Мириам Залманович: Зарисовка о злободневном Мириам Залманович: Зарисовка о злободневном
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Авторские колонки  >  Авторская колонка Мириам Залманович  >  Данная статья

Мириам Залманович: Зарисовка о злободневном

04/11/2019

Знаю, мы все очень умные, каждый понимает в психологии, педагогике, медицине и, разумеется, в политике. Вот я в ней совсем не понимаю — спросите меня, сколько выборов нас еще ожидает — понятия не имею, да и всё равно уже стало, если честно. Праздник демократии раз в квартал? Ялла, друзья, что ж мы всё в День выборов в кабаках встречаемся, да в гости ходим? Давайте в следующие выборы на пикник, на четвёртые — на сбор ягод, пятые — в природный заповедник какой. Не выберем, так хоть родной край познаем!

На левом фланге еще не стихли камлания и траурные речи по поводу событий 24-летнкй давности, с вечной дискуссией о наследии Рабина, крови Рабина, теле Рабина и прочих облатках истории. Еще не назвали его именем очередную пекарню, потому что всё, что больше — уже да. На правом — еще не озвучили все конспирологические теории, кто именно его да, а кто нет, но есть консенсус по поводу того, что сие было избавлением для страны. Не вижу я избавления в убийстве одного еврея другими (да, извините, в убийство Игалем я тоже не верю), я даже выстрел в корпус Осло не вижу, лишь выстрел в ногу всему правому делу Страны. Мы лишились легитимации по многим важнейшим пунктам политической повестки дня, возможности озвучивать и слышать свои идеи со страниц и сцен (писатели, актеры, певцы ртом — много ли вы правых среди них назовёте?). Мы потеряли Площадь царей и, будем честными — все без исключения кампусы, включая мой любимый.

Своим Рабинобесием мы удивляем весь мир. МКАД, например, вряд ли когда назовут Кольцом Николая Второго, Красную площадь — Николаевской, а если кто дальше своей американской кухни призовет убрать Трампа, потому как с Кенеди тоже нехорошо вышло и это было бы симметрично, его тотчас упакуют глубоко и надолго. Правда, не знаю, табуируют ли его дело, лишив народ права знать истину, заточат ли преступника в одиночку, ограничат ли в возможности заключить брак, а потом во встречах с женой, сделают ли унизительной возможность завести ребенка и все такое, но весело будет вряд ли.

Я знаю другое. Мы с вами Рабина не убивали, мы этого даже не хотели. Нет, Рабина у руля мы тоже не хотели, но политик, удалённый с политической сцены домой, и политик, с почестями углубленный в каменистую почву — вещи разные и последствия для страны разные. А потому не понимаю почему и как долго мы всем народом должны нести ответственность за то, чего не совершали, к чему не призывали и чего не желали.

Я обнимаю взглядом наши горы и долины, объезжаю наши поселения, так называемые «оккупированные территории», зона С. Некоторые из них, существуя десятилетиями, как бы не существуют. В них вырастает уже какое поколение невероятно качественных людей, тех, что называются солью земли, но поселений этих нет на карте Страны. Права поставить на земле дом у этих людей тоже нет — их караваны и прочие бесфундаментные постройки, готовые в худшем случае быть свернутыми в любой момент, не очень обустроены, абсолютно не сейсмоустойчивы и, мягко говоря, минималистичны. Но я жалею, что в них не выросли мои дети и больше всего боюсь, что не дай бог, когда нибудь им может выпасть приказ прийти к их порогу в форме. При этом я да хочу, что бы мои дети служили, один уже сделал это с честью, второй — на подходе, две готовятся, но мне, как матери, крайне важно, чтобы дети служили своему народу, а не против него.

А пока на коленках очередного потенциального отца народа плачет неприсмотренный мандат на формирование правительства, и мы решаем, как проведём третий праздник демократии, я просто покажу вам одну синагогу, в которой была вчера. Да, это тоже облицованный камнем караван, хоть с виду и не скажешь. Очередной мираж Иудейских гор — поселение, которого нет. Незаконное, захваченная земля, если кому так угодней. Но законней и быть не может, потому что заповедь заселять свою землю для обитателей этих мест — не еще одна строчка из свода руководства по практике иудаизма, а вся жизнь. Единственная и неповторимая, как у каждого из нас.

 

Мириам Залманович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Алекс Тарн: Стихи о еврейском паспорте

Читать далее →