейскими детками открыты все дороги назад. На здоровом основании можно реконструировать и повреждённое здание. Главное – жениться только на еврейке!

 

Нет отчаянию!

 

Родители и остальные близкие попавшего в беду еврея должны знать ещё одно правило. Уговоры и увещевания не проходят зря. Они обязательно подействуют. Не сегодня, так завтра. Не завтра, так через пару лет. Даже если ребенок совершенно не воспринимает критику и уговоры, стоит продолжать.

Есть такой афоризм: в 5 лет «мама всегда права». В 10 лет – «мама не всегда права». В 15 лет – «мама никогда не права». В 30 лет – «а всё-таки мама была права».

Это упрощённо, но верно. Переходный возраст ребенка и связанное с ним возможное восстание против родителей и прежних устоев зачастую обескураживает. Иногда обижает и служит причиной разрыва отношений. Но нужно уметь смотреть в корень. В конце концов, проходит время восстаний и разрывов, и ребенок оказывается, по большому счету, очень похож на папу с мамой и близок именно с ними.

Когда идет речь о связи с нееврейской девушкой, есть ещё очень важный аргумент, чтобы продолжать увещевания и не отступать перед видимой неудачей. Дела сердечные ведь вообще очень переменчивы. Сегодня она милее всех, а завтра, глядишь, и любовь переродилась в ненависть… Всё по русской пословице: «От любви до ненависти — один шаг». А на идиш есть точно подходящее к нашей теме выражение: «а юнге шиксе верт ан алте гойке…» Очень трудно его перевести на русский язык, но примерно это значит: «Милая юная шикса станет старой гойкой…»

Да и необязательно ждать старости. Подруга может и совсем скоро охладеть. А там и до ревности рукой подать. Начнет обращать внимание на других, заигрывать с соседом. Вот тут воскреснут в памяти у еврейского мальчика все мамины уговоры и папины ругательства. А ведь родители предупреждали…

Даже если ничего не получится, и наш несчастный будет свой век коротать с иноверкой, все равно есть польза в увещеваниях близких. Я уже упоминал о великом значении тшувы в еврейской жизни. Так вот, сделать тшуву, вернуться к Всевышнему и своему народу — можно и в старости, и перед смертью. Хотя уже невозможно исправить прошлое на практике, но духовное спасение может быть достигнуто в одно мгновение.

Цанзский ребе Йекутиэль-Йеуда Альберштам был великим евреем. Из большой семьи он остался один-одинёшенек в немецких лагерях смерти. Потерял мать, брата, жену и одиннадцать детей. Чудом выжил сам. Преодолел ранение и непосильный труд. Да ещё и смог отказываться на протяжении двух лет от трефной пищи. Он выжил, построил новую семью, а также восстановил хасидский двор в Израиле, в городе Нетания.

В биографии ребе приводится такая история. В лагере смерти рядом с ребе работал венгерский еврей. Он был абсолютно ассимилирован. До войны у него была жена-нееврейка и двое сыновей. Этот человек был выдающимся экономистом, и дослужился до поста президента национального банка Венгрии. Рассказывая ребе о своей жизни, он не раз бравировал своими успехами. Упоминал, что однажды предотвратил крах банковской системы всей страны. Ребе сблизился и подружился с этим человеком. Однажды ребе задал вопрос:

— Скажите, ваша супружеская жизнь была счастливой?

— Вполне, мы прожили много лет…

— Как же так, вы уже два года в лагере, и от жены нет никаких вестей… Она не ищет  связи, не интересуется вашей судьбой?

Тот не ответил.

Через несколько дней ребе задал ещё один вопрос:

— А как вы оцениваете отношения с вашими детьми?

— Я всегда гордился ими. Мне казалось, что их воспитание мне удалось…

— Где же ваши сыновья? Почему и от них ничего не слышно?

— Не знаю…

Прошло ещё время. Ребе продолжил свой странный опрос:

— Скажите, как вы думаете, венгерский народ должен быть вам благодарен за спасение своей экономики?

— Вполне, до войны я пользовался большим почётом, был награжден не один раз.

— И где же все эти люди, когда вы в беде? Я не слышал, чтобы кто-то хлопотал о вашей судьбе за всё время пребывания в лагере…

Собеседник опять промолчал.

Через пару дней этот еврей сам подошёл к ребе и с неимоверной тоской в голосе произнёс:

— Ребе, я много думал о ваших вопросах. Вы правы во всём. Вся моя жизнь прошла зря… Никому это всё не нужно. Дом, жена, дети, карьера. Всё впустую…

Назавтра этот человек умер.

Сынок, эта история показывает, что тшува может исправить всю жизнь даже за миг до смерти. Но наша цель спасти еврея и изменить его жизнь, когда ещё можно всё исправить на практике. Для этого нужно отложить в сторону излишнюю щепетильность и действовать твёрдо и целенаправленно, используя все умения и таланты. Цель ясна: привести ассимилированного еврея к простому решению — оставить нееврейскую девушку и жениться на еврейке!

 

Тора — охрана от нееврейки

 

Нельзя забывать и о самом древнем способе предотвращения смешанного брака. Этот способ – ровесник нашего народа. Я имею в виду еврейское, традиционное воспитание. Просто отдавать детей в еврейские школы и хедеры, где богобоязненные меламеды научат их быть евреями.

Дело в том, что порядок ассимиляции всегда был стандартным. Сначала прекращение соблюдения еврейских законов, повышенный интерес к мировой культуре, представления о равенстве и братстве народов, духовная ассимиляция. А потом – физический отрыв в виде смешанного брака.

Чтобы показать наглядно, как продолжение еврейского народа зависит от исполнения заповедей и еврейского воспитания, хочу тебе продемонстрировать очень любопытную таблицу.

 

 

Здесь просто и ярко показана судьба американского еврейства. Заглавие: будет ли ваш правнук евреем?

В таблице пять столбцов. Это деление по соблюдению заповедей и приверженности еврейской вере.

Самый левый столбик: евреи, не имеющие никакого отношения к исполнению заповедей.

Второй столбик: представители реформистского иудаизма. Это люди, которые называют себя религиозными, но при этом считают, что Тора должна подстраиваться под дух времени и изменяться в соответствии с прихотями новых поколений. В реформистских домах молитвы — не носят талесы и ермолки, вместо раввинов выступают доктора философии, и в текст молитвы включены стихи Байрона. Когда я был в Америке, мне захотелось посмотреть на это чудо природы, но швейцар на входе меня не пустил. По правилам этой общины, я не мог зайти в ермолке

Третий столбик: представители консервативного иудаизма. Это, по сути, те же реформисты, только у них ещё можно носить талесы и ермолки. Они возникли как реакция еврейского народа на реформистов. Дескать, нельзя так все окончательно реформировать.

Четвертый столбик: «модерн-ортодокс», сродни израильским религиозным сионистам. Они верят в истинность и вечность Торы. При этом считают себя частью прогрессивного человечества.

Пятый столбик: евреи, соблюдающие заповеди и изучающие Тору, без компромиссов. Как делали деды и прадеды.

В верхней строчке мы берем по сто представителей каждой группы. В нижней строчке получаем количество правнуков евреев, продолжающих еврейскую ветку.

Результат ясен. Все группы, не верящие в вечность Торы и не исполняющие заповеди, обречены на исчезновение. Не важно, семь, десять, или тридцать правнуков мы получаем. Важно, что дорожка ведет к самоуничтожению.

И в других колонках данные тоже предельно понятны. Когда прадеды соблюдают заповеди и изучают Тору

– они становятся основой для будущих евреев. Причём чем ревностней соблюдают и чем серьёзней изучают – тем для большего количества евреев они станут прадедами.

Опыт американских евреев для нас очень важен. Ведь они проделали тот же путь, что и советские евреи. В двадцатом веке, при разных обстоятельствах, эти две общины, можно сказать, соревновались в темпах ассимиляции. Американской общине удалось нас немного обогнать. Но формула отрыва от еврейства одна. Сначала отрыв от еврейского образа жизни, моральная ассимиляция, потом смешанный брак, физическая ассимиляция, и — конец.

Советские евреи уже прошли все пункты первого этапа. Уже нет еврейских законов, уже мировая культура играет ведущую роль. Еврейские семьи, в которых ещё нет смешения – чудом остановились на краю пропасти. Но когда это чудо происходит в одном или двух поколениях, не стоит надеяться, что оно продлится вечно. Нужно потихоньку начинать возвращаться. Медленно, но верно отходить от пропасти и идти домой.

Как работает еврейское образование и воспитание детей? Как оно помогает предотвратить смешанный брак? Всё просто. Еврей, изучающий Тору и исполняющий заповеди, если он не отравлен ложной идеологией, о которой было упомянуто выше, крепнет в своем национальном чувстве. Всё то, что раньше было инстинктивной, внутренней любовью к своему народу, раскрывается и становится главным смыслом в жизни.

Тора – наилучший учебник еврейского национального чувства. Исполнение заповедей – лучшее поприще для проявления этого чувства.

Я помню, как ребёнком стремился ко всему еврейскому. Всё, буквально всё, что связано с евреями, меня притягивало с неимоверной, иррациональной силой. Мне был интересен иврит, потому что это язык евреев, идиш – по той же причине. Синагога, потому что там евреи. Тфилин – еврейский обряд. Мезуза – еврейский знак. Израиль – еврейская страна. При первом же предложении поехать на учёбу в израильскую ешиву я отреагировал абсолютно естественным согласием.

Еврейское национальное чувство и Тора должны гармонично сочетаться в душе еврея, как сущность и проявление. Голый национализм без правильного проявления – завянет и скроется. Попытка изучать Тору без еврейской души – в самой Торе уже названа ядом. Обязательно нужно ухватить оба полюса. И тогда получается живой, полноценный еврей.

Советским евреям пора просыпаться от коммунистического сна. «Союз нерушимый» — уже десятилетия как разрушен. Пора очищать и наши души от его влияния. Многие мамы говорят, что привезли сыновей в Израиль, чтобы спасти от русских девушек. По той же самой причине стоит здесь, в Израиле, дать этим сыновьям полноценное еврейское образование.

Вопрос получения профессии и высшего образования для наших евреев очень важен. Но неужели любой ценой? Если ребенок будет иметь прекрасную работу, но женится на не еврейской девушке — для кого вся эта работа, и на кого пойдёт этот престижный заработок? Очень стоит, для блага самого ребенка и всей семьи, потратить несколько лет на традиционное еврейское воспитание, а потом заняться изучением профессии и поиском заработка.

Вот, сынок, я думаю, что это очень важный совет для еврейских родителей.

Не бойтесь отдавать детей в хедеры и ешивы! Дайте детям шанс воспринять тысячелетнюю еврейскую мудрость. Дайте им возможность читать первоисточники. Позвольте проникнуться исконным еврейским духом. Вашей наградой станет грамотный, духовно развитый еврей, подготовленный ко всем жизненным испытаниям. Никто не отнимет у ребенка свободу выбора. Но совесть родителей будет чиста. Они дали ребенку лучшее. И в момент истины у такого ребенка есть все шансы выстоять, не предать свой народ, и жениться на еврейке!

 

Чтобы евреев стало больше…

 

Приведенная выше таблица об американских евреях показывает ещё одну простую тенденцию. В самой нижней строке указаны данные о рождаемости в каждой из рассматриваемых групп. И мы видим, что три левые группы, то есть все евреи, которые не идут по пути веры в истинность и вечность Торы, рожают меньше двух детей на одну женщину. Две правые группы рожают от трех до семи детей на женщину. Наряду с данными о смешанных браках, показатель рождаемости – ключ к ответу на вопрос «а будет ли ваш правнук евреем?».

Сынок, ты должен хорошо запомнить это правило. Еврейские семьи, готовые посвятить значительную часть своей жизни рождению и воспитанию детей, получают естественную награду за свои труды. Они становятся основой для будущего еврейского народа. Они непосредственно участвуют в построении цепочки еврейской генеалогии и продолжении её в вечность. Это – наши герои. Наравне с великими праведниками, мудрецами и царями, надлежит помнить о еврейских родителях, папах и мамах, дедушках и бабушках, тихо и неприметно творящих великое таинство на протяжении многих веков, и чествовать их. Они свершают таинство приведения в этот мир новых евреев и воспитания их в еврейском духе.

Современная западная культура делает всё, чтобы евреев было меньше.

Все начинается с отсрочки при вступлении в брак. Сначала нужно выучиться. Потом найти работу. Потом заработать немного денег, чтобы оплатить учёбу. Потом ещё поработать, чтобы покататься и посмотреть мир. Потом неплохо бы заработать на первый взнос за квартиру. Потом можно ещё поучиться. Ну, и лишь тогда можно подумать и о свадьбе. Годы, тем временем, прошли. Уже под сорок. Если успеют ещё «молодые» родить пару детей – и то слава Богу. Да, совсем забыл. Перед рождением ребёнка, неплохо бы и для него накопить на первую учёную степень…

И вообще, по новым представлениям, лучше, чтобы детей в семье было поменьше, зато им можно будет уделить больше внимания, и они вырастут в заботе и достатке. Да к тому же и о себе не надо забывать. Родители тоже живые люди. Хочется поскорее избавиться от этой обузы. Пусть уже подрастут, и мы опять сможем учиться, кататься и оплачивать взносы за новые квартиры.

Если бы нужно было придумать план действий для Сатаны по уменьшению количества евреев – лучшего бы мы не придумали.

Семьдесят лет назад Гитлер уничтожил треть еврейского народа. Представим себе на секундочку, что бы было, если б наши бабушки и дедушки придерживались таких же либеральных взглядов, как и мы. У них ведь тоже были свои мечты и желания. Им тоже хотелось покататься по миру и пожить в свое удовольствие. Вот и рожали бы чуть поменьше. Ну, скажем, вместо двенадцати детей по четыре. Вместо девяти по три. Тоже ведь неплохая семья – папа, мама, и трое детей. Так вот, при таком либерализме Гитлер бы доделал свое кровавое дело до конца. Он успел уничтожить треть. А значит, если б евреев было втрое меньше – его проклятое «окончательное решение еврейского вопроса» было бы претворено в жизнь.

Видишь, сынок, мы — необычный народ. То, что для других роскошь, для нас —  средство выживания.

В Израиле бытует миф, усердно распространяемый антирелигиозными структурами. Дескать, нерелигиозная часть населения приносит большую пользу государству. Отслужив в армии и потом, честно зарабатывая и выплачивая налоги. А вот религиозные евреи лоботрясничают; мужчины сидят в ешивах, а женщины  рожают детей.

Не хочу, сынок, раньше времени вводить тебя в неприятные израильские междоусобные распри. Но хочу обратить твоё внимание на один момент. Служба в армии занимает три года жизни. Ещё пару лет на военные сборы. Спору нет, солдаты нашей армии достойны всяческих почестей и уважения. Да и налогоплательщикам честь и хвала за то, что не утаили доходы и всё заплатили по совести. Однако сравним количество сил и энергии, потраченных этими гражданами, с соответствующими усилиями религиозных семей. Сколько лет жизни кладут родители, чтобы поднять на ноги пятнадцать детей? Сколько круглосуточных дежурств, походов в школы и поликлиники? Сколько слёз, пота и крови стоит такой подвиг? И всё за счёт своего благополучия, своих удовольствий и покоя.

Думаю, любой объективный наблюдатель согласится, что эти люди с национальной точки зрения – герои в высшей степени. Герои ещё и потому, что их самопожертвование, длящееся на протяжении десятков лет, общество не умеет оценить. Нет в Израиле медали «мать-героиня». Нет «материнского капитала».

Но не все ценности в нашем мире оцениваются обществом. Сама еврейская история поднимет этих тихих героев на пьедестал славы. Сам факт, что они стали прочным фундаментом для будущего еврейского народа – лучшая награда за их подвиг.

А мы, сынок, должны выучить важный урок. Не стоит тратить свои годы на преходящие ценности. Не нужно откладывать вступление в брак. Не обязательно накопить на высшее образование ребенку до его рождения. Талмуд ясно обещает: «Каждый младенец рождается со своей порцией хлеба в руке».

Мы должны учиться у предыдущих поколений. Как можно раньше жениться на еврейской девушке! И как можно больше рожать еврейских детей!

 

Тайна миквы

 

Вернёмся к теме смешанного брака. Мы ищем советы родителям, как спасти сына от опасности выбора нееврейки. Так вот, есть ещё один метод воздействия на ребенка. Этот метод имеет великое преимущество перед всеми вышеупомянутыми в том, что родители влияют на ребенка ещё до рождения. Может быть, это единственное время, когда родители в самом деле ещё способны влиять…

Идёт речь о соблюдении законов семейной чистоты. Тора указывает определенные правила, по которым должна жить еврейская семья. Если эти правила исполняются, Всевышний благословляет этот брак, и участвует в постройке крепкой семьи. Дети, рожденные при соблюдении законов чистоты, получают более возвышенные души. Потом этим детям легче и проще воспринять еврейские ценности. Они менее склонны восставать против родителей. Такие души изначально обладают иммунитетом, защищающим от чуждых веяний.

По закону о семейной чистоте, женщина должна в определенный день, отсчитав семь дней после менструального цикла, окунуться в микву. Миква — это специальный бассейн для ритуального омовения. Процедура очень проста. На сегодняшний день в Израиле в каждом городском районе есть своя миква.

Израильский раввинат, а также и раввины в других странах, проводящие бракосочетание, требуют от невест похода в микву перед хупой.

Много книг написано о законах еврейской семейной чистоты и о важности омовения в микве. Здесь, я хочу лишь отметить, что такой образ семейной жизни – это важнейший метод оградить ребенка от смешанного брака. И если для родителей это действительно важно, то стоит соблюдать законы иудаизма, хотя бы во имя этой благой цели.

В Советском Союзе практически не было микв. Их держали только в нескольких больших городах для демонстрации «свободы вероисповедания» иностранным гостям. Для подавляющего большинства советских евреек исполнение заповеди о ритуальном омовении была недоступна. И из-за полного невежества в этом вопросе, и из-за атеистического настроя большинства, и из-за отсутствия самих микв. Наших мам и бабушек никто за это не будет осуждать.

Сегодня евреи проживают в таких странах, где все еврейские традиции исполнимы, и это исполнение доступно. Такая свобода радует, но и обязывает. Ведь идёт речь о простой процедуре, которая занимает полчаса в месяц. И в награду за это Тора нам обещает полноценных еврейских детей, которые будут склонны вступать в брак только «со своими». Даже евреи, которые в других вопросах не соблюдают еврейские законы, здесь должны отбросить всякие отговорки.

Вот, сынок, ещё один важный урок. Когда ты вырастешь и будешь искать невесту, стоит сразу оговорить вопрос о семейной чистоте. Еврейская невеста обязательно согласится соблюдать религиозные законы, если до конца поймёт, какое влияние это имеет на детей, внуков, и на все будущие поколения. Таким образом, эти законы, освящённые тремя тысячелетиями, ведут нас к тому, чтобы жениться только на еврейках, и родить детей, которые согласятся жениться только на еврейках.

 

Бери ответственность на себя!

 

Ещё одно психологическое наблюдение. Еврей, ухаживающий за нееврейской девушкой, всячески пытается избавиться от ответственности. Он пытается представить ситуацию как данность. Дескать, так сложилось: я её встретил, наверное, такова воля судьбы. Иногда можно слышать и такую постановку вопроса: «Мы вместе несколько лет. И мы будем вместе и далее. Тут нечего обсуждать. Единственный вопрос — как оформить еврейский брак, чтобы дети считались евреями…».

Услыхав такую формулировку проблемы, рекомендую осадить молодого человека. Дело в том, что современная молодёжь вообще серьёзно больна «синдромом потребителя». «Мне нужно. Кто меня обслужит»? «Я хочу. Где достать»? На любое желание должна быть услуга. На любую прихоть – предложение. Этот синдром ярко проявляется, когда родственники умершего пациента обвиняют в беде врачей. Как так — не вылечили? Это же ваша профессия, ваша ответственность, значит — должен быть результат!

Та же тенденция в воспитании детей. Родители очень негодуют на систему образования. Почему мой ребенок такой невоспитанный? Куда смотрят учителя?

Главная черта этой болезни – перекладывание ответственности на других.

Если быть честным, то несчастный родственник умер от нездорового образа жизни. Или от тоски и одиночества, когда мы забывали его навещать. Или от семейных неурядиц, обид и ненависти. И ко всему этому врачи непричастны.

Если смотреть правде в глаза, то мой ребенок невоспитан, потому что у меня на него нет времени и терпения. Потому что мне проще его занять десятью кружками и секциями, вместо того, чтобы сесть и поговорить с ним по душам, провести вместе время. Да и вообще, его негативные черты характера так похожи на мои…

Такая же картина и со смешанным браком. Следует сказать молодому человеку:

— Поиск «доброго» раввина, который оформит твой брак – это перекладывание ответственности. Попытка «огиюрить» твою девушку – это самообман. Будь мужчиной, и прими на себя ответственность за свой выбор. Ты и только ты принял решение и вступил в эту связь. Только в твоих руках находится ключ к решению проблемы. Ты хочешь стоять под хупой и заключить брак по еврейскому закону – ищи еврейскую невесту. Хочешь еврейских детей – выбирай еврейку в жены!

Мой опыт показывает, что эти простые и ясно выраженные аргументы действуют на горе-женихов отрезвляюще. Как будто бы некая пелена спадает с их глаз, и начинается работа мысли.

В странное время мы живем, сынок. Приходится объяснять и доказывать такие вещи, которые всего полвека тому назад сами собой разумелись. Может быть, когда Всевышний увидит наши упрямые усилия вернуть евреев к своему народу, Он сжалится над нами и вернёт людям простую еврейскую интуицию. Ту интуицию, которую перенимали с молоком матери десятки поколений. То чувство, которое, без всяких споров и аргументов требовало и требует из глубин еврейского сердца – жениться только на еврейке!

 

Спасти любимых

 

Я начал наш разговор с объяснения в любви к евреям. Так же хочу и закончить. Я очень люблю советских евреев. Это особое, глубокое чувство, порой пронимающее до слёз. Я не могу этого объяснить. Бывает, что и евреи других общин вызывают у меня подобное чувство. Но всё равно, ничто не сравнится с этим, особенным. За каждым советским евреем, уцелевшим на поле брани — ассимиляции, стоит некая глубокая, незыблемая сила, мощь. Имя ей – сущность еврейской души. Уникальным образом у этой души отняты все проявления. Осталась одна сущность. Это всё — мои жалкие попытки объяснить невыразимое чувство.

Есть два объяснения в учении хасидизма, связывающие воедино две заповеди Торы: «возлюби Господа Бога» и «возлюби ближнего». По первому объяснению, при истинной любви любят и того, кого возлюбленный любит. Поэтому, любя Бога на самом деле, – полюбишь и евреев. По второму объяснению, сущность души еврея – и есть частица Бога.

Иногда я ловлю себя на мысли, что душевно «подпитываюсь» от общения с советскими евреями. Это нужно мне больше, чем им. Когда я встречаюсь с еврейской семьей, обсуждаю прошлое, упомянув бабушек и дедушек, и когда затрагиваю нынешние проблемы, у меня возникает ощущение, которое можно высказать так: «Это – вечность. Всё проходит, а евреи остаются. Обещания пророков сбываются здесь и сейчас. Спасибо вам, родные, за это чувство! За этот привет из вечности»…

Чем больше я чувствую любовь к своим родным евреям, тем больше растёт и моё опасение за их судьбу. И поскольку осталась одна сущность, без проявлений, её и надо спасать, о ней и надо думать. Это значит — любой ценой оградить от смешанного брака. Тогда эта сущность останется и будет существовать дальше. По русской поговорке: «были бы кости, а мясо нарастёт». Будет сущность – придут и проявления. Среди них будет и еврейское самосознание, и соблюдение заповедей, и любовь к Израилю и всё-всё-всё, чем проявляется еврейская душа.

И тебе, сынок, от всего любящего и переживающего за тебя сердца, даю наиважнейшее указание в жизни:  женись только на еврейке!

 

Рав Нафтали Шрайбер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Алекс Тарн: Стихи о еврейском паспорте

Читать далее →