Раввин Меир Каханэ: Нехама и Юсуф Раввин Меир Каханэ: Нехама и Юсуф
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Лента новостей  >  Данная статья

Раввин Меир Каханэ: Нехама и Юсуф

13/01/2020

Нет ни одного сионистского лидера или официального представителя израильского правительства, который время от времени не сетовал бы на раковое заболевание смешанных браков и ассимиляции, изобилующих в еврейских общинах в западных странах. Но трудно избавиться от чувства, что для этих людей проблемой представляется не столько смешанный брак сам по себе, сколько ассимиляция в Галуте, что, по их мнению, плохо для Израиля. Итог: увеличение числа смешанных браков и, как результат, ослабление еврейских связей приводят к уменьшению численности евреев и их силы, к снижению количества евреев, которые могли бы переезжать в Израиль или поддерживать его материально. Ибо подобное явление – смешанные браки в Израиле (пусть даже их намного, намного меньше) – не вызывает даже близких по масштабу страхов и предупреждений.

В начале 1979 года в разделе «Уикенд» «Едиот ахронот» (одной из двух крупнейших в Израиле ежедневных газет) поместили тематическую статью (feature) «Сосуществование». Она не была посвящена исследованию советско-американских отношений или связям арабов и Израиля. Нет, это была статья, с беззастенчивым сочувствием описывавшая «успешный» и «счастливы» брак израильского араба и израильской еврейки. «Уклон» статьи можно было видеть уже из подзаголовка.

«Сегодня, 11 лет спустя, эти двое живут в [арабском] городе Тайбе; Нехама воспитывает трех своих детей как арабов и мусульман, держит успешный бутик и поддерживает тесные и дружеские отношения с соседями; она живет прекрасно, не поступаясь своей независимостью и идентичностью».

Потрясающее утверждение автора статьи (Орли Азулай), смысл которого сводится к тому, что тот, кто воспитывает своих трех детей как арабов и мусульман и живет в арабской деревне, не поступается своей идентичностью, служит лучшим свидетельством цели статьи – представить смешанный брак как положительное явление. А поскольку описываемая пара – всего лишь одна их многих таких в Израиле (и это – растущая тенденция, причем она усилится из-за т. наз. «мирного процесса»), статья заслуживает более пристального внимания.

Нехама – одна из шестерых детей в семье египетских евреев, эмигрировавших в Израиль в 1950-х годах. 40-летний Юсуф — агроном и редактор отдела новостей на арабском языке в израильском радиовещательной компании. Он учился в еврейской школе в Кфар-ха-Ярок, и учеба там позволила ему легко интегрироваться в израильской жизни и содействовала его встрече с Нехамой.

«Уклон» статьи просматривается уже в первом абзаце: «В детские годы… она воображала любого араба как имеющего рога… но они достигли возраста, в котором люди отвечают велению сердца, и судьба свела их, а любовь победила ненависть… Сегодня она – некоронованная королева деревни [Тайбе]… Перед замужеством Нехама и Юсуф выработали формулу успешного смешанного брака: он не поступится своим национализмом, а она не откажется от своей идентификации…

«С годами они научились уступать друг другу. Они погружены в любовь и чудесную паутину отношений, которую создали сами; тема арабо-израильского спора редко приходит в дом…».

Если оставить в стороне явное бегство от реальности – отказ иметь дело с политической проблемой, влияющей на жизнь обоих (а очевидно то, что они делают это, чтобы не поднимать тему, о которой постоянно думают и которая превосходит по важности их личные отношения), следует отметить представление автором статьи формулы их счастливого брака – «уступки с обеих сторон». Давайте рассмотрим эти «уступки».

У них трое детей: 10-летний Хассан Амир, 8-летний Анад и Саяф, 5 с половиной лет… Нехама говорит: «Они растут на арабской улице, а не на ул. Дизенгоф, и мы понимаем, что нельзя превратить их в пасынков. Трое моих сыновей воспитываются как арабы. Я говорю с ними на арабском языке и помогаю с их арабскими [религиозными] обычаями, которые они изучают в школе. Играя на улице, они хорошо интегрируются в среде других [арабских] детей. Я могла бы воспитывать их по-другому, дать им еврейское образование, но это вызвало бы у них серьезный вопрос об их идентификации, ибо они чувствовали бы, что отличаются от других детей. В тот момент, когда я решила выйти замуж за араба, я решила пройти весь путь. Возможно, что моя идентификация оказалась несколько смазанной [sic!], но моя внутренняя идентификация сохраняется. Я – верующая еврейка (!), но хочу избавить своих детей от раздвоения личности».

«Мой старший сын говорит на иврите и знаком с еврейской традицией и праздниками. Но в школе он молится с другими детьми Аллаху и Магомету, который для него важнее Моисея. Я даю ему основы, но когда он он подрастет, он сделает свой выбор. Когда он слушает новости и узнает о террористах, я говорю ему, что в мире есть хорошие люди и плохие люди, евреи и арабы, а не то, что все арабы – хорошие, а все арабы – плохие, как учили меня в детстве.

Два урока бросаются в глаза. Первый – поразительные замечания еврейки, вступившей в смешанный брак. Секрет «успеха» ее смешанного брака – взаимные компромиссы. И действительно, здесь имеется компромисс – но только с ее стороны. Они живут в арабской деревне, а не в еврейской. Их дети воспитываются как арабы-мусульмане, а не как евреи. Их молитвы, их пророк, и их Б-г – мусульманские, а не еврейские. Она стала настоящей моделью «гордой» еврейки, отказавшейся от всего, кроме расплывчатой «внутренней идентификации». А Юсуф – что он говорит?

«Реальность такова, что еврейская женщина может быть принята в арабском обществе, но мужчина-араб не может интегрироваться в еврейской среде. Евреи, попросту говоря, расисты. У них – реакционные взгляды, от которых они не могут освободиться».

Второе бросающееся в глаза обстоятельство – то, что все это представляется автором статьи с симпатией, даже страстью – без хотя бы мимолетного комментария. Ясно, что она считает смешанный брак делом хорошим. Ясно, что ее еврейское сознание настолько же извращено и запутано, как сознание Нехамы. Ясно, что обе они – отражение полного провала еврейского образования в светских школах Израиля.

Действительно, смешанный брак неизбежно вызывает хаос в националистических чувствах еврейского партнера. Как иначе можно объяснить вот это замечание Нехамы в ходе рассказа о «Дне Земли» в арабском секторе – в тот день израильские арабы бросали бутылки с зажигательной смесью в израильских солдат и выкрикивали лозунги от имени ООП и против сионизма:

«Были моменты замешательства и стыда. Мне на мгновение стало стыдно за свое прошлое. Это случилось в «День Земли». Полиция и солдаты вошли в город и провокативно врывались в дома и арестовывали людей без причины».

Нехама, как написано в статье, прилагает много усилий с целью организовать большую встречу арабов и евреев. Она привозит еврейских детей из Тель-Авива, предлагая им посетить Тайбе и провести там какое-то время, и посылает арабских детей в Тель-Авив, чтобы они могли жить там. «Пора,- говорит она,- знакомиться друг с другом». И, предположительно, вступать в смешанный брак.

В действительности, нет большой разницы между евреем в Галуте и Галутом в еврее, и различие между евреями, состоящими в смешанных браках в Германии, и такими же евреями в Израиле на деле не так уж велико.

В Тайбе имеются еще не менее 30 смешанных пар, и автор статьи, без сомнения, будет поощрять многие другие пары «совершать прыжок». В конечном итоге, разумеется, «компромисса» не существует. Умирает – иудаизм. Как написано в статье, «Наши дети – арабы и мусульмане»,- говорит Юсуф, и Нехама не возражает.

22 февраля 1980 года.

Rabbi Meir Kahane “Beyond Words 1960-1990”

2 комментария

  1. Хана:

    Жуть! Волосы дыбом встают на голове от этой статьи. Читала и ощущала запах крематория. Предательница еврейского народа вышедшая замуж за гоя не потому, что рядом не было еврея, а просто так. И воспитывает не евреев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Можно обойтись и без поляков

Читать далее →