Слава богу - никто не погиб... Слава богу - никто не погиб...
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Авторские колонки  >  Каток Паршойна  >  Данная статья

Слава богу — никто не погиб…

06/02/2020

15 детей. Де-юре — уже «военнослужащие бригады Голани», де-факто — ещё не солдаты, а дети. Слава богу никто не погиб.

Оружие ещё не стало продолжением руки и полноценно функционирующей частью тела. Форма, чистенькая, новенькая, еще нигде не потёртая, ни разу не застиранная. Она, форма эта, ещё не более, чем карнавальный костюм. Обувка — «только с магазина»… И все пятнадцать — только с присяги. Лошата, шедшие вразвалку плотной группой. Ещё не познавшие ни страха, ни преодоления несущего им оцепенения.

Уже через полгода они никогда бы не позволили себе идти плотной стайкой. Уже через год они бы контролировали каждый угол, каждый поворот, каждые окно и подъезд, каждую проезжающую вдоль, навстречу или поперёк машину. Каждого прохожего. Они уже не были бы сгрудившейся стайкой, но слаженной органичной группой. Это было бы уже в мозгах костей. Тем более в Иерусалиме.

Около тридцати лет назад и я был таким же. Помню свой первый приезд в Столицу в форме и с оружием. Через месяц после мобилизации. С головой плотно упакованной сержантами неукоснительного пользования стволом по всем напичканным инструкциям «шаг вправо-шаг влево…»: «Ты в городе, рожок на резинке вне автомата…»

Тогда и Иерусалим был другой. Ещё не взорвался ни один автобус, «удачливые» «смертники» ещё не «родились», ненависть «сограждан» с синими удостоверениями личности ещё не полыхала яростью, не сограждане же, с оранжевым удостоверением, ещё смотрели с почтительным страхом.

Первый из «удачливых» появится только 6 апреля 1994 года в Афуле. И то, что от него осталось, и то, что осталось от рейсового автобуса кооператива ЭГЕД мне «посчастливилось» увидеть одним из первых — китат коненут (оперативная группа быстрого реагирования), которой я командовал, прибыла на место первой, ещё до того, как прибыли воющие амбулансы.

Раннеутренний автобус маршрута 955 из Нацрат-Илита в Иерусалим ещё шёл через Дженин, Шхем и Рамаллу. Единственная пассивная защита автобуса — пластиковые «протевокаменные» окна. Никаких накладных листов брони. Убивай — не хочу. Осло уже был подписан, но его кровавая мгла ещё не легла вязкой массой на всю Страну. Только начинала. Почти все ещё были живы. Всё только начиналось.

Первыми увиденными мною погибшими были два ультрарелигиозных жителя Бней-Брака Элиягу Левин и Меир Менделович 22 декабря 1993 года, машина которых была расстреляна в Рамалле. Уж и не помню, ехали ли они в Бейт-Эль или из Бейт-Эля. Увиденное не добавило мне ни ума, ни мудрости, ни нюха, ни берегов. В моём мозгу всё это было «где-то там», на «территориях» типа «штахим». Уже совсем скоро эти «территории» придут к нам в дом…

Я приехал к подруге в Столицу в новом выглаженном «костюме», с настоящим «мужским аксессуаром» М-16, который болтался на мне, невысокорослом, мешал и сковывал движения. С настоящими «пульками» в рожках: один на «аксессуаре», другой — в кармане штанов, всё время больно и обидно лупивший по колену. На плече — плохо «выбритый» берет. Пока ещё оливкового цвета «ясельных» войск.

Мы гуляли по городу, были молоды, счастливы, беспечны, как и положено влюблённым, и слепли от яркой радуги цветов улицы Яффо Святого города в дотрамвайную эпоху. Мы направлялись в Старый город. Мы шли в самое сердце нашего естества и мы это чувствовали. Нас, совершенно светских, тянуло туда, как магнитом.

За стены Иерусалима мы вошли через Яффские ворота. Толком что, как и куда идти там внутри мы не знали. Позже нас занесёт в мусульманский квартал, где ненависть уже явственно ощущалась, но страх ненавидивших был пока ещё сильнее и они расступались. Но это уже совсем другая история. А теперь наш путь был к Стене Плача.

На первом же «перекрестке» стоял смешанный пост из из бойцов пограничной полиции и сотрудников полиции гражданской. Офицер гражданской полиции тут же подошёл ко мне. Он сразу всё понял. Понял кто я, что я и то, что я ещё совсем «зеленый» лошонок, опутанный по горло инструкциями сержантов курса молодого бойца.

Ни тебе здрасте, ни тебе до свидания, офицер в лоб спросил: «Почему твой рожок не в оружии?» Я в ответ путано прокрякал, что мол «нельзя, я в заселенном и полном людьми месте, нам так наказали на инструктаже» и так далее. Офицер без обиняков посоветовал мне засунуть инструкции в то на чем я сижу и куда поглубже, и повелел мне немедленно вставить магазин.

Это был мой первый практический урок того, что не все инструкции одинаково полезны и не всё их тупое, неукоснительное соблюдение — здравомыслие, но нередко — «слабоумие и отвага».

В дальнейшем этот урок не раз спасал жизнь и мне, и тем, кто рядом.

 

Паршойн Гелибтер-Гелейгер

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Вам также может быть интересно...

Недельная глава Карантина Ве Амадта (И Стоял Ты)

Читать далее →